29 Май 2020



Новости Центральной Азии

Политологи считают, что Россия должна усилить свое присутствие в Центральной Азии

14.02.2010 17:56 msk, Алексей Старостин (Екатеринбург)

Россия Анализ

На фото: Александр Дугин и Михаил Федоров

С 10 по 13 февраля 2010 в Екатеринбурге ведущие политологи постсоветского пространства рассуждали о глобальных проблемах экономической и политической безопасности в Центральноазиатском регионе. Поводом для дискуссии стала прошедшая в Уральском государственном экономическом университете (УрГЭУ) конференция «Россия и Центральная Азия: партнерство в XXI веке», которая вскрыла основные проблемы, волнующее экспертное сообщество в России и государствах Центральной Азии.

По мнению профессора МГУ им. М.В.Ломоносова, директора Центра консервативных исследований, лидера Евразийского движения Александра Дугина, озвученном им во время встречи с журналистами в пресс-центре ИТАР-ТАСС Урал, важнейшими вызовами для России и Центральной Азии (далее - ЦА) являются попытки США реорганизовать пространство Евразии на однополярной основе, экономические диспропорции и огромный разрыв между уровнем жизни в странах ЦА и России, исламский фундаментализм и распространение наркотиков. «Такие форумы, как сегодняшний, могут стать шагом к построению рациональной политики на Центрально-Азиатском пространстве», - отметил Дугин.

Можно сказать, что именно этой задаче и были посвящены все дискуссии, прошедшие в рамках конференции. Отвечая на вопрос корреспондента «Ферганы.Ру» о том, как, по его мнению, должна строиться политика России в ЦА при острых противоречиях между странами региона, Александр Дугин с сожалением отметил, что таковая на данный момент отсутствует. «Это огромная проблема, - поясняет философ. - Я был очень рад, когда Узбекистан вступил в ЕврАзЭС и ОДКБ, и был очень расстроен, когда Узбекистан вышел из этих интеграционных структур. Россия допустила колоссальную ошибку, не удержав Узбекистан, не попытавшись сгладить узбекско-казахские противоречия. В этой ситуации Россия пошла по пути наименьшего сопротивления, дав Казахстану, нашему приоритетному партнеру и основоположнику интеграционных процессов, «зеленый свет», что привело к сложным последствиям. На сегодняшний день должна быть выстроена четкая политика России в отношении ЦА, при этом не только политика по отношению ко всему региону, а политика в отношении каждой из стран региона, с учетом симметрии этих стран, законодательной, демографической, политической, ресурсной и идеологической специфики каждой из них. Данный вопрос у нас разработан чрезвычайно плохо. Я считаю, что России необходимо предложить определенный интеграционный план для ЦА, правила игры, которые бы уравновесили объективно существующие трения. Россия не должна позволять, чтобы эти трения перерастали в конфликты и острые противоречия. Россия, сочетая в себе и восточные, и западные традиции, могла бы выступить модератором между странами ЦА. Наша страна в этом направлении не дорабатывает, не проявляет политической воли, а образовавшийся концептуальный вакуум необходимо заполнять».

А на самой конференции звучали самые разные рецепты заполнения этого вакуума. Например, на экономической секции участники форума обсуждали перспективы уже существующих интеграционных структур, в том числе, того же ЕврАзЭС, предлагали экономические проекты, способные оживить деятельность данной организации. В частности, создание в государствах ЦА технопарков, единые подходы в области сельского хозяйства, включая производство экологически чистой сельхозпродукции без ГМО, реализацию согласованной инновационной политики в регионе, формирование общей миграционной политики, перспективы транспортного коридора Север-Юг и пути реализации транспортных проектов. Обсуждение этих вопросов обнажило существующие противоречия между странами региона, особенно по вопросам энергетической безопасности и проблемам использования водных ресурсов, но в то же время показало понимание государствами региона необходимости совместных действий в решении этих проблем. Как сказал один из участников дискуссии из Таджикистана, закрыться в своей стране и не интересоваться, что происходит в других уголках ЦА невозможно, мы все связаны – в прошлом общей советской экономикой, а в настоящем – одинаковыми проблемами, возникшими после развала СССР и его экономики.

Другой аспект, способный усилить интеграционные процессы в ЦА, обсуждали на гуманитарной секции. В частности, участники дискуссии обратили внимание на необходимость оживления культурных и интеллектуальных обменов между Россией и странами региона, создания общего культурного пространства как пути к пониманию друг друга. Особо говорили о важности информационных обменов и их значении при выработке экономических и геополитических концепций развития региона, а также о роли молодежи государств ЦА в процессах модернизации и интеграции. Важность развития гуманитарных контактов и привлечения молодежи к происходящим процессам отметил, выступая перед журналистами, ректор УрГЭУ, доктор экономических наук Михаил Федоров: «На базе нашего университета в прошлом году прошло интересное мероприятие «ШОС-2039», в котором участвовали молодые люди из стран Шанхайской организации сотрудничества и моделировали процессы, которые произойдут на Евразийском пространстве спустя тридцать лет. Это мероприятие показало насколько остро и тонко молодежь чувствует те процессы, которые происходят в мировой экономике. Например, участниками была предложена модель единой валюты «Руань». Через некоторое время в «Российской газете» появляется большая аналитическая статья на эту тему под названием «Рубль-Юань». Я тогда подумал, что наша молодежь этот путь уже прошла. Сейчас мы активно готовимся к I Евразийскому экономическому форуму молодежи, который пройдет 21-22 мая 2010 г. в Екатеринбурге, а затем 1-2 июля в Астане. В Казахстане понимают, что за молодежью будущее. Несколько дней назад я был в Астане и встречался с министром экономики и начальником социально-экономического управления Администрации Президента Республики, у них на завтра было назначено выступление перед правительством, а они провели целый вечер с ректором не первого в России вуза, потому что заинтересованы в развитии научных, экономических и образовательных контактов, интеграции нашей молодежи. В частности, они сетовали, что казахстанская молодежь обучается в вузах США и Европы, часто остается там жить, не возвращается в Казахстан. Между тем российские вузы – не хуже, но отчего-то не выходят на центральноазиатский образовательный рынок, не рекламируют свои услуги, не предлагает для наших студентов льготы, хотя мы бы с удовольствием направляли их на учебу в Россию».

Кстати, о Казахстане как о приоритетном партнере России в Центральной Азии на конференции говорили много и охотно. Александр Дугин, выступая на секции по проблемам безопасности в ЦА, с исповедуемых им позиций Евразийства с негодованием вспоминал, как Ельцин в 1996 г. холодно отнесся к проекту Нурсултана Назарбаева о создании на развалинах СССР Евразийского Союза по примеру ЕС, и с одобрением отзывался о том, что Владимир Путин в первые месяцы своего президентства наряду с руководством Казахстана принял активное участие в создании интеграционных Евразийских структур. По мнению Дугина, Россия Казахстан наиболее близок России по менталитету и внешнеполитическим принципам, тесный экономический союз с этой страной, особенно в энергетической сфере, многократно усилит позицию России как поставщика энергоресурсов для Европы.

В этой связи заместитель директора музея первого Президента Республики Казахстан Куляйша Актаева из Астаны вспомнила письмо Н.Назарбаева к председателю Госдумы РФ первого созыва И.Рыбкину, написанное им в марте 1994 г., в котором Назарбаев пошагово описывал этапы строительства Евразийского Союза. В том числе в этом документе отмечалось, что 2010 г. будет годом формирования таможенного союза, а 2006 г. - годом формирования тех промежуточных структур, которые должны к этому привести. Слова его оказались пророческими, хотя сегодня Казахстан с опасением ждет июня месяца, т.к. по прогнозам экспертов изменения, связанные с таможенным союзом, негативно скажутся на экономике страны. Но, в любом случае, если вспомнить историю, то экономическое чудо в Германии второй половины XIX века начиналось также с таможенного союза разрозненных немецких княжеств, в результате соединившихся в мощную империю.

Директор Центра геополитических исследований Российско-Таджикского (Славянского) университета, профессор Гузель Майдинова из Душанбе также поддержала идею о необходимости интеграции центральноазиатского пространства. «И Киргизия, и Таджикистан выступают за присоединение к таможенному союзу, - отметила Гузель Майдинова. – Но строить единую структуру без участия всех невозможно. Узбекистан оттолкнули от таможенного союза тем, что его не пригласили к разработке правил и регламента этой организации, это было оскорбительно для государства, которое претендует на лидирующую роль в регионе. Но без Узбекистана центральноазиатское пространство никогда не будет целостным, там будет дыра, которую надо как-то закрывать».

Все участники секции, на которой обсуждалась проблема безопасности в Центральноазиатском регионе, сошлись во мнении, что интеграционным процессам мешает присутствие войск НАТО в Афганистане и непрекращающаяся война в этой стране. Хотя причины и последствия американского присутствия в Афганистане политологи характеризовали по-разному.

К примеру, писатель-публицист из Санкт-Петербурга Николай Стариков считает, что в этом просматривается элементарная математическая логика. США, будучи единственной сверхдержавой, полезли в Афганистан для того, чтобы обуздать свою инфляцию, вкладывая в войну огромное количество ничем не обеспеченных долларов, а также для того, чтобы из Афганистана контролировать все процессы, происходящие в ЦА. «Почему, - спрашивает писатель, - после американского вторжения производство наркотиков в Афганистане выросло в десятки раз? Да потому что Америке выгодно, чтобы демографический потенциал России, бывших союзных республик и даже Европы уменьшался из-за потребления афганского героина». Кроме того, по мнению писателя, из Афганистана удобно давить на мировые узлы противоречий, например, Пакистан и Индию, разжигать межэтнические конфликты в той же ЦА.

С такой прямолинейной позицией не согласился главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Российского института стратегических исследований Аждар Куртов, который считает, что все намного сложнее. Афганистан всегда производил наркотики, даже при талибах, а использование этой страны в качестве транспортного узла экономически невыгодно, это показал опыт Казахстана, который пытался через афганскую территорию транспортом доставлять грузы в южные порты. Одной из причин присутствия войск НАТО в Афганистане он считает политическое мессианство США, желание преобразовать мир в соответствие со своей системой ценностей, которую они считают универсальной, хотя в то же время эксперт не отрицает и мотив вмешательства в дела различных государств, окружающих Афганистан, который есть у Соединенных Штатов. «Грех было этим не воспользоваться», - заключил Аждар Куртов.

Председатель общества таджикской культуры «Сомон» Фарух Мирзоев, выступавший модератором дискуссии, рассказал о том, как сейчас развивается ситуация в Афганистане, опираясь на впечатления, полученные от поездки в конце 2009 г. в эту страну: «Сегодня ситуация в Афганистане – это контролируемый хаос. Днем люди представляются представителями северного альянса, а ночью становятся талибами, либо вообще третьей стороной, действуя сообразно сиюминутной выгоде. Хамида Карзая я не берусь назвать даже мэром Кабула, потому что он не контролирует ситуацию. Всем заправляют кланы. Из много миллиардного военного бюджета США, существенная часть идет на взятки полевым командирам и лидерам кланов за лояльность и сдерживание боевиков».

Коротко охарактеризовав наиболее влиятельных политических деятелей и их этническое происхождение, Ф.Мирзоев отметил огромное значение этнического фактора в современной ситуации в Афганистане и использование странами этнического большинства, например Узбекистаном и Пакистаном данного фактора в своих интересах.

Подводя итог дискуссии, Александр Дугин подчеркнул важность последнего наблюдения и сказал, что многие, в том числе и талибы, пытались построить в Афганистане моноэтническое государство, где в качестве нации-строителя должны были выступать пуштуны, но это никогда не получалось. Именно поэтому будущее Афганистана возможно только в качестве конфедерации всех населяющих его этносов. По мнению философа, присутствие войск НАТО создает угрозу нестабильности в данном регионе и препятствует интеграционным процессам. Именно поэтому Россия должна настаивать на скорейшем завершении военной операции в Афганистане и вести с каждой страной, имеющей влияние на афганские этносы, переговоры по скорейшему урегулированию конфликта. Это также позитивно скажется на имидже России в данном регионе.

Говоря об угрозе распространения исламского фундаментализма из Афганистана на север, в республики ЦА и далее в Поволжье, большинство участников дискуссии признали эту угрозу несущественной, отметив, что экстремистов среди мусульман - меньшинство и большая часть этнически мусульманского населения ЦА настроены секулярно. Куда страшнее угроза центрально-азиатского наркотрафика, с которой надо бороться жестко и сообща, даже вводя по примеру Китая смертную казнь для распространителей смертоносного зелья.

По итогам конференции 12 февраля был принят Уральский меморандум Евразийского единения. Лейтмотив документа – усиление интеграционных процессов между Россией и странами ЦА, укрепление экономических, военно-стратегических и культурных контактов, совместное решение общих проблем. По крайней мере, таково общее видение совместного будущего России и стран региона, сформулированное экспертным сообществом данных государств на конференции в Екатеринбурге. Прислушается ли к этому мнению политическая элита России и центральноазиатских республик, покажет только время.

Алексей Старостин, фото автора