18 Ноябрь 2019



Новости Центральной Азии

Александр Князев: «Терроризм станет частью привычной жизни Киргизии»

08.12.2010 14:31 msk, Даниил Кислов

Кыргызстан Анализ

Координатор региональных программ, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН (Москва), консультант Института политических решений (Алма-Ата) Александр Князев ответил на вопросы главного редактора «Ферганы» Даниила Кислова. Разговор касался ситуации в сегодняшнем Кыргызстане.

- Сначала о возобновлении нестабильности в Оше. Что там происходит, на Ваш взгляд? «Вторая серия»? Реакция? В своем комментарии на «Фейсбуке» Вы назвали это «интифадой», но этим словом чаще называют вооруженную борьбу палестинских арабов против израильской оккупации. В чем тут метафора? Кого с кем Вы сравниваете?

— Понятие «интифада» или, если угодно, этот образ я в первый раз использовал не на Фейсбуке, а при анализе июньских событий в интервью «Фергане» еще в августе, когда выходил из состава национальной комиссии Киргизской Республики по всестороннему изучению причин, последствий и выработке рекомендаций по трагическим событиям, произошедшим на юге страны в июне 2010 года.

Общеизвестное применение понятия «интифада» относится к арабо-израильскому конфликту — дословно с арабского это означает «избавление». По моему мнению, Киргизию ждет с высокой степенью вероятности некое подобие палестинской интифады: теракты, убийства, другие так называемые «ассиметричные» формы постоянной войны. В этом абсолютная вина нынешнего киргизского государства, неспособного дать адекватную оценку тому, что произошло в июне, назвать и наказать реальных виновников, принять меры по устранению причин, по недопущению подобного. Вот недавно член Национальной комиссии по расследованию событий на юге Жыпар Жекшеев уже выразил свое очередное мнение: он, де, не сомневается, что за межнациональным конфликтом стоят иностранные государства… Интересно, какие? Этот эпизод лишний раз демонстрирует нежелание и неспособность и киргизского государства, и национальной элиты, и национальной интеллигенции сделать то, что немцы сделали после второй мировой войны. Для нормального последующего развития самого киргизского этноса необходимо осудить публично, на весь мир, тот агрессивный национализм, который лежит в основе и июньских событий, и массы других проявлений националистического характера, и который нынешним государством только поощряется.

Вы писали об этом не один раз: после июньских событий на скамью подсудимых садятся преимущественно узбеки, на самом деле пострадавшие в наибольшей степени. Против адвокатов, защищающих обвиняемых-узбеков, открыт настоящий террор, что имеет уже и массу международных негативных оценок, последствия событий возмещаются в основном одной, киргизской стороне... Фактически налицо продолжающаяся почти неприкрытая дискриминация узбекского населения. Из республики выехали десятки тысяч узбеков, огромная часть их находится в подавленном состоянии и инстинктивно просто пытается самосохраниться, а молодежь, не видя справедливости, ищет и, вероятно, находит ее в рядах ИДУ, «Хизб ут-Тахрир» и иже с ними. Думаю, теперь это на долгие годы, и взрывы и прочая террористическая деятельность станут привычной частью жизни Киргизии.

Я вполне допускаю — но исключительно в контексте той атмосферы, которая создана вокруг июньских событий в самой Киргизии, — что информация об активизации действий Исламской организации Узбекистана (ИДУ) на юге Киргизии может соответствовать действительности. О вероятности подобного я говорил сразу после июньского межэтнического конфликта, о том, что часть узбекского населения может радикализоваться и будет представлять собой благодатный мобилизационный ресурс и для ИДУ, и для других экстремистских и террористических организаций того же толка. Официально сейчас произносятся очевидные глупости: теракты готовились «группой националистически-сепаратистского толка», но при этом в составе этой группы, по словам министра внутренних дел, - киргизы, узбеки и русские...Что за идиотизм? В чем состоял «национализм», в чем «сепаратизм»? Слова-страшилки для малограмотных маргиналов, которых еще больше натравливают таким образом против «нетитульных», еще больше формируют образ «сепаратистов», под которыми по умолчанию подразумеваются узбеки… Извращенно кокетливо называя июньские массовые убийства «беспорядками», директор регионального филиала российского (!!!) Института стран СНГ Аман Салиев пишет: «именно народные массы, а не действующие регулярные войска и силовые структуры стали теми силами, которые смогли сохранить территориальную целостность государства». Это ли не оправдание стремительно набирающего силу нацизма? Я уже молчу о таких персонажах как Камчибек Ташиев, которого вам удалось «раздеть» на «Фергане», или Топчубек Тургуналиев, инициирующий закон о переименовании Бишкека в Манас… Тургуналиев, являясь советником президента, выступает от имени самой Розы Отунбаевой, значит, это позиция и транзитного президента?.. А если послушать еще руководителя администрации президента переходного периода Эмиля Каптагаева: «Некоторые силы развязали настоящую информационную войну, пытаясь придать происходящему на юге Кыргызстана видимость этнических чисток…» А что, это как-то по-другому называется? Про «некоторые силы» читать смешно.

Но ничто не проходит бесследно. Реакция будет, так или иначе, а учитывая и без того минимальную состоятельность киргизской государственности, хоть сколько-то позитивно перспективы этой государственности прогнозировать трудно. Если вернуться к образу «интифады», можно, не становясь на чью-либо сторону, просто сравнить организованность, дисциплинированность, ресурсный и мобилизационный потенциал еврейского государства с теми же характеристиками применительно к государству киргизскому… Арабо-израильскому конфликту, пресловутой «интифаде», если брать с момента начала так называемой «первой интифады», 9 декабря 1987 года, уже более тридцати лет. Строительство киргизского государства и без такого деструктивного фактора уже двадцать лет никак не состоится, чему свидетельством и все последние события без всяких связей с межэтнической ситуацией. Начнись серьезная новая дестабилизация, и оно просто превратится в территорию хаоса.

— А союзники, партнеры по ОДКБ, ШОС, антитеррористической коалиции, наконец?

— Меньше всего я бы хотел видеть, как какие-то, любые, союзники защищают интересы скатывающегося к национал-фашизму государства, подавляя национальное меньшинство, пусть его представители и выступают даже под некими радикальными лозунгами – того же «исламского государства»… Чтобы этого не случилось, нужно сегодня вникать в суть происходящих здесь процессов. А ставка – со стороны руководства сегодняшней Киргизии – делается, в том числе, и на втягивание в эти процессы внешних сил. Возьмите, скажем, июньское обращение Розы Отунбаевой к Дмитрию Медведеву насчет ввода российских войск на юг… Четко ведь понимается, что на угрозы, сочетаемые с понятиями «сепаратизм», а особенно – на все, что ассоциируется с «исламизмом», «исламским экстремизмом», руководство России (и не только) будет реагировать и по-своему болезненно, и с высокой вероятностью солидарно. А результат был бы – резкий взлет антироссийских настроений и среди узбеков, и среди киргизов, можно проанализировать даже тот минимум реакций, который успел случиться по горячим следам.

Я, кстати, не исключаю, что все последние события: взрыв в Бишкеке, боестолкновения в Оше– могут быть и постановкой властей. Дабы Роза Исаковна могла на саммите ОДКБ поплакаться и в очередной раз повыпрашивать у стран-союзниц, в первую очередь, у России оружие, иную военно-техническую помощь. Нужную, на самом деле, для проведения этнических зачисток на юге и продолжения процесса моноэтнизации республики.

— Кстати, к вопросу о «киргизском правосудии». Как Вы расцениваете ход суда над 28 обвиняемыми в расстреле «мирных демонстрантов»?

— Не думаю, что слово «суд» уместно применительно к происходящему. Можно было бы сказать «шоу», но под этим в общепринятом лексиконе подразумевается нечто развлекательное, тоже не очень точно. Для Отунбаевой — и в этом ее интересы пересекаются, как я думаю, и с Бекназаровым, и с прокуратурой, и со многими из политиков, кто ныне «на плаву», — это эффективный способ отвлечения общественного внимания от более чем кризисной ситуации в самой республике. Хоть в социально-экономической сфере, хоть в межэтнической, хоть с точки зрения легитимизации и стабилизации политической системы, системы госуправления. Если по форме — это просто очередное проявление того состояния дикости и варварства, в которое все более опускается Киргизия. При Бакиеве происходила заметная архаизация всей социальной жизни, сейчас эти процессы деградации, возвращения в феодально-патриархальное состояние только получили еще большее ускорение… Вспомните суды на юге, о которых и вы писали сами? Адвокаты обвиняемых по июньским событиям подвергались нападениям, оскорблениям, угрозам, слегка что-то изменилось, судя по сообщениям СМИ, что тоже не есть еще факт, только после мощной контрреакции извне — со стороны международных организаций, посольств, некиргизской прессы… На том процессе, о котором Вы спрашиваете, адвокаты обвиняемых захотели привлечь меня в качестве свидетеля на том основании, что я весной писал в одной из статей о том, что «люди, стрелявшие в митингующих, — это снайперы, нанятые Максимом Бакиевым с помощью своего друга Валерия Белоконя».

— Вы откликнетесь, если Вас пригласят на этот суд?

— Нет, конечно. Я не клоун и не хочу участвовать в этом позоре даже в качестве зрителя. А если по существу, первым такого рода заявление, подтверждения которого от меня жаждут адвокаты на этом спектакле в Бишкеке, — первым такое заявление сделал еще в апреле скандально известный член Временного правительства Азимбек Бекназаров. Слабо Бекназарова свидетелем на суд пригласить? Он — лицо вроде как официальное, соответственно, и его заявления — не публицистика, как у меня… Вообще, у меня к этим адвокатам и правозащитникам, в свою очередь, есть вопросы. Где они были, когда убивали Геннадия Павлюка, почему им сейчас это совсем неинтересно? Где они были, когда год назад бакиевские ублюдки ломали мне ребра, и три года назад, когда те же подонки пробивали мне голову за мою нашумевшую книгу «Государственный переворот 24 марта 2005 года в Киргизии»? Что думает, к слову, и киргизская прокуратура по этому поводу? По-человечески у меня вызывают сочувствие те же «альфовцы», но вот пусть адвокаты и добиваются, чтобы к обвинительным заключениям приобщались результаты технических экспертиз, если они действительно свидетельствуют о невиновности бойцов «Альфы», пусть приобщают официальные показания Бекназарова. Могли бы эти офицеры и не служить Бакиеву, если уж говорить об офицерских чести и достоинстве. Они не понимали, кому они служат? Все это судилище, мягко говоря, выглядит слишком убого, мерзко, у меня без них есть, чем в этой жизни заниматься...

К слову, опять о наемниках: уже в ходе июньских событий на юге говорил на брифинге в Бишкеке министр обороны Киргизии Исмаил Исаков, например. 14 июня об этом говорил Кубатбек Байболов, тогда комендант Джалал-Абада и одновременно первый заместитель председателя ГКНБ: «Это специально подготовленные группы из числа граждан Таджикистана. Их нанимателями являются приближенные семьи Бакиевых, отлученных от власти». Так найдите? Или хотя бы изложите аргументировано? Нет на это ни сил, ни особого желания, судя по-всему…

— Не секрет, что юг страны практически не контролируется центральными властями в Бишкеке. Чем, по-Вашему, может грозить Кыргызстану и всему региону нестабильность на юге страны — в Ошской и Джалал-Абадской областях?

— Есть прецедент — Косово. Это именно прецедент, поскольку потом уже были Южная Осетия и Абхазия. Сразу после объявления приштинским парламентом независимости Косово я писал, что в таком регионе как постсоветская Центральная Азия подобных зон просто обилие. Учитывая, что титульные элиты всех пяти государств выбрали этнократическую модель в построении государств, а также полиэтнический состав населения региона, чересполосный характер многих территорий, это может иметь просто катастрофический характер. Достаточно отметить огромные узбекские общины в Киргизии, Таджикистане, Казахстане, Туркмении. А еще есть огромное количество уже существующих территориальных претензий в той же Ферганской долине, и не только.

Конечно, говорить о разделе Киргизии пока преждевременно, но гипотетически нельзя исключать развития такого, скажем, сценария. «Ассиметричная» война, интифада, о которой мы говорили выше, происходит. Одно из первых последствий – ускорение миграции киргизского южного населения на север. Эта миграция и без того есть, при поощрении Бакиевых за пять лет на север перебралась не одна сотня тысяч южных этнических киргизов, но она резко возрастет с нестабильностью. Соответственно, возрастет доля этнических узбеков – и без того немалая, несмотря на миграцию последних месяцев, и всегда официально существенно занижаемая. А там недалеко и до косовского сценария…

Другой вариант – дорвавшиеся до власти северные элиты не созреют до понимания необходимости создания межрегионального баланса. Посмотрите, партия «Ата-Журт» уверенно подмяла под себя на прошедших выборах южный киргизский электорат. У меня нет ни малейших оснований симпатизировать этим бакиевцам и националистам, даже наоборот, но для устойчивости власти нужно их в эту власть каким-то образом кооптировать. Политика – искусство возможного, в ней нет места идеалам, есть лишь адекватность интересам, либо ее отсутствие.

— И как в этом контексте выглядит процесс формирования парламентской системы, о которой столько дискуссий?

— Главная проблема в идущем процессе формирования правительства и вообще в вопросе о состоятельности парламентской системы в Киргизии — чрезвычайно низкий уровень политической культуры в обществе и отсутствие ответственной политической элиты. Те ее представители, кто хоть немного думают не только об узкогрупповых, эгоистических интересах, - они просто тонут в общей массе. Дискуссии по распределению основных государственных постов представляют собой элементарный торг, связанный с возможностями контролировать те или иные ресурсы, особенно финансовые потоки... Пока все обстоит так, что киргизский эксперимент только дискредитирует парламентскую систему как в глазах собственного электората, так и для всех внешних наблюдателей.

— На «закуску» — модный вопрос о модном ньюсмейкере, компании Wikileaks. Кому- центральноазиатским правителям или американцам — может нанести больше вреда такая несанкционированная утечка информации для служебного пользования?

— Во-первых, я склоняюсь к тому, что утечка на WikiLeaks, скорее всего, санкционирована: помимо иного для обычных обывателей она показывает, например, масштабы или, если хотите, мощь американской дипломатии: например, когда в Таджикистане заместитель госсекретаря инструктирует таджикских генералов, как поступать с иранскими и северокорейскими самолетами... Опять же, как таджикское руководство будет объяснять это своим стратегическим партнерам в Тегеране? Если же это действительно инициатива отдельно взятого Джулиана Ассанджа, подобным образом реализующего некое мессианство, – такой версии тоже нельзя исключать, - то и в этом случае нужно смотреть по конкретным тематикам. Что-то из опубликованного прямо подставляет руководство стран региона. Что-то направлено, исходя из тематики, из содержания публикуемого, на разборки внутри самого американского истеблишмента… Посмотрим, что даст арест Ассанджа, не случайно же он сам сдался британскому правосудию, следовательно, имеет место некий сценарий и маловероятно, мне кажется, что этот сценарий – плод его индивидуального творчества…

Беседовал Даниил Кислов