22 Октябрь 2019



Новости Центральной Азии

«Чья земля? Моя земля!»: Узбекские пограничники затрудняют доступ таджикских сельчан к их садам и полям

23.06.2009 13:56 msk, Тилав Расул-заде

Таджикистан

Траншея и бордюр на узбекско-таджикской границе (по версии узбекских пограничников). За ними – дорога, ведущая к земельным участкам граждан Таджикистана. Фото © автора

На границе Узбекистана и Таджикистана, в Канибадамском районе Согдийской области, есть спорное село Равот. Здесь проживают более пяти тысяч человек, абсолютное большинство которых составляют этнические узбеки. В последнее время здесь часто возникают конфликтные ситуации между жителями таджикских приграничных населенных пунктов, имеющими земельные участки на спорной территории, и узбекскими пограничниками. Первые хотят свободно проходить на свои участки, вторые препятствуют их желанию.

В настоящее время соответствующие комиссии двух стран проводят работы по демаркации и делимитации границы, появились, наконец, и обнадеживающие граждан Таджикистана результаты. Если еще десять дней назад узбекские пограничники вообще не пропускали таджикских граждан на их «равотские» земельные участки, то сегодня сельчане могут туда пройти - при условии их регистрации сначала на таджикском погранпосту «Равот», а затем на узбекском. При этом они обязательно должны заполнять таможенные декларации, указав в них цель визита. Такую же процедуру приходится проделывать им и во время возвращения домой. Если же по каким-то причинам кто-то решит остаться на ночлег на своем земельном участке, он должен внести свою фамилию в список желающих заночевать, который будет предоставлен узбекским пограничникам. А раньше оставаться здесь на ночлег таджикистанцам вовсе не разрешали.

Чтобы добиться хотя бы таких послаблений, в начале июня сельчане в течение недели устраивали вдоль границы акции протеста - против закрытия узбекской стороной дороги, ведущей к их участкам. Председатель джамоата (сельской управы) Пулотон Канибадамского района Ханифа Юсупова рассказала корреспонденту «Ферганы.Ру» по дороге в село Равот о том, каких усилий стоило ей и представителям хукуматов (органов исполнительной власти) города Канибадам и Согдийской области утихомирить возмущенных людей.

- Мы не ожидали такого поворота событий в разгар сбора урожая, - говорит Ханифа Юсупова.- Народ был очень возмущен. Мы боялись провокаций с той или иной стороны. Но от узбекских властей никто не явился на переговоры и обсуждение назревших вопросов...

Когда мы с Юсуповой приблизились к пограничному посту Равот, вышли из машины и дальше пошли пешком. Вскоре мы встретили военнослужащих пограничных войск Комитета национальной безопасности (КНБ) Таджикистана. Один из них спросил у нас, куда мы направляемся. Моя спутница сообщила о намерении ознакомиться с новым погранпостом, установленным недавно узбекскими пограничниками. Однако солдат заявил, что не имеет права пропустить нас без дозволения командира.

После того как Ханифа Юсупова объяснила цель нашего визита командиру погранзаставы Бахриддину Тешабоеву, нам разрешили дойти до самой границы с Узбекистаном. Мы прошли приблизительно пятьдесят метров, перешли мостик и остановились у выкопанной траншеи.

- Стоп, журналист! - скомандовала мне Ханифа Юсупова. - Дальше нельзя. В эту зону не можете вступить не только вы, но и я - представитель местной власти. Узбекские пограничники издали наблюдают за нами в свои бинокли, и если поймут, что мы хотим пройти дальше, они сразу сюда прибегут или прискачут - на конях. Все вооружены. Не дай Бог...

За той трубой ходят узбекские пограничники
За той трубой ходят узбекские пограничники

В это время к нам подошел председатель Ассоциации дехканских хозяйств «Дусти» из села Равот Маъруфджон Мамадов.

- Мне сейчас 58 лет, - стал рассказывать Мамадов. - Помню, мне было восемь лет, когда здесь при Министерстве сельского хозяйства Таджикистана создали садвинсовхоз «Равот». Все 58 гектаров земли представляли собой плантации виноградника. Урожай собирали тоннами и почти весь сбор отправляли в Россию. Наш виноград был высококачественным. А раньше, до создания совхоза, здесь был колхоз, где выращивали пшеницу, лук, картошку, джиду (употребляемое в Средней Азии название видов растений из рода лох. - Прим. ред.)

Речка несет свои воды через границу беспрепятственно
Речка несет свои воды через границу беспрепятственно

- По словам моих отца и деда, люди стали осваивать эти каменистые земли примерно сто лет тому назад, со временем превратив данное место в настоящий райский уголок, - продолжает Маъруфджон Мамадов. – Никогда прежде люди не знали здесь никаких границ, они свободно перемещались – пешком, на арбе или машине, - туда и обратно. Но примерно десять лет тому назад здесь появились узбекские пограничники и стали копать траншею. Они заявили нам, что эта дорога, ведущая к нашим земельным участкам, принадлежит, якобы, Узбекистану, и пригрозили вообще закрыть ее для нас. Но спустя некоторое время наши люди снова стали свободно ходить на свои земельные участки в Равоте. Однако вскоре пограничники привезли столбики и колючую проволоку, чтобы оградить эту территорию. Мы позвали нашего землемера, который стал убеждать узбекскую сторону в том, что эта земля находится на территории Таджикистана, следовательно, все споры по данному поводу бесполезны. И узбекские пограничники убрали свои столбики, проволоку и стройматериалы.

Однако в ноябре прошлого года здесь вновь объявились узбекские пограничники, они опять стали рыть траншею и велели таджикистанцам переходить на их земельные участки только через КПП «Равот».

Так как был конец сезона уборки урожая, никто на это нововведение не обратил особого внимания, сельчане подумали, что это – временные капризы. Но когда в начале мая люди захотели пройти к своим земельным участкам, им не разрешили это сделать. Режим перехода границы был ужесточен, на территории наших участков в Равоте появились узбекские военнослужащие с боевым оружием наперевес.

За речкой – территория Республики Узбекистан
За речкой – территория Республики Узбекистан

- Отсюда до наших участков земли приблизительно двести метров,- махнул рукой Маъруфджон Мамадов. - Однако по требованию узбекских пограничников мы вынуждены идти до них в обход, проходя более тридцати километров. Причем туда пускают только тех граждан Таджикистана, которые имеют там земельные участки.

По словам Х.Юсуповой, земельные участки в Равоте имеют 60 семей. Если сельчане пожелают прибыть туда на тракторе или легковой машине, узбекская сторона потребует от них выплатить госпошлину в размере 112 долларов США.

Маъруфджон Мамадов и Ханифа Юсупова
Маъруфджон Мамадов и Ханифа Юсупова обсуждают приграничные проблемы

Во время нашей беседы в приграничье по «спорной» дороге проехала автомашина с узбекским номером.

- Это наша дорога, однако в последнее время по неизвестной причине здесь свободно ездят машины граждан соседней республики, - сетует Маъруфджон Мамадов. – Эта дорога выгодна им тем, что намного сокращает расстояние между двумя узбекскими селами.

Покинув приграничную территорию, мы встретили одну из местных жительниц, которая представилась нам как член акционерного общества «Дусти» Фарида Махкамова. Она рассказала, что восемнадцать лет тому назад взяла на обработку участок земли в Равоте. Виноградники заменила абрикосовыми деревьями, которые сегодня радуют ее хорошим урожаем. Земля здесь плодородная, нет проблем с водой - река Исфаринка почти всегда многоводна.

- Каждый раз, когда возвращаюсь домой, узбекские пограничники с иронией смотрят на меня, уставшую от работы, и говорят: «Зачем вам такая проблемная земля? Лучше избавьтесь от нее». Я их намек хорошо понимаю и отвечаю, что никогда не оставлю свою землю, - говорит Фарида Махкамова. - Мы добьемся того, чтобы и земля осталась нашей, и дорога к ней была открыта. Сегодня чтобы попасть на свой участок, я трачу почти три с половиной часа, столько же времени иду домой. Мы устали от этих мучений.

Детям границу переходить разрешается. Даже с велосипедами
Детям границу переходить разрешается. Даже с велосипедами

- Необходимо подчеркнуть, что жители узбекских приграничных сел никогда не претендовали на эту землю и не заявляли, что это земля принадлежит им. Претензии предъявляют нам только пограничники, - сообщил Маъруфджон Мамадов. – Последние месяцы особенно вымотали наших людей, многие уже не могут ежедневно тратить на дорогу к своим участкам по шесть-семь часов, некоторые даже не смогли в этом году ничего посеять на своих сотках. Присутствие вооруженных солдат на территории наших земель негативно сказывается на психике людей. Узбекские пограничники свободно ходят по нашим садам, где захотят – там и прилягут отдохнуть. Причем разгуливают там не только сами, но и со своими конями…

По мнению Мамадова, чтобы разрешить ситуацию, таджикские пограничники должны установить свой пост в том месте, где сейчас стоят их узбекские коллеги. И все. Если узбекскую сторону волнует то, что узбекские граждане хотят ездить по этой дороге, то пусть они вспомнят, что «у них есть другая асфальтированная трасса, ведущая в город Коканд Ферганской области, по ней пускай и ездят».

- Если бы власти соседней республики точно знали, что эта территория принадлежит им, тогда они не оставили бы ее открытой, - добавляет Ханифа Юсупова. - Давно оградили бы сеткой и колючей проволокой.

Первый заместитель председателя Канибадамского района Рустамджон Кадиров оптимистично смотрит в будущее и верит, что скоро все спорные пограничные вопросы будут улажены.

- В настоящее время работает межправительственная узбекско-таджикская комиссия по делимитации и демаркации границ, и она уполномочена досконально изучить все вопросы, связанные с госграницей. Я уверен, что все территориальные споры будут разрешены, - говорит Рустамджон Кадиров.

- Если говорить о ситуации на Равотском участке государственной границы, то она - под нашим контролем, - заверил меня Р.Кадиров. - Мы направили письмо с просьбой помочь разрешить равотскую проблему председателю Согдийской области, Министерству иностранных дел Таджикистана, послу нашей республики в Узбекистане. Надеемся, что наш вопрос скоро будет рассмотрен и решен положительно.

По мнению независимого эксперта по приграничных проблемам Улугбека Умарова, до тех пор, пока данный участок земли является спорным и межправкомиссией по делимитации и демаркации госграниц точно не определена его принадлежность, а также не поставлены знаки, условно обозначающие границу, пребывание здесь узбекских пограничников и усложнение ими процесса перехода гражданами Таджикистана на их земельные участки незаконно. Согласно нормам международного законодательства, они обязаны выплатить нанесенный таджикским сельчанам моральный и материальный ущерб.

У.Умаров отметил, что действия узбекских пограничников противоречат статье 13 Всеобщей декларации о правах человека, в которой говорится, что «каждый человек имеет право свободно передвигаться и выбирать себе местожительство в пределах каждого государства; каждый человек имеет право покидать любую страну, включая собственную, и возвращаться в свою страну».

В статье 12 Международного пакта о гражданских и политических правах говорится: «Каждому, кто законно находится на территории какого либо государства, принадлежит, в пределах этой территории, право на свободное передвижение и свобода выбора местожительства».

Кроме того, некоторые действия узбекской стороны имеют гораздо более серьезные последствия для местных жителей, нежели проблемы перехода: по словам Ханифы Юсуповой, за последние годы в северной части села Равота от взрыва противопехотных мин, установленных военнослужащими соседней республики, погибли пять граждан Таджикистана.

Независимые эксперты утверждают, что решение таких мелких территориальных споров, как с селом Равот, не требует особых сил и хлопот, нужны лишь воля и желание высокопоставленных чиновников двух республик установить добрососедские отношения. Простой народ продолжает жить так, как здесь жили веками: несмотря на все чинящиеся чиновниками препоны и преграды, люди создают семьи с представителями соседних республик, укрепляют узы дружбы. Ибо они четко осознают: соседей не выбирают, они даются Богом.

Тилав Расул-заде, Худжанд-Канибадам-Равот