9 Апрель 2020



Новости Центральной Азии

Узбекистан: В Ташкенте загрязняется одна из крупнейших водных артерий города

06.09.2010 10:55 msk, Фергана.Ру

Узбекистан

Фото © «Фергана.Ру»

Ташкентские реки, каналы и арыки еще в недавнем прошлом славились своей кристально чистой питьевой водой – старожилы вспоминают, как в чайханах ею заливали самовары, в махаллях использовали для приготовления пищи, а играющая на улицах разгоряченная детвора, утоляла жажду, черпая тюбетейками воду прямо из арыков. С появлением очистных сооружений и расширением водопроводной сети мелкие каналы и арыки постепенно утеряли свое былое значение. Часть из них засыпали, другие пустили по трубам под землей и закатали асфальтом, прочие постепенно превращались в зловонные сточные канавы, каковой, например, сегодня является когда-то полноводный, а ныне почти на всем протяжении заросший камышом и тиной, заиленный, несмотря на периодическую чистку, канал Салар.

Но сохранились в Ташкенте и крупные водные артерии, одной из которых является полноводный канал Анхор, питаемый горными водами. В среднем течении Анхора за стадионом Пахтакор от него ответвляется Бурджар (Волчий овраг, от узбекского бури – волк, жар – овраг) который получил свое название из-за крутых берегов и обитающих здесь в старину волков. За Бешагачским мостом его поток разделяется надвое: основной канал, от места разделения называемый Актепе, продолжает нести свои воды в направлении одноименного исторического района Ташкента, а боковой рукав, сохранивший название Бурджар, уходит влево вниз через шлюз в обрывисто-глинистые берега в сторону задворков «Узбекфильма» и далее.

Ниже по течению Бурджара обрывы его берегов столь живописны, сколь и грязны – местами сквозь буйную зелень пробиваются сползающие с крутых склонов языки бытового и строительным мусора, который постепенно смывается течением, загрязняя русло. Жизнедеятельность людей, обосновавшихся на берегах Бурджара, разделяющего Чиланзарский и Яккасарайский районы Ташкента, приводит не только к его загрязнению и нарушению экологии, но и к подмыванию и обрушению обрывистых берегов из-за изменения русла реки.

Управление по благоустройству Чиланзарского района
Управление по благоустройству Чиланзарского района Ташкента

По иронии судьбы одним из активных загрязнителей Бурджара является Управление благоустройства Чиланзарского района, здание и хоздвор которого расположены в промзоне, тянущейся на полтора километра по правому берегу реки от пересекающей ее улицы Чопоната (бывшая Волгоградская) до Фархадской. В промзоне находятся и другие мелкие предприятия. По рассказам местных жителей, проживающих на левом берегу в Яккасарайском районе, вот уже более двух лет управление свозит сюда строительный мусор, вываливая его в реку. Оно также постоянно сжигает огромные кучи веток, листьев, травы и прочего мусора, отравляя воздух ядовитым дымом, загрязняя округу пеплом и сажей.

Но беды местных жителей, по их словам, начались гораздо раньше, когда в 2004 году на территории махали «Яккасарай» в 3-м проезде Бадриддина Хилоли Яккасарайского района на участках, выходящих на левый берег Бурджара, некий предприниматель Юрий Югай приобрел два дома - 114а и 116. Не испросив разрешения соседей, он возвел на своих участках два цеха, занялся обработкой металла и производством теплоизоляционных материалов, досаждая окружающим, по их словам, «сильным шумом и невыносимым запахом». Сварочные работы вызывали резкие перепады напряжения, складированный возле ворот битум летом плавился, распространяя сильный запах и растекаясь лужей перед соседним с участком Югая домом пенсионерки Валентины Тищенко.

Строительный мусор на берегу реки Бурджар
Строительный мусор на берегу реки Бурджар

И это бы ничего, но предприимчивый бизнесмен покусился не только на спокойствие соседей, отравляя их жизнь визгом «болгарки» и загрязняя некогда чистый воздух испарениями битумной пропитки, но и на саму реку. Осенью, когда вверх по течению был перекрыт шлюз, и сошла вода, Югай закидал дно реки автомобильными покрышками и бочками, заполненными кусками бетона и начал завозить со всех концов города строительный мусор на самосвалах, ссыпая его в реку и расширяя свой участок. При этом находчивому бизнесмену строительный мусор доставался бесплатно, более того, ему платили сами водители, экономя бензин и время, чтобы не везти мусор на свалку за пределы города.

Расширяя таким образом свой участок, Юрий Югай свалил в реку сотни тонн мусора, утверждая, что этим он укрепляет свой берег. В результате насыпной мол врезался в реку, что привело к изменению ее русла и постепенному разрушению подмываемого течением противоположного берега. Растущие на нем тополя, карагачи, кусты боярышника с шумом рушились в воду, некоторые из них уносило течением, другие цеплялись ветвями за дно реки – стволы деревьев видны зимой в ее оголенном русле. Разрушение правого берега стало угрожать и расположившимся здесь мелким предприятиям, а нарушение экологии, в совокупности с изменением рельефа берегов повлекло за собой и исчезновение певчих птиц. В былые годы на берегах реки в изобилии гнездились ласточки-береговушки, зимородки, пели иволги, соловьи, которых, по словам жителей, сейчас и след простыл.

Следуя примеру Югая, с его подачи и под его же руководством стала завозить и засыпать мусором реку и соседка из дома №112a Максуда Шахабова. Правда, Югай «забыл» ей посоветовать предварительно укрепить дно реки, и мусор стало уносить течением, а гора оставшихся на участке Шахабовой строительных отходов обрушила саманный забор проживающей в доме, зажатом между участками Югая и Шахабовой, вышеупомянутой пенсионерки Валентины Тищенко.

Валентина Тищенко и Валентин Маснев
Валентина Тищенко и Валентин Маснев

По словам соседей, изготовитель металлоконструкций и рубероида и дальше бы продолжал расширять свой участок, но, изменив свое русло, река стала подмывать уже находящиеся на левом берегу вниз по течению участки соседей. Мало того, металлическая решетка, перегораживающая реку перед расположенным ниже по течению мостом, стала забиваться мусором, уровень воды в реке повысился, что привело к грандиозному скандалу и ненадолго остановило Югая – он временно перестал завозить строительный мусор.

Между тем, многочисленные жалобы Тищенко и ее соседей привлекли внимание «компетентных органов». Выяснилось, что Югай действительно многократно нарушил законодательство Узбекистана. Во-первых, не получил разрешение на строительство от соседей. Во-вторых, не получил на это строительство разрешения властей. И, в-третьих, открыл в жилом секторе на берегу реки производство, которое по существующим в республике санитарным нормам должно располагаться не менее чем в трестах метрах от жилых строений.

Предпринимательством в жилом секторе Югаю заниматься запретили, и даже оштрафовали. Правда, штрафы оказались чисто символические: за незаконную предпринимательскую деятельность - 93 тысячи сумов (в 2008 году это было около 60 долларов США по рыночному курсу), а за нарушение санитарных норм всего 18 тысяч сумов (12,5 долларов). В 2008 году было принято решение о демонтаже незаконно построенных цехов, но все это осталось лишь на бумаге.

Тем временем, Югай открыл производство уже в другом месте, а бывшие «производственные площади» превратил в склад, где хранил готовую продукцию и куда, по словам соседей, продолжал свозить «всякий металлический хлам и прочий строительный мусор». Шума поубавилось, однако запах, проникающий через общий подвал, дает о себе знать (половину дома, в котором живет Валентина Тищенко, Югай купил у ее прежних соседей).

Как бы, между прочим, он как-то выдал соседям, что ему вообще никто не указ, что у него в городе все «схвачено» и «куплено» - от сержанта до прокурора. Видимо поэтому в своем ответе на жалобу Валентины Тищенко, городская прокуратура называла типовой цех из листового металла «балханой» (обычно, пристроенная комната над воротами в традиционных узбекских жилищах), вываливание строительного мусора в реку – «выравниванием участка», а изменение русла реки объяснила «естественными причинами».

На «естественных причинах» настаивал и Городской комитет по охране природы, в ответе которого сообщается, что «обрушение берегов реки не связано с хозяйственной деятельностью». Но после многочисленных жалоб, а также публикаций в местной прессе и в интернете, власти, наконец, заинтересовались этой проблемой. Летом прошлого года на место выехали несколько организаций под эгидой Городской прокуратуры, в числе которых были и представители треста «Бозсу ирригация канали», ведающего надзором за состоянием ташкентских рек.

По словам жителей махалли «Яккаксарай», комиссия вынуждена была признать, что в изменении русла все же виноват гражданин Югай с его мусором, и его «обязали» с наступлением осени «привести русло реки в первоначальное состояние». Однако, наступила осень, минула зима, а по весне предприниматель, подтверждая сказанные им когда-то слова, что ему «никто не указ» и у него «все схвачено», начал опять завозить мусор и сваливать его в реку…

Сжигают мусор
Сжигают мусор

В настоящее время к участку Югая периодически подъезжают грузовики со строительным мусором, но он, по утверждению соседей, стал осторожнее: его наемные рабочие возят этот мусор через весь участок уже ручными тележками. Из-за этого у него уже были скандалы с соседями, и чтобы замять это дело, Югай клятвенно пообещал представителям махаллинского комитета заасфальтировать проходящий здесь участок дороги, поскольку из-за сваленных здесь куч глинистого мусора весной во время дождей соседям приходилось преодолевать это пространство по щиколотку в грязи, а летом утопать в пыли. Но время идет, и мусор по-прежнему громоздится вдоль неотремонтированной дороги.

«Никакие напоминания о его обещании привести все в порядок ко Дню независимости Узбекистана, когда по указанию кабинета министров повсеместно вычищали город, на Югая не действовали», - возмущаются соседи.

Жители махалли рассказали, что на самом деле бизнес у Югая семейный и формально принадлежит его сыну Александру, а Юрий Югай выступает в роли «теневика», эдакого «серого кардинала», у которого везде завязки – «и в налоговой инспекции, и в прокуратуре, и в других конторах, да и сам черт ему не брат». Пытаясь «полюбовно» договориться с «неуживчивой» соседкой, он как-то предлагал купить участок у Валентины Тищенко, вот только за те деньги, что предлагал «щедрый покупатель», даже однокомнатную квартиру в Ташкенте нынче не купишь, не говоря уже о равноценном участке с небольшим домиком.

Мусорная куча гражданина Югая
Мусорная куча гражданина Югая

И тогда у несговорчивой пенсионерки Валентины Тищенко возникли серьезные проблемы с налоговой инспекцией Яккасарайского района – ее буквально засыпали повестками. Одним из предлогов вызова в налоговую было то, что Валентина Тищенко, являясь в прошлом работником Тепловозоремонтного завода, недавно получила премию в размере 50 тысяч сумов (23 доллара США по рыночному курсу), выдаваемую раз в году бывшим железнодорожникам. Эту премию налоговики представили как деньги за якобы совместительскую работу, которой не существует, и Тищенко должна теперь уплатить штраф в размере 32 тысяч сумов (!). В результате она оказалась единственной из коллектива, к кому налоговики предъявили такие претензии. Мало того, будто издеваясь над Валентиной Алексеевной, они несколько раз вызывали ее и довели до слез бедную женщину. А ведь достаточно было бы одного звонка налогового инспектора в бухгалтерию Тепловозоремонтного завода, и «недоразумение» разрешилось бы само собой. Тищенко считает, что здесь не обошлось без вмешательства Юрия Югая, воспользовавшегося своими знакомствами в налоговой инспекции. Ведь там до сих упрямо стоят на том, что Тищенко каждый год получает от Тепловозоремонтного завода по 50 тысяч за совместительскую работу.

Но это было только начало: у Валентины Тищенко начались проблемы в БТИ Яккасарайского района, где неожиданно пересчитали размеры ее небольшого участка и отрезали от него двенадцать квадратных метров. Причем, отрезали со стороны реки, что с точки зрения здравого смысла не укладывается ни в какие рамки. Кому отойдет этот упирающийся в обрыв кусок земли, если все подходы к нему возможны лишь со стороны участка пенсионерки?

«Мне пришлось снести курятник, - рассказывает Валентина Тищенко. - Строю его заново впритык к дому, фундамент уже залила, теперь нужны деньги на стены и крышу…»

Но абсурднее всего то, что БТИ почему-то приписало к земельному участку Валентины Тищенко… участок ее соседа Юрия Югая. Эти данные поступили все в ту же налоговую инспекцию Яккасарайского района, и там, в настоящее время требуют, чтобы Тищенко оплатила земельные налоговые сборы фактически и за соседа – в совокупности 120 тысяч сумов, что, по мнению Тищенко, совершенно не законно и является самым настоящим произволом со стороны БТИ и налоговой инспекции.

У самого Юрия Югая, естественно, никаких проблем с этими организациями не возникает, потому как у него все «схвачено» и «куплено»…

Строительный мусор, сброшенный в реку управлением по благоустройству
Строительный мусор, сброшенный в реку управлением по благоустройству

Между тем, на фоне «войны» с Югаем поначалу незаметной была деятельность расположившегося на другом берегу Чиланзарского управления благоустройства, которое на первых порах втихую, а теперь уже не таясь, стало сбрасывать строительный мусор в реку со своей стороны. Но больше всего окрестным обитателям досаждает, что вместо того, чтобы отвозить растительный мусор (ветви деревьев, листья, траву, и прочее) на городскую свалку, управление, экономя на транспортных расходах, сжигает его на своем выходящем на реку хоздворе, днем и ночью отравляя воздух, которым дышат сотни левобережных жителей. При этом там же аккуратно складируются толстые стволы совершенно здоровых на вид, распиленных на чурбаки деревьев, что хорошо видно с противоположного берега. Среди них имеются и твердопородные сорта древесины (чинара, карагач, ясень), пригодные для изготовления мебели и паркета, притом, что в городе пилить можно лишь больные деревья. Отсюда у местных жителей сложилось мнение, что складированная древесина благополучно идет на продажу в мебельные цеха.

Чтобы разобраться с ситуацией на месте, корреспондент «Ферганы.Ру» встретился с жителями махали «Яккаксарай», чьи участки находятся, как раз напротив Управления благоустройства Чиланзарского района.

Супружеская чета пенсионеров Масневых рассказала, что раньше утопающее в зелени и находящееся вдали от оживленных трасс, похожее на райский уголок место, где они живут уже много лет, было одним из самых экологически чистых в городе. Сейчас же, из-за того, что в последнее время мусор жгут и днем, и ночью, отравляя воздух ядовитым дымом, хозяева предпочитают как можно реже выходить из дома. А сжигают «благоустроители» все, что горит, в том числе, и попадающийся в мусоре пластик. И если в былые годы Нина Маснева с наступлением весны спала во дворе, то нынешним летом, об это не может быть и речи. Ей даже приходится накрывать вещи во дворе полиэтиленовой пленкой, спасая их от пепла и сажи.

Хозяева предложили нам пройти к берегу реки и убедиться во всем воочию. По извилистой дорожке мы прошли сквозь тенистый садик, спустились по деревянным ступенькам к огороду, откуда открылся вид на реку, и сразу же бросилась в глаза огромная омываемая течением куча строительного мусора на противоположном берегу.

«Они постоянно жгут мусор и заваливают строительным хламом наш Бурджар, - Говорит Валентин Маснев. – Вот опять машина подъехала, слышите?». За деревьями на той стороне послышался шум двигателя, мелькнул кузов грузовика.

85-летний пенсионер, проживший на берегу реки не один десяток лет рассказал, как, однажды он пытался воззвать к совести людей, загрязняющих реку, но нарвался лишь на грубость шофера, пославшего пожилого человека куда подальше.

На вопрос, пробовали ли они обращаться куда-либо с жалобами, хозяева сказали, что в их годы им тяжело этим заниматься, правда, один раз им пришлось вызвать пожарных, когда жгли мусор на их стороне.

Пока мы мирно беседовали, на другом берегу вдруг послышался треск, над деревьями повалил густой серый дым, следом взвились многометровые языки пламени. В считанные секунды набравшее с ревом силу огненное марево и клубы черного дыма, скрыли часть здания управления. Зрелище, усиленное криками людей за деревьями, напоминало разгорающийся лесной пожар. Большое облако пепла, взлетевшего на десятки метров, уже через минуту обрушилось на нас черным «снегопадом» и мы поспешили назад к дому.

«И вот так практически каждый день, - говорит Валентина Тищенко. - В России люди вынуждены всеми силами бороться с пожарами, им там дышать нечем, а у нас пожары устраивают будто специально, загрязняя городской воздух. А ведь еще в феврале текущего года информационная программа «Ахборот» освещала проходящую на государственном уровне конференцию «по экологии водных ресурсов и атмосферного воздуха», где поднимались вопросы сохранения этих самых ресурсов. Но настало лето, и никаких комиссий ни из хокимиятов, ни из природоохранных органов у нас так и не было, и это несмотря на то, что нами неоднократно посылались жалобы и запросы в эти организации».

К слову, жалуются местные жители и на невыносимый запах, исходящий от расположенного на левом берегу реки свинарника. Грубо нарушая технологию содержания свиней, семья проживающих здесь свинарей Питкевичей из поколения в поколение сливает едко пахнущую свиную мочу прямо в Бурджар, отравляя воздух зловонными испарениями. Особенно это ощутимо летом, когда из-за невыносимой вони соседи не могут открывать свои окна, и, по их словам, «крепкий запах свиной мочи настолько силен, что даже будит их по ночам». Досаждает отвратительный запах и расположенным через реку предприятиям, работникам которых приходится ежедневно вдыхать эти пахучие испарения.

Свинарник на берегу Бурджара
Свинарник на берегу Бурджара

«Получается, что с одной стороны нас травят дымом, а с другой – не менее вредными для здоровья испарениями свиной мочи, да и реке достается, - говорят владельцы домов. - Наши неоднократные обращения по этому поводу в СЭС не дали ощутимых результатов, поскольку следящая за санитарным состоянием подведомственных ей объектов организация, ограничивается лишь стандартными предписаниями, при этом, не принимая никаких существенных мер по отношению к людям, нарушающим экологию окружающей среды».

Не надеясь на решение проблем на межрайонном уровне, жители махали «Яккасарай» решили через независимые СМИ оповестить широкую общественность о творящихся безобразиях и неблагополучной экологической ситуации на Бурджаре, рассчитывая, что таким образом информация быстрее дойдет до «высокого» начальства, которое, быть может, «наведет порядок на умирающей реке».

Видимая с противоположного берега часть хоздвора Управления благоустройства Чиланзарского района
Видимая с противоположного берега часть хоздвора Управления благоустройства Чиланзарского района

Соб. инф.

* * *

Требуется оценка ущерба от экологических нарушений? Центр судебных экспертиз поможет! Судебная экологическая экспертиза на сайте sud-expertiza.ru