26 Май 2020



Новости Центральной Азии

Клинический случай, или «Пятиминутка ненависти» к мигрантам

19.04.2009 09:45 msk, Мария Яновская

Россия Общество

Первого декабря 2008 года в городе Клин Московской области была убита женщина. На нее напали примерно в семь утра, когда она шла на работу. Пытались вырвать сумку, женщина сопротивлялась. Ее избили и порезали. Случайный прохожий вызвал «Скорую», но гражданку спасти не удалось – она умерла в больнице.

4 декабря в местной газете «Согласие и правда» была напечатана заметка об убийстве женщины. В нее был вставлен фрагмент «из письма жителя Клина с сайта газеты»: «В сознании ее (женщину – ред.) доставили в горбольницу, она показала, что на нее напали АЗИАТЫ!» Слово было напечатано журналистом большими буквами, чтобы читатель не пропустил. Интересно, что письмо это стоит в комментах уже после напечатанной статьи.

Потом журналист развил тему: «Спустя некоторое время после происшествия в редакцию стали поступать звонки от жителей города. Первыми с нами связались коллеги погибшей. Они подтвердили информацию о преступлении. Потом последовали звонки от работников служб, расположенных на территории старой больницы. Звонили в основном женщины и спрашивали, как отныне им добираться на работу? Служащие СЭС, гаражного отделения и роддома не на шутку обеспокоены криминогенной обстановкой, сложившейся в последнее время в этом районе. Клинчане вспомнили, как некоторое время назад там же, на территории старой горбольницы, было совершено нападение на молодую девушку, санитарку роддома. Только по счастливой случайности она осталась жива. Но от шока после изощренных издевательств, по словам источника, отошла не скоро. Также в этом районе участились и случаи ограблений. По обе стороны реки Сестры теперь небезопасно пройти не то что в одиночку вечером, но и немноголюдной компанией днем. А ведь набережная Сестры всегда считалась любимым местом у клинчан. Большинство обратившихся в редакцию горожан напрямую связывают преступления в этом районе с происходящим в старом больничном комплексе».

За клинских узбеков вступились супруги Тетерины и московская правозащитница Светлана Ганнушкина
За клинских узбеков вступились супруги Тетерины и московская правозащитница Светлана Ганнушкина

И дальше – снова фрагмент «из письма читателя»: «Здание бывшей поликлиники превратилось в логово преступности, заезжего криминала, электричество в здании отключили, но входные двери закрыть на замки почему-то позабыли, там живут приезжие, наверняка, без разрешения пребывания в РФ, еду готовят на кострах, территория вся загажена». И дальше журналист напоминает читателям, что «здание бывшей горбольницы, вместе с действующим роддомом, было продано Постриганем (мэром города Клин – ред.) за копейки. После продажи в здании больницы было устроено общежитие для мигрантов. Большинство из них сегодня являются работниками ООО, обслуживающих коммунальное хозяйство. Ранее все эти ООО были муниципальными предприятиями, подконтрольными главе района Постриганю. Чтобы обеспечить себя и свои предприятия дешевой рабочей силой, с молчаливого согласия главного чиновника бывшая больница была населена приезжими рабочими. Мы уже писали о том, что иностранные граждане не имеют законного основания для проживания в данных помещениях, как следствие, не имеют регистрации и документов, удостоверяющих личность. Не исключено, что среди приезжих могут находиться и лица, состоящие в розыске. Все это создает определенные предпосылки для совершения противоправных деяний.

Большое скопление иностранных граждан, с большой долей вероятности, незаконно проживающих в нашем городе, должно находиться под самым пристальным наблюдением правоохранительных органов. Но так как приезжие в общежитии не зарегистрированы, милиция, наверное, предпочитает думать, что их там и правда нет. А сколько раз за все время пребывания мигрантов клинская милиция проводила проверку «общежития» на территории старой горбольницы? Почему у роддома не выставлен пост милицейской охраны? Почему в роддом сегодня может зайти каждый желающий? Почему на территории, прилегающей к роддому, совершаются убийства, грабежи и насилие?..»

Конец цитаты.

Мэрская борьба

Объясню суть. В Клину есть мэр. У этого мэра есть противники. Противники встают в оппозицию к действующей городской власти, благо уездную российскую власть всегда есть на чем подловить и в чем обвинить. История с продажей здания бывшей поликлиники за копейки – как раз из серии таких обвинений, кому интересно – может заглянуть на тот же сайт «Согласия и правды», там об этой «сделке века» много интересного. По некоторым данным, одним из учредителей газеты «Согласие и правда» является противник мэра Александра Постриганя, некий Сергей Ильинский. Интернет завален компроматом и на того, и на другого. Опять-таки, кому интересно – может отдельно почитать.

Но просто компроматом сегодня никого с кресла не скинешь. Нужна волна народного гнева. А проще всего такую волну поднять сегодня можно против гастарбайтеров. Механизм пропаганды прост: мигранты проживают в здании бывшей поликлиники, преступность в этом районе выросла (интересно, а в других районах города – нет?), женщина вроде сказала, что на нее напали «азиаты», - значит, власть заботится о мигрантах больше, чем о родных жителях, и позволяет этих жителей убивать. А значит, нужно власть смести – а вместе с чиновниками вымести поганой метлой из города всех мигрантов. Потому что житья от них нет, «понаехали».

И понеслось. Сайт той же газеты стал, по ленинскому канону, «коллективным пропагандистом, агитатором и организатором». Процитирую только некоторые комменты: «Гастеры сейчас озвереют, так как сидят без денег из-за кризиса. Надо вооружаться и гасить таких уродов «не отходя от кассы». Голодные гастеры и нарки – вот реальная угроза, которая сложилась по всей стране» (Петрович). «Депортировать их надо и не допускать такого произвола, милиция (если захочет) может сделать так, что все гастарбайтеры не только ночью, но и белым днем боялись на улицу выйти» (Ольга). «В этом городе сейчас боюсь выходить на улицу, тем более с детьми! Почему выродкам не ответить тем же? Я не призываю межнациональной вражде, нет! Если они понимают только силу, то пусть получат по полной. А ждать, пока родная милиция защитит нас – это на мой взгляд чистой воды утопия» (Мария). «Жители 3-4 пятиэтажек собирают по сто рублей с квартиры или по 50 рублей с человека и вот вам 10-15 тысяч на зарплату дворнику. Я думаю, на такую зарплату при загрузке 3-4 часа в день дворники сразу найдутся. Непьющие, с высшим образованием и знанием английского языка» (Советы постороннего).

Хватит, пожалуй. На этих форумах много можно найти. Смысл понятен.

Началась общегородская народная война с мигрантами. В общежитие, которое располагалось в здании бывшей поликлиники, по нескольку раз в сутки стали наведываться проверяющие. Гастарбайтеров подлавливали на улице и у выхода из магазинов. Били, заставляли выворачивать карманы, отнимали деньги и продукты. По одному за едой в магазины мигранты в Клину уже не ходят. Клинчане группами подходили к общежитию и швыряли в окна камни, били стекла.

Во время какой-то очередной проверки общежития, в которой участвовали и милиционеры, и какие-то важные чиновники, узбеки услышали: «Ничего, скоро вы тут все гореть будете».

Большинство проживающих в общежитии узбеков работало на Клинском водоканале. Рыли канавы, выполняли самую грязную и тяжелую работу. «Водоканал» заботился о том, чтобы у его работников была не просрочена регистрация, и именно руководство «Водоканала» поселило их в этом общежитии. И услышав слова «гореть будете», узбеки пошли к инженеру Александру Тетерину, который работал на «Водоканале»: «Брат… Нас обижяяют…»

Супруги Тетерины ведут активный образ жизни. Катаются на горных лыжах…
Супруги Тетерины ведут активный образ жизни. Катаются на горных лыжах…

Брат Тетерин

Александр Тетерин и его жена Римма закончили Свердловский горный институт в 1984 году и по распределению попали на Навоийский горно-металлургический комбинат. Сначала думали, что проработают три года по распределению и уедут, но задержались… на двадцать три года.

«У нас там подобралась отличная компания: ребята из Свердловского горного, Московского горного, Днепропетровского горного… Мы организовали свой фестиваль авторской песни, объездили с концертами весь Союз, комбинат оплачивал… Мы так весело там жили! Это были лучшие годы нашей жизни. Когда приехали в Клин – а нас «перетащил» директор клинского «Водоканала», он раньше тоже работал в Навои, - то очень быстро здесь освоились. И мигранты, которые работают на «Водоканале» - это наши «узбечата», из Заравшана, из Навои… Мы не то что за них заступаемся, но ведь так тоже нельзя. Что значит – «гореть будете»? Понятно, что еще не решен вопрос переоформления статуса бывшей поликлиники в общежитие – а сейчас вроде городские власти пообещали и вовсе вернуть поликлинику городу… Но это вопросы, которые решаются в кабинетах. А наших «узбечат» жалко. Если тут с ними что-то случится, как мы там, в Навои, будем людям в глаза смотреть?»

Мы сидим с Тетериными в московском кафе. Они специально приехали из Клина, чтобы показать мне распечатки статей из местной газеты. А до этого они приезжали в Москву за советом в «Гражданское содействие», к Светлане Ганнушкиной. Светлана Алексеевна посоветовала, что можно сделать, – и направила их к Лидии Графовой.

«Лидия Ивановна сделала несколько звонков… У нее имя, ее слушают. И вы знаете – все прекратилось. Город успокоился. Графова позвонила прокурору города, кажется. Еще кому-то… В Клин приехали проверки из Москвы. Может, еще кто-то кому-то позвонил. Как это было сделано – неизвестно, но волна сошла. Моментально. Мы были просто поражены», - рассказывает Римма Тетерина.

«Сейчас мы будем организовывать у себя в Клину что-то вроде «первички» Форума переселенческих организаций, - говорит Александр. – Тогда мы станем юридическим лицом, сможем защищать наших мигрантов. А сейчас мы кто? Просто люди…»

Мне не приходит в голову задать этим «просто людям» вопрос, почему им не лень было ехать в Москву искать защиты для чужих людей. Но видимо, многие задают, потому что они все равно начинают на него отвечать: «Только не думайте, что мы их защищаем. Просто нужно разобраться. Говорят, это нападение произошло в семь утра. Но наши «узбечата» так упахиваются за день, им поспать лишние десять минут – и то счастье. Нам самим ничего не надо, у нас и гражданство российское есть, и квартира в Клину. Младший сын учится в Бауманском Государственном техническом университете им. Баумана – ред.) Но мы двадцать три года пользовались гостеприимством в Узбекистане, мы ничего плохого от них не видели. А сейчас они наши гости. Так нельзя…»

…увлекаются авторской песней
…увлекаются авторской песней

И словно пытаясь еще раз мне все объяснить, Тетерины начинают рассказывать, насколько гостеприимны… не только узбеки, но и все люди на Востоке. Например, вспоминают, как в конце девяностых они отправились всей компанией – человек тридцать - в Чимганские горы кататься на лыжах, захватив еду и собаку и даже дрова. Была зима, вечерело, пошел мокрый снег – и водитель автобуса, который вез их, вдруг испугался – и у подножия гор заявил, что дальше не поедет. Решили искать ночлег в гостинице, подошли к женщине, которая шла по обочине. Она покачала головой: «У нас такая плохая гостиница, стыдно туда вас везти… Давайте у меня переночуете». – «Ну что вы, нас много». Женщина подошла к автобусу, заглянула в него, привстав на ступеньку… «Ничего, давайте все ко мне». «Веселей ночи у нас не было, - вспоминает Римма. – Она каждому соорудила что-то вроде постели, накрыла стол, утром – часов в пять – поднялась, чтобы испечь нам лепешек в дорогу. И наотрез отказывалась взять деньги – мы же были ее гости. Но мы все равно оставили ей деньги, подсунув их под телевизор, пока она не видела: у нее четверо детей тогда было, и муж лежал в больнице. И каждый раз, когда мы потом ехали в горы, мы к ней заезжали, привозили подарки».

В этой истории поразительно даже не то, что два нормальных человека не побоялись пойти против общественного мнения и даже поехали в Москву искать правды. Удивляет то, как быстро вспыхнула волна ненависти – и как моментально ее удалось погасить. Значит, могут. И организовать, и остановить.

Узбеки остались работать на клинский «Водоканал», нападки на них прекратились.

Казус Тетерина

Светлана Ганнушкина рассказала, что таких случаев, когда за мигрантов вступаются коренные жители, уже немало. «Года полтора назад к нам обратилась женщина, председатель жилищного кооператива в Москве. Она рассказала, что у них дворниками и консьержами работали киргизы, и семь жителей дома написали в милицию письмо, в котором потребовали этих киргизов убрать, потому что, по всей вероятности, они торгуют наркотиками, так как часто собираются вместе и о чем-то разговаривают. Не иначе как обсуждают свой наркобизнес… «Гражданское содействие» дал адвоката, который заявил, что будет возбуждать дело по клевете, как на заведомо необоснованный донос, - а председатель кооператива пообещала найти сто семь человек, которые подпишут письмо «за» киргизов в противовес тем семи, что оказались «против». И милиция встала на нашу сторону, конфликт удалось прекратить… Нет-нет, люди начинают что-то понимать», - говорит Ганнушкина.

Светлана Ганнушкина и Тетерины
Светлана Ганнушкина (слева), Римма и Александр Тетерины

И последнее. Как удалось узнать Лидии Ивановне Графовой, на ту несчастную женщину в Клину напали НЕ АЗИАТЫ. Выделим-ка и мы эти слова строчными буквами. А кто напал – пока не разглашается. В интересах следствия.

Мария Яновская