4 Июнь 2020



Новости Центральной Азии

Пытки в Узбекистане: Позиция бывшего узника Санжара Умарова вызвала гневную критику из уст его «коллег»

07.10.2010 01:40 msk, Х. Сайид Ахун

Права человека Узбекистан

Узбекские диссиденты и правозащитники, представители гражданского сектора подвергли резкой критике заявления известного бизнесмена, экс-главы оппозиционного объединения «Солнечная коалиция» Санжара Умарова, сделанные им в интервью американской газете The New York Times. В частности, узбекских диссидентов, по меньшей мере, удивили слова С.Умарова о том, что пытки, свидетелем которых он был, «не являлись результатом государственной политики, но были частной инициативой головорезов, работающих на это государство». По мнению многих узбекских гражданских активистов, С.Умаров сознательно искажает действительность: на самом деле ситуация далеко не такая, какой рисует ее бывший оппозиционный лидер. Комментарии из первых уст – в специальной публикации «Ферганы.Ру».

* * *

Ташпулат Юлдашев, известный политолог, экс-работник МИД СССР и дипломатического ведомства Узбекистана, ныне проживающий в США, утверждает, что изучал проблему пыток в следственных учреждениях и в местах лишения свободы с 2005 по 2007 год. Основным источникам объективной, по его мнению, информации, для Ташпулата Юлдашева был его сосед - бывший тюремный начальник Равиль Усманаев. В его дом на пикник часто приезжали не только сослуживцы, но и высокое начальство. Очень часто эти гости напивались и без стеснения рассказывали о своих служебных делах. Вторым источником ценных сведений о порядках в узбекских тюрьмах стал для Т.Юлдашева видный фигурант криминального мира - некий «Нурик» Бешагачский.

«Я имел возможность проверять любую информацию от всех своих источников, - рассказывает нам Ташпулат Юлдашев. - Приведу один эпизод: родственники осужденных передавали в тюрьму через моего знакомого офицера деньги в размере от 100 до 1000 долларов. Его комиссионные составляли сорок процентов. Длительное время это «окно» работало бесперебойно. Удовлетворены были все. Вдруг я узнаю, что этот офицер начал сильно пытать осужденных, которым передавал деньги и за счет кого он жил припеваючи. По требованию родственников осужденных я выяснил причины резкого изменения поведения офицера. Он заявил, что в этом виноваты сами осужденные: они распространили слухи, будто он, по сравнению с другими, - добрый, справедливый надзиратель. Слух дошел до руководства ГУИН (главное управление исполнения наказаний), до высоких начальников в МВД. Последние тотчас предупредили его о «неполном служебном несоответствии». Офицер с большим трудом и благодаря приличным взяткам еле откупился. Для того чтобы рассеять подозрения в его «либеральности», ему пришлось подвергнуть зверским пыткам тех, кто потенциально мог (!) утверждать, что он - мягкий, воспитанный надзиратель», - рассказал Ташпулат Юлдашев.

По утверждению Т.Юлдашева, подобных страшных свидетельств у него накопилось множество. На основе собранных материалов он пришел к выводу, что арестованные и осужденные подвергаются пыткам систематически, причем, с ведома и по поручению высшего руководства. Это является важной частью государственной политики, «нацеленной на терроризирование собственного народа, чтобы держать его в страхе и полном повиновении», - говорит Т.Юлдашев.

«Мне кажется, что добродушный человек Санжар Умаров, испытав на собственной шкуре адские пытки, до сих пор не может и не хочет поверить, что физические истязания являются продуктом репрессивной государственной политики. В противном случае, после первого сигнала о применении пыток, власти публично разобрались бы с палачом и жестоко наказали бы его, чтобы другим стало неповадно. Но ведь систематические пытки открыто применяются с 1999 года и правительство не желает принимать никаких контрмер против извергов! Действительно, в применение пыток на государственном уровне благовоспитанный, здравомыслящий человек, такой как Санжар Умаров, поверить не может. Возможно, одним из условий его освобождения из тюрьмы является опровержение в зарубежной прессе сведений о систематическом применение пыток в Узбекистане на государственном уровне», - полагает экс-дипломат.

Абсолютное несогласие с заявлением Санжара Умарова выразил и бывший соратник оппозиционного лидера по объединению «Солнечная коалиция», известный оппозиционер и правозащитник, лидер незарегистрированной в Узбекистане организации «Комитет спасения узников совести» Бахадыр Намазов. По его мнению, пытки были и есть «тайным» продуктом государственной политики.

Бахадыр Намазов
Бахадыр Намазов
«Если бы наша верхушка захотела бы уничтожить пытки, они бы давно это сделали. Они прекрасно знают, кто этим занимается, они скрывают и поощряют этих людей. Никакие видеокамеры не помогут, пока эта политика не изменится. Но видеокамеры могли бы немного снизить применение пыток. Однако власти никогда не пойдут на это. В принципе, применение видеокамер - не такое дорогое удовольствие как на первый взгляд может показаться. Если учитывать, сколько людей занято в этих структурах, и если сократить это количество хотя бы на 10%, то на сэкономленную сумму можно было бы оснастить всю правоохранительную систему видеокамерами. Следственные органы и другие органы, где применяются пытки, - плоть от плоти существующего режима», считает Бахадыр Намазов.

Свое крайнее удивление от прочитанного интервью Санжара Умарова выразил известный социолог Бахадыр Мусаев, который назвал утверждения диссидента «чушью». «Оказывается, не у нас в стране имеет место практика решения жизненных проблем и обеспечения человеческой безопасности с позиций насилия, не у нас в сознании человека укоренена убежденность в том, что только сила способна решать все проблемы, не у нас в стране люди испытывают страх, не у нас политический строй потерпел фиаско в осуществлении функций контроля за порядком в плане прав человека и, наконец, не у нас стоял и стоит вопрос ребром о законности власти, о фактическом разрушении основ порядка и законности», - с иронией отмечает социолог. При этом он подчеркивает: ни для кого не представляет никакого секрета, кто именно в Узбекистане являет собой пример фундаментального беззакония, кто создал прецедент по антиконституционному правлению, нарушив 92 статью Конституции.

Бахадыр Мусаев
Бахадыр Мусаев
«Я хочу заметить, что сам С.Умаров совершенно выпадает из контекста своих откровений, когда он говорит о том, что якобы Ислам Каримов лично не причастен к творимым мерзостям, жестокостям, пыткам. В этой реплике, собственно, и «зарыта собака», иначе говоря, в этом состояла главная задача, цель [данного газетного] выступления С.Умарова. Наверное, это становится понятным на фоне и в контексте развиваемых ныне отношений между США и Узбекистаном, применительно к тому месту, которое Узбекистан начинает занимать вновь в политике США. Такие «мелочи», как то, что Гульнара Каримова устраивает в Нью-Йорке показ мод, тоже говорят о многом...», - говорит Бахадыр Мусаев.

Некую «специальную» подоплёку в появлении на страницах одной из самых главных американских газет увидел и анонимный представитель зарегистрированного в Узбекистане правозащитного общества «Эзгулик» («Милосердие»). Стоит отметить, что представители этой организации, периодически выступая с докладами на крупных международных форумах и семинарах, делают открытые заявления о том, что пытки в Республике Узбекистан превратились в обыденность, обретают крупные масштабы, и что у государства не хватает политической воли выступить за искоренение пыток, а принимаемые декларативные меры остаются лишь на бумаге. Представитель правозащитной организации убежден, что само существование пыток, несмотря на неоднократные официальные заявления об их отсутствии, без сомнений доказывает, что это - продукт государственной политики.

«Конечно, мнение о том, что пытки - явление индивидуальное, это лишь субъективный вывод Санжара Умарова. Однако отрицать и скрыть факты массового применения пыток никак нельзя. Появление этого интервью на страницах Нью-Йорк Таймс именно в тот момент, когда в США находился глава Узбекистана, думается, тоже не случайно. Есть вероятность, что это интервью было опубликовано по предварительному соглашению. Но даже если пытки - это «частные инициативы», то любая власть должна жестко наказывать авторов таких «инициатив». В этом случае вся ответственность лежит на властях. А поскольку власти не борются с этим злом и, закрывая глаза на этот произвол, как бы поощряют его, то говорить о каких-то частных инициативах нелепо», - считает представитель общества «Эзгулик».

Президент базирующейся во Франции Ассоциации «За права человека в Центральной Азии» Надежда Атаева также выразила свое крайнее разочарование рассуждениями С.Умарова. По её мнению, после этого интервью лидер «Солнечной коалиции», за чьё освобождение выступали десятки людей и организаций в мире, вмиг стал для них всех чужим.

Надежда Атаева
Надежда Атаева
«Конечно, Санжар Умаров – сам жертва пыток. Есть немало доказательств того, что к нему применялись недозволенные виды обращения. Его здоровью был нанесен вред, он был приговорен к несоизмеримо большому сроку заключения, чем другие осужденные по этим же статьям. Трагедия в том, что он не единственный, кто испытал на себе боль, унижения и беспомощность перед карательной системой каримовского режима. Наверняка ему до сих пор снятся кошмары, и приходится постоянно принимать лекарства. Рассуждения Санжара Умарова разочаровывают, и его история с самого начала выглядит как сделка! На всех этапах его дела стороны торгуются. И теперь Санжар Умаров что-то выторговывает. То ли добивается контракта на поставку видеокамер для колоний, то ли заигрывает с властями, чтобы спасти остаток своего бизнеса. Вот и получается, что даже спустя год после освобождения из заключения Санжар Умаров свободным не стал. А после этой статьи он стал еще более чужим и для тех, кто причинил ему страдания, и для тех, кто взывал о его освобождении», - считает Н.Атаева.

Известная правозащитница, обладательница трёх международных престижных премий в области прав человека Мутабар Таджибаева рассказала Фергане.ру о том, что каждый раз после принятия очередного акта об амнистии в тюрьмах и колониях Узбекистана организовывались мероприятия под названием «террор». Суть этих мероприятий сводилась к тому, что руководство колоний выстраивало заключенных и, ориентируясь по некой бумаге, называло фамилии политических и религиозных узников и прямо там же зачитывало данные о неких нарушениях режима с их стороны, в связи с чем акт амнистии для этих узников терял всякий смысл. «Разве С.Умаров не был свидетелем таких мероприятий, разве и это он считает личной инициативой тюремного персонала?», - вопрошает правозащитница.

Мутабар Таджибаева
Мутабар Таджибаева
«Я абсолютно шокирована высказываниями С.Умарова. Мы сейчас на свободе, мы избавились от ежедневных унижений и истязаний, однако, там остались те, кто до сих пор переживает эти ужасы, и мы, в лице С.Умарова, оправдывая власти Узбекистана, просто плюём в лицо этим жертвам тотального бесправия. Мы не имеем права так поступать. Побывавший в этом аду хотя бы один день не в праве делать оправдательные выступления. И если в применяемых в отношении заключенных пытках нет государственной вины, почему же тогда государство не реагирует на сотни заявлений по поводу пыток, сделанных даже с самых влиятельных трибун, почему оно игнорирует, почему оно не наказывает этих «головорезов»?.. Почему власти не могут провести объективное расследование и выявить суть проведенной надо мной операции, почему власти не наказывают убийц Эмина Усманова, Шоврука Рузимурадова, ведь ей совсем не трудно выявить тех «головорезов», кто до смерти запытал этих людей?», - восклицает Мутабар Таджибаева.

Мнение о прямой причастности государства к пыткам в застенках поддерживает и известный журналист, некогда узник узбекской колонии Улугбек Хайдаров. По его словам, интервью С.Умарова обновило его раны, полученные от пребывания в колонии. «Ох как же они любят этого узурпатора и главного кровопийцу», - отметил журналист и напомнил один важный эпизод, свидетелем которого он стал, находясь в колонии, и который явно доказывает, что пытки применялись по указанию властей.

Улугбек Хайдаров
Улугбек Хайдаров
«Мне самому пришлось переживать самое гнусное отношение к себе, я свидетель ужасных пыток, которые оставили у меня в душе тяжелый отпечаток. Возможно, я бы допустил, что С.Умаров в чем-то, видимо, прав, однако, я хочу привести такую важную деталь, что в колонии, где я отбывал наказание, каждый процесс издевательства надо мной фиксировался на видеокамеру. То есть, вероятно, эти съемки потом кому-то показывали. Я не думаю, что снималось это для личной коллекции тюремного надзирателя или для продажи в качестве остросюжетного триллера. Это являлось документальным доказательством исполнения приказа, а значит, пытки были и являются государственной политикой», - заявил Улугбек Хайдаров в своем комментарии для «Ферганы.Ру».

Подытоживая реакцию представителей гражданского сектора Узбекистана, уместно отметить, что за последние год полтора из разных колоний Узбекистана были выданы тела, по крайней мере, десяти-пятнадцати осужденных, чьи родственники позже заявляли о следах пыток и хирургических вмешательств, обнаруженных на телах убитых. Нужно, наверное, вспомнить и о судебном процессе по делу известного правозащитника, исполнительного директора незарегистрированного в Узбекистане правозащитного общества «Мазлум» («Угнетенный») Агзама Тургунова, на котором он продемонстрировал следы ожога на своем теле. Такую память о себе на теле правозащитника оставил следователь, ошпарив его кипятком, однако никакого наказания за содеянное не понес. Надо вспомнить и об изнасиловании сестер Соатовых, одна из которых родила, находясь в заключении, а виновники так и не понесли наказание. Несмотря на широкий международный резонанс.

«Фергана.Ру» приглашает уважаемого Санжара Умарова продолжить полемику на сей счет. Мы также готовы принять к публикации и рассказы других бывших узников тюрем Узбекистана, дабы окончательно снять с темы пыток этот кажущийся покров неопределенности. Писать можно в редакцию по адресу ferghana@fergananews.com или в комментарии к этой статье здесь.

Х.Сайид Ахун