22 Ноябрь 2019



Новости Центральной Азии

Раскопки, уйгуры и фен-шуй. Научные центры Урала вплотную занялись Центральной Азией

21.10.2010 01:03 msk, Алексей Старостин

Наука Россия

Официально Центральноазиатский научно-исследовательский центр Уральского государственного университета имени М.Горького появился в июне 2010 года, когда решение об образовании Центра было утверждено Ученым советом вуза. Центр действует при кафедре истории России исторического факультета университета. Как рассказал «Фергане.Ру» директор ЦНИЦ, кандидат исторических наук Рустам Ганиев, Центр призван объединить научный потенциал УрГУ и других образовательных, научных и культурных учреждений Урала для изучения истории и культуры центральноазиатского региона и его значения для России.

«В 2009 году в Екатеринбурге состоялся саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), в преддверии которого проходила международная летняя школа, посвященная проблемам ШОС и Центральной Азии. Оказалось, в Екатеринбурге практически отсутствуют специалисты, занимающиеся изучением Центральной Азии, - говорит Рустам Ганиев. – Вот тогда у меня возникла идея о необходимости такого центра по изучению этого региона в нашем городе. В декабре 2009 года научно-исследовательская тема «Россия и Центральная Азия в эволюционном развитии с древнейших времен до настоящего времени» на кафедре истории России получила государственную регистрацию и была утверждена Министерством образования и науки РФ сроком на пять лет. Летом 2010 года наш центр начал работать».

История изучения Центральной Азии в УрГУ ведет свое начало с Тувинской археологической экспедиции под руководством Брониславы Овчинниковой, работавшей в 1971-1981 годах в составе знаменитой Саяно-Тувинской археологической экспедиции (СТАЭ) Ленинградского отделения института археологии АН СССР. Итогом этих работ стали не только многочисленные артефакты и научные публикации – на раскопах Тувы выросло целое поколение ученых, занимающихся проблемами истории Центральной Азии и сегодня. Продолжением этой исследовательской традиции и стало создание ЦНИЦ УрГУ.

Рустам Ганиев
Рустам Ганиев
В мае 2010 года на историческом факультете прошла Первая Центральноазиатская научно-практическая конференция «Россия и Центральная Азия в контексте исторического взаимодействия», в которой приняли участие исследователи из разных городов России, а также из Германии, Турции, Кыргызстана и Туркменистана. Она собрала вместе специалистов в области археологии, истории, этнологии и международных отношений. На конференции обсуждались проблемы истории, политики, экономики на пространстве Центральной Азии в исторической ретроспективе и на современном этапе. Участники конференции определили место Центральной Азии в отечественном и мировом исторических процессах, в политической системе России, отметили особенности исторического и политического развития центральноазиатского региона. В центре внимания всех исследователей оказались вопросы отечественного и центральноазиатского опыта исторического взаимодействия, интеграционные процессы в регионе, взаимоотношения между государствами на пути создания единого геостратегического пространства на современном этапе. «Это отражает научные интересы нашего Центра: изучение истории Центральной Азии с древнейших времен и до современности, а в центре - взаимоотношение Центральной Азии и России, перспективы дальнейшего сотрудничества наших стран в аспектах политики, экономики, культуры, социальных и межэтнических отношений, - говорит Рустам Ганиев. – На самом деле, все, что происходит в Центральной Азии, любое экономические или политические потрясения, отражается на нашей стране и на Уральском регионе, прежде всего, в виде возрастающих миграционных потоков». По итогам конференции до конца 2010 года выйдет бюллетень, который в ЦНИЦ надеются сделать периодическим.

Центром уже установлены первые контакты с партнерами из Центральной Азии. Делегация УрГУ в период с 10 по 17 мая 2010 года находилась в Самарканде. В ходе поездки Рустам Ганиев встретился с начальником международного отдела Самаркандского государственного университета им. А.Навои Н.А.Авдувохидовой и ректором СамГУ Т.Ш.Шириновым. В рамках этой встречи был подписан договор о сотрудничестве и обсуждались вопросы о развитии дальнейшего партнерства между УрГУ и СамГУ. В качестве первого совместного проекта вузов стороны договорились о проведении музейно-экскурсионной практики студентов исторического факультета УрГУ в Самарканде в августе 2010 года, что и было реализовано. 12 уральских историков посетили в этом году Самарканд.

Уральские студенты в Самарканде
Уральские студенты в Самарканде, 2010 год

«Это была музейно-экскурсионная производственная практика студентов 2 курса исторического факультета, главной целью которой было знакомство с музеями, архитектурными памятниками, историей и культурой Центральной Азии, - делится впечатлениями Рустам Ганиев. – Программа пребывания в Самарканде была очень насыщенной. Самарканд – это настоящий музей под открытым небом, в день мы посещали в среднем по два архитектурных памятника или музея, в том числе Регистан, обсерваторию и музей Улугбека, мавзолей Ходжи Дониера (пророка Даниила). Из Самарканда мы предприняли выездные экскурсии в Бухару и Шахрисабз, посетили озеро Айдаркуль и по пути на озеро заехали в город Нурата – древний центр культуры, который захватывал еще Александр Македонский. Кроме того, нас любезно пригласили поучаствовать в раскопках на Афрасиабе, которые только в этом году были возобновлены после 20-летнего перерыва. При этом 20 лет назад его копала совместная группа археологов из РСФСР и Узбекской ССР, а сейчас вновь узбекские и российские специалисты оказались вместе на этих раскопках».

По словам участников раскопок, появление на раскопе группы уральских студентов получило широкий резонанс, узбекское телевидение даже сделало об этом сюжет

А узбекские археологи были чрезвычайно рады новым помощникам, так как работы на Афрасиабе очень много, а специалистов остро не хватает. «Это очень сложный и тяжелый объект, - говорит Рустам Ганиев, - там очень большое наслоение культур с VII века до н.э. по XII век н.э. Мы копали самый верхний слой, относящийся к периоду караханидских каганатов, мы нашли немало черепков, остатки сосудов с надписями на арабском языке, которые очень хорошо сохранились, бронзовые монеты согдийского периода, а самое главное, - комплекс средневековых жилищ, выполненных из сырцового кирпича».

В ходе поездки ЦНИЦ были установлены научные контакты с самаркандским филиалом Международного Института Центральноазиатских Исследований ЮНЕСКО (МИЦАИ), штаб-квартира которого находится в Париже, а также институтом археологии им. Яхья Гулямова. Представители научных учреждений приветствовали появление ЦНИЦ и обрадовались приезду уральских историков, по их словам, последний раз подобные группы приезжали из России еще во времена СССР. Но традиции нужно возобновлять. В частности, Рустам Ганиев надеется, что участие уральцев в раскопках на Афрасиабе станет более частым явлением.

Другим перспективным направлением он считает установление контактов с научными учреждениями Монголии. «Мы очень хотим начать плодотворное сотрудничество с Монголией, эта страна – прекрасный объект для изучения специалистами самых разных направлений, ее средневековая и современная история нуждаются в глубоком осмыслении. В советский период СССР очень тесно взаимодействовал с этой страной, Россию там помнят и любят, поэтому, думаю, у нас есть шанс попасть в Монголию и закрепиться там». Постепенно будут устанавливаться контакты и с другими странами региона, в частности, с Туркменистаном, так как на истфаке УрГУ учатся студенты из этой страны. «Все сразу охватить невозможно, поэтому будем работать постепенно, но целенаправленно», - говорит директор ЦНИЦ.

Уральские студенты в Самарканде
Уральские студенты в Самарканде, 2010 год

Рустам Ганиев в 2006 году защитил кандидатскую диссертацию по теме «Восточно-тюркский каганат в Южной Сибири и Центральной Азии в VI-VIII вв.». Мы поинтересовались у ученого, сложно ли было с проблем средневековья переключиться на проблемы современности, которыми занимается ЦНИЦ. «На самом деле заблуждение думать, что процессы, протекавшие в Центральной Азии в древности и средневековье, существенно отличались от современности. Тюркский каганат создавался на Великом Шелковом пути, простиравшимся от Тихого океана до Каспия. Задачей тюрок была охрана торговых маршрутов, чтобы движение товаров не прекращалось. Сегодня на той же территории происходят примерно те же самые процессы, только вместо шелка, пряностей и лошадей идут газ, нефть, человеческие ресурсы (миграционные потоки), товары широкого потребления (главным образом из Китая), а по теневым каналам – наркотики. Главный вопрос, который не решен до сих пор, - кто будет контролировать это движение и в каких условиях, так как вместо Тюркского каганата мы видим конгломерат независимых государств с взаимными противоречиями, а также ряд заинтересованных игроков, включая, США, Китай и Россию. В основе того, что было в средние века и в современности, лежат одни и те же процессы – экономика и товаропотоки, так как Центральная Азия - узловой регион мира».

Синьцзян. Взгляд с Урала

Так же считают и в Научно-образовательном и информационно-культурном центре «Великий Шелковый путь», известном также как Центр синьцзянских исследований, который уже два года работает в Екатеринбурге. Очень символично его месторасположение. Офис Центра находится в здании бывшего ресторана «Харбин» (первое заведение с китайской кухней в Екатеринбурге, ныне офисное здание). Идейным вдохновителем его создания стали Дмитрий Желобов и его сестра Елена Казанцева. Дмитрий – аспирант факультета международных отношений УрГУ и стратегический руководитель Центра, специалист по Синьцзяну, Китаю и Центральной Азии. Елена – выпускница института международных связей. Побывав в Синьцзяне, она, как и брат, полюбила этот регион и поддержала идею создания Центра синьцзянских исследований, став его исполнительным директором. Также в Центре работают Елена Цыбина, выпускница факультета международных отношений УрГУ, она специалист по вопросам истории и развития нефтедобычи на Ближнем и Среднем Востоке. Еще один сотрудник Центра, Сергей Никоян, – аспирант института истории Уральского отделения РАН. В Центре он занимается преподаванием китайского языка для учащихся средних школ и в младших группах. Предметом его научных изысканий являются отношения Китая и варварских племен и экономические связи России и Синьцзяна.

«Первоначально Центр возник в рамках крупного исследовательского проекта по Китаю, - говорит Дмитрий Желобов, - но позднее мы перепрофилировались и сейчас ориентируемся на Китай и Центральную Азию, и, прежде всего, на Синьцзян как на место контактов двух великих цивилизаций и культур. Наш Центр - единственный, кто реализует на Урале программу по преподаванию китайского языка детям дошкольного и школьного возраста, мы активно занимаемся научно-исследовательской работой, наши специалисты участвуют в конференциях и собирают библиотеку по данной тематике».

Казалось бы, Синьцзян от Урала довольно далеко, да и уйгуров на Урале единицы, но это является для сотрудников Центра дополнительным стимулом к работе. «У нас о Синьцзяне практически ничего не знают, в массовом сознании он ни с чем не ассоциируется, мы пытаемся всячески популяризировать этот регион, - поясняет Дмитрий Желобов. – Центральный участок Великого Шелкового пути - основной магистрали культурных, религиозных и этнических коммуникаций – проходил именно через Синьцзян. Это единственная территория, где Китай контактировал с другими культурами и цивилизациями. Согласно Хэлфорду Джону Маккиндеру, Евразия – это мировой остров. Его сердце – Центральная Азия. А центр этого макрорегиона, по нашему мнению, - Синьцзян. Сейчас в научных исследованиях активно проводится идея, что нужно изучать регионы межкультурных коммуникаций. Синьцзян - именно такой регион. Сегодня это активная экономически развитая территория, ежегодный рост экономики которой составляет порядка 15 процентов. Это выдающийся результат! Там сосредоточена треть запасов китайской нефти, урановые руды».

Мысль Д.Желобова подхватывает Елена Цыбина: «Это потрясающе интересный и красивый регион в плане туризма. Европейцы и россияне летают, в основном, в Пекин и Шанхай, а Синьцзян как-то остается в стороне, между тем там столько достопримечательностей и памятников тюрко-мусульманской культуры. В то же время десятки миллионов китайцев каждый год посещают Синьцзян с туристическими целями, поэтому регион обладает очень развитой туристической инфраструктурой».

Синьцзян интересен и для уральских бизнесменов. С 2002 по 2004 годы существовал регулярный авиарейс Екатеринбург-Урумчи, поэтому десятки уральских предпринимателей сумели завести деловые контакты в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. «Например, тесные экономические связи с Урумчи сложились у Миасского завода специализированных автомобилей, - говорит Елена Казанцева. - А общая граница Синьцзяна и России способствует развитию торговых связей. Потенциально Урал как промышленный регион, имеющий огромный опыт в горнодобывающей и тяжелой промышленности, может оказать серьезную помощь в развитии промышленности в Синьцзяне, в нефтедобыче и разработке полезных ископаемых. Перспективных направлений для взаимовыгодного сотрудничества очень много».

Поэтому Центр синьцзянских исследований видит свою задачу в том, чтобы всячески популяризировать этот край среди уральцев, рассказывая о нем как об уникальном регионе с богатой историей и культурой, интересном для туристов и бизнесменов.

Уйгуры, история и фэн-шуй

Центр синьцзянских исследований имеет связи с Синьцзянским университетом в Урумчи, осуществляет интересные исследования по истории региона. «Темным пятном в истории являются отношения СССР с Гоминьданом, - говорит Сергей Никоян, - вроде бы это социалистическая партия, но традиционным партнером СССР была Компартия Китая, хотя именно через Синьцзян контакты с Гоминьданом у советского правительства были». В свою очередь Дмитрий Желобов говорит об уникальности тюркской истории края: «Уйгурский язык - очень интересное явление. Это единственный тюркский язык, который по сегодняшний день использует арабскую графику, и единственный из тюркских языков, напрямую идущий от языка тюркских каганатов, караханидов, тюрок монгольской империи и тимуридов. Спорадический интерес к уйгурскому языку возникает на Урале, но он не достаточен. Мы хотим популяризировать это направление».

В Центре считают очень перспективными исследования состояния уйгурской диаспоры в России, ее самоорганизации и отношений с родиной. «Это направление кажется мне очень интересным. Во всем мире уйгурские диаспоры действуют в русле политики тех государств, в которых проживают, - считает Дмитрий Желобов. - Если мы говорим об уйгурах, проживающих Германии, США или Турции, то они поддерживают внешнеполитическую линию своих стран, а эта политика носит несколько антикитайский характер. Уйгурские диаспоры на западе во многом не знают реального Синьцзяна и живут мифами о нем, они настроены довольно сепаратистски по отношению к Китаю. А внешняя политика России направлена на сотрудничество с Китаем, соответственно, уйгурская диаспора в России может переломить стремление к сепаратизму у своих соплеменников в других странах».

Что касается взаимоотношений уйгуров с родственными тюркскими народами Центральной Азии, то по данным сотрудников Центра, они различны. Например, с казахами существуют острые противоречия, обусловленные историческим соперничеством. В современном Узбекистане правительство пытается ассимилировать уйгуров, а в нестабильной Киргизии мощная уйгурская диаспора существует достаточно автономно. Ну, а корни противоречий уйгуров и китайцев Дмитрий Желобов советует искать в средневековье, когда в Синьцзяне ислам вытеснил буддизм. Именно в те далекие времена зародились современные проблемы Синьцзян-уйгурского автономного района, который, будучи мусульманским анклавом, является одной из проблемных зон современного Китая.

Еще одним направлением работы НОИКЦ «Великий Шелковый путь» является знакомство жителей Урала с традиционной культурой Китая, например, через язык. «Наш Центр - единственный, кто на Урале реализует проект по преподаванию китайского языка детям младшего и школьного возраста, - говорят специалисты Центра, - самая младшая группа, которая занимается у нас, - дети 5-6 лет. Они еще не очень хорошо пишут по-русски, а китайский осваивают достаточно успешно. Мы проводим идею, что китайский язык не сложнее, чем любой другой язык, про него только говорят, что он очень сложный и его невозможно выучить, на самом деле китайский можно выучить в любом возрасте, он вообще может стать первым иностранным языком. Мы преподаем в ряде школ китайский по два урока в неделю учащимся 1-2 классов и пятиклассникам. В нашем Центре занимаются и взрослые».

Сотрудники Центра пытаются познакомить жителей Урала и с традиционным китайскими фэн-шуем. «Это древнее китайское искусство управления и гармонизации пространства пришло в Россию из США в очень упрощенном и искаженном виде, - поясняют сотрудники Центра, – оно сведено до уровня бытовых побрякушек. Приходит в квартиру специалист по фэн-шуй, повесит несколько китайских безделушек с иероглифами, а люди полагают, что после этого станут счастливыми. Но ведь все намного сложнее. В свое время нам посчастливилось приобрести классические китайские трактаты по фэн-шуй, позднее, когда на прилавках магазинов появилось огромное количество американской переводной и отечественной литературы, мы провели исследование, которое показало, что практически все авторы перепечатывают в разных видах и разной последовательности один первоисточник. Мы пытаемся познакомить екатеринбуржцев с классическим вариантом этого китайского искусства. С этой целью мы поддерживаем связь с одним из ведущих китайских мастеров фэн-шуй Любо Жуем».

Китайский язык, фэн-шуй и другие прикладные направления — лишь средство для осуществления более масштабных научно-исследовательских проектов. В Центре говорят, что находятся в начале своего пути, в будущем сотрудники планируют проводить исторические и экономические исследования в самом Синьцзяне, выпускать научные монографии, проводить конференции. Дмитрий Желобов говорит, что «нельзя все сводить к уйгуроведению», как это сделано, например, в казахстанских центрах по изучению Синьцзяна. Русская школа «синьцзяноведения», имеющая богатые дореволюционные традиции, исторически была одной из самых лучших в мире, и она подходила к проблеме комплексно, рассматривая в тесной связке религиозные, этнические, геополитические, кросс-культурные и экономические факторы, влиявшие на развитие Синьцзяна на различных исторических этапах. Именно этому принципу следует и екатеринбургский НОИКЦ «Великий Шелковый путь».

Таким образом, можно надеяться, что новые Центры по изучению Центральной Азии, которые появились в Екатеринбурге, будут способствовать появлению на Урале молодого поколения своих востоковедов и развитию культурно-экономических связей этого региона с государствами Центральной Азии.

Алексей Старостин (Екатеринбург)