26 Май 2020



Новости Центральной Азии

Ученые из США активно интересуются миграционными процессами в России и религиозной ситуацией в среде мигрантов

02.09.2010 12:09 msk, Алексей Старостин (Екатеринбург)

Миграция  Россия

Фото © Алексея Старостина

Научно-исследовательские учреждения США, в частности, Институт Кеннана (Kennan Institute) и Центр стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies, CSIS) проводят ряд исследований по изучению различных аспектов трудовой миграции в России. С целью сбора предварительной информации о миграционных потоках, статистических сведений и мнений российских экспертов научные делегации данных учреждений посетили ряд крупных российских городов, включая Екатеринбург. Корреспондент «Ферганы.Ру» встретился с ними и узнал, какие аспекты миграции интересуют американских исследователей.

Минувшее лето оказалось богатым на визиты иностранных ученых. Первыми Екатеринбург посетили директор Института Кеннана, один из известнейших славистов США, специалист по урбанистике, автор нескольких книг о России и Украине Блэр Рубл и профессор социологии Техасского университета (Остин) Синтия Буклей.

В резиденции уполномоченного по правам человека в Свердловской области Татьяны Мерзляковой американские гости провели встречу с учеными, оказывающими помощь мигрантам представителями общественных организаций и лидерами национальных диаспор. Целью встречи было получить информацию об основных миграционных потоках в регион, уровне толерантности местного населения к мигрантам и проблемах, связанных с социокультурной адаптацией трудовых мигрантов на Урале.

Как рассказала в своем выступлении Синтия Буклей, этой осенью американские ученые запускают масштабный проект по изучению трудовой миграции в Евразии.

Синтия Букле
Синтия Букле

«Мы хотели бы детально изучить миграционные процессы в Евразии, - пояснила техасский профессор, - ведь миграция – это нормальный и естественный процесс в условиях глобализации. В первой части исследования мы намерены собрать статистическую и научную информацию о том, кто мигрирует, выяснить уровень образования, возраст, половозрастную структуру мигрантов, определить сферу их занятости и отношение к ним принимающего общества. Вторая часть исследования будет посвящена процессу социальной адаптации мигрантов, тому, как диаспоры помогают землякам освоиться на новом месте, какие инструменты используют для этого сами приезжие, как они получают место работы и место жительства, как к их детям относятся в школах. И третья часть нашего исследования будет посвящена анализу ситуации в странах исхода мигрантов – как живут их семьи, как миграция соотносится с местными рынками труда и общественно-политической ситуацией».

В качестве объектов исследования выбраны пять стран исхода: Таджикистан, Грузия, Украина, Азербайджан и Вьетнам, а в качестве территорий, куда приезжают мигранты из этих стран, рассматриваются Владимирская и Свердловская области, Алтайский и Краснодарский края.

Как пояснил Блэр Рубл, сегодня и Соединенные Штаты, и Европа, и Россия, и многие страны Азии остро сталкиваются с проблемами миграции, это стало повсеместным явлением.

Блэр Рубл
Блэр Рубл

«Еще работая в Киеве, я столкнулся с проблемами миграции и понял, что от этого есть как много пользы, так и много проблем. Миграция – это очень больной вопрос повсюду, наша страна – это страна мигрантов, но все-таки в этой области у нас наблюдаются очень серьезные проблемы. Непонятно, как будет меняться наше миграционное законодательство. А миграционные процессы, которые происходят сейчас в мире, изучены крайне слабо. Вся мировая наука о миграции основана на опыте США, но чтобы адекватно отразить современные процессы, этой теории недостаточно, теоретическая база должна обновляться, нужен новый импульс, которым, как мы надеемся, и станет данное масштабное исследование. Главное, чтобы в обществах, сталкивающихся с проблемами миграции, сохранялся высокий уровень толерантности и понимания к приезжим, чтобы коренное население понимало, что разумная и регулируемая миграция - это благо», - считает директор Института Кеннана. В качестве примера страны, успешно справляющейся с приемом и адаптацией мигрантов, ученый назвал Канаду.

Пояснив свою позицию, американские ученые обсудили с российскими коллегами основные проблемы, с которыми сталкиваются мигранты на Среднем Урале, способы их социальной адаптации, отношение к ним властей и общества.

«Из того, что мы читали в Интернете и услышали от вас, понятно, что в Свердловской области уникальная ситуация: хоть к вам идут не очень большие миграционные потоки, но зато - из всех стран, в регионе накоплен богатый опыт изучения миграционной проблематики, отработаны механизмы приема мигрантов и их адаптации. Все это мы обязательно учтем в нашем исследовании», - сказала Синтия Буклей.

Вскоре после этого Екатеринбург посетили сотрудники Центра стратегических и международных исследований США, которые также провели встречи с экспертами в области миграционной проблематики. Известных специалистов по вопросам терроризма и международной безопасности - заместителя директора CSIS, старшего научного сотрудника программы транснациональных угроз Томаса Сандерсона и научного сотрудника, координатора программы транснациональных угроз Дэвида Гордона - интересовала религиозность приезжающих в Россию из Центральной Азии трудовых мигрантов. В последние годы они изучают влияние исламского фактора на внутреннюю и внешнюю политику правительств Центральной Азии, проводят там полевые исследования. Посещение ими ряда российских городов, в том числе Москвы и Екатеринбурга, было связано с изучением религиозности мигрантских сообществ. Их интересовало, какой процент гастарбайтеров посещает российские мечети, усиливается или уменьшается их религиозность вдали от родины, действуют ли в России бежавшие из Центральной Азии исламские радикалы, члены экстремистских организаций «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», Исламского движения Узбекистана (ИДУ) и других. То есть - как миграция в Россию влияет на религиозность трудовых мигрантов и с какими настроениями они возвращаются на родину.

Томас Сандерсон и Дэвид Гордон
Томас Сандерсон и Дэвид Гордон

В интервью корреспонденту «Ферганы.Ру» ученые пояснили задачи своего исследования и оценили роль ислама как политической силы в Центральной Азии.

Фергана.Ру: - Каковы цели вашего исследования?

Дэвид Гордон: - Это комплексное исследование, посвященное возрождению ислама в Центральной Азии, реакции на это правительств и последствий этих реакций для геополитической ситуации в регионе.

Фергана.Ру: - Какое влияние имеет ислам на жителей Узбекистана и Таджикистана, тех стран, где вы проводили исследования?

Томас Сандерсон: - В зависимости от страны и даже каждого региона ситуация различна и постоянно меняется. Наиболее крепки исламские традиции в сельской местности, потому что у людей была возможность сохранить и передать свои традиции, в городской среде позиции религии менее сильны. Сейчас мы находимся в начальной стадии нашего исследования: провели литературный обзор, побывали в командировках, составили некоторое представление об этом.

Фергана.Ру: - Можно ли утверждать, что ислам является политическим фактором в Центральной Азии?

Дэвид Гордон: - Несомненно, является. Правительства этих стран осознают наличие экстремистских группировок, поэтому стараются держать ислам под достаточно жестким контролем. Правительства опасаются политизации ислама и делают все для того, чтобы подавить этот процесс, поэтому у оппозиционных группировок и партий, чьей идеологией является ислам, нет доступа к власти.

Фергана.Ру: - Как вы считаете, какая из исламистских группировок наиболее опасна для региона?

Томас Сандерсон: - В Узбекистане мы задавали тот же вопрос нашим респондентам и нам называли «Хизб ут-Тахрир», ИДУ. Честно говоря, они не проводят между ними никакой разницы, обе группировки воспринимаются как угроза. Но их присутствие в регионе не одинаково. ИДУ активно действует в Пакистане, менее открыто в Таджикистане и Кыргызстане.

Исследование Томаса Сандерсона и Дэвида Гордона
Исследование Томаса Сандерсона и Дэвида Гордона

Фергана.Ру: - Как вы считаете, в условиях слабости властей на юге Киргизии может ли этот регион стать базой для деятельности экстремистов?

Томас Сандерсон: - В той степени, в которой они там присутствовали ранее, нацеливаясь на Узбекистан из-за его географической близости. Я думаю, что Кыргызстан сегодня - наилучшее место для развития таких группировок, они там присутствовали всегда, начиная с времен гражданской войны в Таджикистане и последующих конфликтов. В первую очередь, межэтнические столкновения на юге Кыргызстана снизили легитимность правительства, а мы знаем, что такие организации, как «Хизб ут-Тахрир», играют на том, что правительство не может выполнить своих обязательств, а они, радикальные группировки, могут, по крайней мере, заявляют об этом. Соответственно, поскольку у правительства возникли проблемы, у этих группировок появляется большой простор для деятельности.

Фергана.Ру: - Располагаете ли вы данными о связях радикальных группировок с наркотрафиком?

Дэвид Гордон: - Мое личное мнение, не подкрепленное пока конкретными данными: ИДУ связано с производством и поставками наркотиков.

Фергана.Ру: - Можете ли вы оценить потенциал ислама в Центральной Азии? Способна ли религия поднять народные массы на борьбу с правительствами?

Томас Сандерсон: - Мое личное мнение - нет, не может, ислам, даже радикальный, такой мощью пока не обладает. Скорее, большей опасностью является чрезмерная реакция правительств на угрозу исламского экстремизма, потому что репрессиями против исламистов они подливают масла в огонь, и тем самым только увеличивают угрозу, с которой пытаются бороться.

Фергана.Ру: - Тем не менее, вы рассматриваете ислам как достаточно мощную силу, не зря же вы приехали изучать религиозность мигрантов?

Дэвид Гордон: - Да, это один из основных интересующих нас вопросов. Смысл нашего приезда в том, чтобы посмотреть, как и в каких формах исповедуется религия среди мигрантов в России, и задать соответствующие вопросы.

Заинтересованность американских научных центров в изучении миграционной ситуации в России и в особенности таких необычных аспектов, как религиозность мигрантов, на которые мало внимания обращают российские исследователи, наталкивает на мысль, что США рассматривают трудовую миграцию как реальный стратегический вызов, с которым наша страна столкнулась впервые и внятных ответов на который пока не сформулировала. Желание сверхдержавы быть в курсе этих вопросов вполне понятно и закономерно. Удивляет только то, что этими проблемами активно интересуются зарубежные коллеги, а российские исследователи уделяют изучению всех аспектов существования мигрантских сообществ явно недостаточно внимания.

Алексей Старостин