14 Август 2020



Новости Центральной Азии

Июнь-2010 глазами активистов и аналитиков из Ташкента

11.01.2011 15:56 msk, Фергана

Кыргызстан Анализ

На фото: Этнические узбеки спасаются от преследований в Кыргызстане, направляясь в Узбекистан

Несколько дней назад в электронных СМИ был обнародован 73-страничный «Доклад по результатам независимого общественного расследования июньских (2010) событий в Кыргызстане», подготовленный группой «Ошская инициатива». Это - взгляд на происходящее «с узбекской стороны».

В докладе, который готовился на протяжении нескольких месяцев, скрупулезно рассматриваются все стадии трагических событий на юге Кыргызстана: непосредственно предшествовавшие погромам, происходившие во время погромов, а также после них. Фиксируются такие важные факторы случившегося как призывы в кыргызских СМИ к расправам над этническими узбеками, как уголовное преследование этнических узбеков после погромов, как преследование правозащитников и адвокатов, защищающих обвиняемых в участии в событиях 10-15 июня, приводится правовой анализ случившегося с точки зрения законодательства Кыргызстана. Фазы конфликта, как отмечают в заключении авторы доклада, удивительным образом совпадают с определением геноцида, сформулированным в 1996 году сотрудником Государственного департамента США Грегори Стэнтоном, и ныне широко используемым учеными и политиками.

«Ошская инициатива» - коалиция узбекских и кыргызских активистов гражданского общества, созданная в октябре 2010 года в Ташкенте по инициативе узбекистанской правозащитной «Экспертной рабочей группы». Своими основными целями «ОИ» считает содействие международному расследованию июньских событий в Кыргызстане и привлечение организаторов, виновников и исполнителей узбекских погромов к справедливому наказанию; помощь в реинтеграции узбекского населения Кыргызстана в общество; содействие в борьбе против национализма, шовинизма и дискриминации через создание и реализацию механизмов, обеспечивающих межэтническую, межрелигиозную толерантность в Кыргызстане; сотрудничество и тесную взаимосвязь с институтами гражданского общества Кыргызстана и других стран Центральной Азии.
Отметим, что по Стэнтону процесс геноцида состоит из восьми стадий, более поздним стадиям обязательно должны предшествовать ранние, действие которых продолжается на протяжении всего процесса. Приведем для примера несколько градаций из определения Стэнтона:

Стадия 2. Классификация и символизация. «Проводится точная градация, отделяющая «своих» от «чужих», причем «свои» или «чужие» получают определенные визуальные признаки».

Стадия 4. Организация. «Геноцид всегда организован: в большинстве случаев представителями государства, реже - неформальными путями, например, с помощью военизированных или религиозных организаций. Части, банды, толпы людей, осуществляющих геноцид, как правило, заранее вооружены или обучены. На этой стадии готовятся планы убийств».

Стадия 7. Истребление. «После того, как массовые убийства начинаются, их с полным правом можно назвать «геноцидом». Убийцы называют свои действия «самообороной», «зачисткой», «санитарной операцией» и пр., поскольку уверены, что их жертвы не вполне люди. Если геноцид поддерживается государством, полувоенные формирования часто поддерживаются вооруженными силами. В ряде случаев геноцид приводил к началу ответных жестоких и незаконных действий со стороны «жертв».

Стадия 8. Отрицание. «Сторона-организатор геноцида всегда отрицает факт геноцида. Она объявляет недостоверными свидетельства жертв геноцида, пытается уничтожить братские могилы жертв и начинает контрпропаганду, обвиняя в страшных преступлениях самих жертв геноцида. Организаторы геноцида активно блокируют расследование этих преступлений».

В то же время «Ошская инициатива» подчеркивает, что не делает окончательного вывода относительно произошедшего на юге Кыргызстана, поскольку его должна будет сделать Международная комиссия.

«Июньским событиям еще не дана объективная и правильная оценка, имеются различные версии, большинство версий, кажущиеся правдоподобными на первый взгляд, направлены на запутывание следов и отвод (внимания) от главной причины погромов местного узбекского населения», - пишут авторы доклада. - «Кыргызский национализм и шовинизм культивировался с самого начала приобретения национальной независимости в начале 90-х, а с приходом к власти К.Бакиева данный тренд в государственной идеологии и программах политиков и их партий заметно усилился. Уже сегодня можно отметить, что июньские погромы узбекского населения произошли с одобрения и попустительства официального Бишкека. С первых дней конфликта официальный Бишкек не предпринял достаточных усилий для прекращения кровавых событий. Международные и региональные организации, такие как ООН, ОБСЕ, ШОС и ОДКБ также проявили непростительную медлительность в своей реакции на события в южном Кыргызстане. Самые жестокие моменты погромов, когда пало большинство жертв, были, к сожалению, упущены всеми вышеупомянутыми заинтересованными сторонами.

На сегодня нельзя сказать, что потенциал конфликта исчерпан. Продолжающиеся незаконные задержания представителей узбекского населения, сфабрикованные уголовные дела против них с обвинениями в организации массовых беспорядков и убийств в ходе июньских событий, набеги и рейды в дома этнических узбеков говорят о том, что их безопасность в Кыргызстане до сих пор не гарантирована и политика дискриминации в отношении этнических узбеков с позиции национализма и шовинизма продолжается».

«Пока не будет проведено независимое международное расследование по июньским событиям в южном Кыргызстане и истинные организаторы, виновники и исполнители погромов в отношении узбекского населения не будут привлечены к достойному наказанию, у узбекского населения Кыргызстана не может быть чувства безопасности и справедливости. Именно установление справедливости по данному вопросу будет считаться реальным условием, предотвращающим в будущем любые реваншистские настроения и попытки между двумя родственными этносами – узбеками и киргизами. В этой связи мы выражаем надежду на то, что международной комиссии удастся установить истинные причины случившихся трагических событий и способствовать привлечению виновников к наказанию», - отмечают авторы доклада.

События, предшествовавшие июньским погромам

По мнению составителей доклада, анализ показывает, что задолго до июньских погромов, а также во время и после погромов кыргызоязычные средства массовой информации Кыргызстана часто публиковали материалы националистического и шовинистического характера, направленные против узбеков и других национальных меньшинств страны. Члены временного правительства своими безответственными заявлениями тоже продолжали разжигать межнациональную рознь.

Например, директор агентства охраны окружающей среды КР Топчубек Тургуналиев заявил: «Пусть узбеки убираются в Узбекистан». 25 мая 2010 года в правительственной газете «Эркин-Тоо» вышла статья Министра культуры КР Рыскелди Момбекова «Улутчул болгондон уялбаш керек» («Не надо стыдиться быть нацистом») и другие. В результате политики отдельных членов правительства среди кыргызского населения растет неприязнь на националистической почве в отношении дружественного им узбекского народа, говорится в докладе.

Для наглядности авторы исследования приводят некоторые из материалов подобного рода.

Так, 4 марта 2010 года кыргызская газета «Асман КG» в материале, озаглавленном «Кыргызская бдительность 5 минутами раньше», пишет следующее (автор Мырза Медер): «...В 1990-м году узбеки пытались сделать Ошскую область «Узбекской автономной областью», находясь на земле кыргызов, воевали с кыргызами. Наш прадед Калыгул говорил «Старый враг не будет другом». Я не могу полностью согласиться с его словами. Но разве тогда узбеки не показали нам своей старой вражды? Что, думаете теперь они нас полюбили? Старые раны не забудутся. Вот только недавно просили официальный статус для узбекского языка. Что это? Мы, кыргызы, думаем как прожить, как поднять экономику, а эти узбеки из кожи вон лезут, чтобы получить статус для узбекского языка. Как это понять?

...Автор хочет предупредить, что за каждый миллиметр кыргызской земли он готов воевать! Каждый кыргызский патриот, не манкурт, должен быть готов воевать за кыргызскую землю! Автор полностью против войны, но за великую кыргызскую землю, несмотря на то, кто является его врагом, он готов воевать!

В Кыргызстане проживают много народов. Считающиеся «голубой кровью», «хозяевами земли», кыргызы работают на них, как рабы в их домах и предприятиях. Если бы раньше наши прадеды знали, что на кыргызской земле на следующее поколение врагов, с которыми они воевали, будет работать следующее поколение кыргызов, как рабы, то они в свое время уничтожили бы их до основания. Почему издавна наши прадеды воевали, проливали кровь, погибали, защищая нашу землю?! Неужели для того, чтобы «гости» на кыргызской земле издевались над кыргызами?

Нет! Теперь мы должны выйти из манкуртизма! Если мы выгоним из «своего дома» 10 тысяч гостей «одного вида», значит, освободим дома для 10 тысяч кыргызов. Почему в «нашем доме» «другие гости» живут лучше, а мы, хозяева-кыргызы, голубая кровь, должны жить хуже? Если не выйдут законы, направленные на поднятие кыргызской нации (не других народов) на государственном уровне, не будет изменений для улучшения жизни кыргызского народа, то мы вынуждены будем применить «технологию» своих предков. Говоря откровенно, для меня на кыргызской земле все кыргызы должны жить лучше других народов: узбеков, дунган, уйғуров, турков, хачиков – каждый кыргыз должен жить лучше! Потому что мы живем на своей земле, «у себя дома».

Не отмечен ни один случай, когда уполномоченные государственные органы Кыргызстана отреагировали бы должным образом на такие материалы в кыргызскоязычных СМИ и вмешались бы для прекращения их распространения, констатируют авторы доклада.

Одним из первых столкновений между кыргызами и узбеками авторы исследования называют разгром узбекского Университета Дружбы Народов в Джалал-Абаде, построенный на средства вице-президента узбекского национально-культурного центра Кыргызской Республики Кадыржана Батырова.

«12 апреля 2010 года в беседе с журналистами Кадыржан Батыров говорил о «квотах в органах государственного управления для узбеков». Именно трансляция выступления Батырова в эфире двух ошских телеканалов: «МезонТВ» и «ОшТВ», по мнению официальных властей, и послужила катализатором конфликта 19 мая в Джалал-Абаде», - говорится в докладе. «Напомним, что 24 мая руководителей этих телеканалов вызвали в прокуратуру Джалал-Абадской области – как предполагается, по поводу трансляции этого интервью Батырова.

«Прошло время, когда узбеки отсиживались по домам, не участвуя в строительстве государства. Мы активно поддержали временное правительство и также активно должны участвовать во всех гражданских процессах», – заявил Батыров в этом интервью. На митингах, организованных К.Батыровым и его сторонниками, представители узбекского населения Кыргызстана на самом деле разрабатывали и выдвигали, в частности, следующие конституционные изменения:

- Квота в 30 % на работу в государственных органах для представителей этнических меньшинств (около 30 % населения Кыргызстана составляют представители этнических меньшинств). Малочисленные узбеки, работающие в государственных органах, планомерно сокращаются, что видно на примере таких организаций, как Ошгаз, Ошская ГТС, Ошская областная больница и других. Мононациональные правоохранительные органы, где работают лица кыргызской национальности, в лучшем случае нарушают права узбеков, в худшем - калечат, пытают, фальсифицируют дела, лишают их жизни. Так как мононациональные правоохранительные органы Кыргызстана Жанышем Бакиевым (родной брат экс-президента Бакиева) превращены в репрессивно-карательный орган для лиц узбекской национальности, узбеки боятся за свою жизнь и безопасность;

- Использование родного языка. Обучение родному языку национальных меньшинств. Во всех цивилизованных, демократических странах есть право использования родного языка этнических меньшинств в соответствии со ст. 27 Международного пакта о политических и гражданских правах. Но в Кыргызстане, где около 20 % населения составляют узбеки, им в этом праве отказано;

- Право на получение гражданства Кыргызстана в упрощенном порядке представителей этнических меньшинств-бывших кыргызстанцев без предоставления вида на жительство. В новой редакции Конституции узбекам, родившимся в Кыргызстане, в этом праве отказано, но (этнические) кыргызы, даже родившиеся в иностранном государстве, имеют право получить гражданство Кыргызстана в упрощенном порядке без предоставления вида на жительство. В результате узбеки, родившиеся в Кыргызстане, уже много лет не могут получить гражданство Кыргызстана и даже продлить визы, так как Ошский ГКНБ им отказывает.

Далее авторы переходят непосредственно к погрому Университета Дружбы Народов в Джалал-Абаде. Этот частный университет был построен на средства узбекского предпринимателя, экс-депутата парламента Кыргызстана Кадыржана Батырова. 19 мая 2010 года около двух тысяч лиц кыргызской национальности «с целью разжигания межнациональной розни» стали забрасывать камнями здание университета, выбивать стекла, пытаться его поджечь. Все это происходило при полном попустительстве спецназа и милиции. Но как только находившиеся в здании защитники университета, видя бездействие силовиков, попытались оттеснить вандалов-мародеров, спецназ стал стрелять вверх, а затем и на поражение в сторону узбеков. В результате среди последних были убитые и раненые. Узбеки надеялись на объективное расследование и привлечение к ответственности пробакиевских организаторов массовых беспорядков, а также милиционеров, убивших мирных граждан. Однако новая власть объявила виновным самого Кадыржана Батырова, несмотря на то, что он защищал свою частную собственность. Милиционеры, застрелившие нескольких защитников университета, так и не были привлечены к ответственности.

Основные виды преступлений, совершенных в ходе погромов 10-16 июня 2010 года в южном Кыргызстане

Авторы доклада оговаривают, что существуют различные версии относительно того, как начались июньские события на юге Кыргызстана.

«Согласно представителям узбекской общественности, - пишут они, - 10 июня 2010 года по ул. Ферганская и Зайнабитдинова в городе Ош произошли драки и стычки между кыргызами и узбеками на национальной почве по вине кыргызских националистов. 11 июня 2010 года (в ночь с 10 на 11 – Прим. ред.) примерно в 00.00 часов в казино «24 часа» г. Ош кыргызские националисты нанесли тяжкие телесные повреждения узбеку. Неподалеку от казино в общежитии ОшГУ организованно собрались студенты кыргызской национальности с целью преследования узбеков. Узбеки вынуждены были стихийно собраться для защиты своих улиц. Милиция открыла огонь в сторону узбеков, которые стояли на улицах Алишера Навои и Курманжан Датка, где они проживают. В микрорайоне «Западный» организованно, в сопровождении танков и БТР, кыргызские националисты пытались войти в узбекские кварталы по улицам А.Навои, Бостон. Танки и БТР, вошедшие на улицу А.Навои, ослепив прожекторами, открыли огонь на поражение в сторону мирных граждан узбекской национальности. В результате среди узбекского населения погибло свыше 30 человек, 250 человек ранены. В районе УСМ (г. Ош) организованно, в сопровождении БТР, кыргызские националисты пытались войти в узбекские кварталы по улице Жийдалик. БТР открыл огонь на поражение в сторону узбеков.

11 июня 2010 года в кварталах г. Ош, где преимущественно проживают кыргызы, кыргызские националисты отмечают дома, где проживают узбеки, для организации их убийств и разграбления их домов. Военные открывают огонь на поражение по узбекским защитникам своих улиц, а кыргызы, организованно приехавшие из других районов страны в сопровождении танков и БТР, пополняют свои ряды для нападения на узбекские кварталы. Военные не применяют ни оружия, ни других спецсредств для разгона кыргызских националистов. Кыргызская армия и правоохранительные органы раздают оружие милиционерам-кыргызам и погромщикам, нанятым и прибывшим из отдаленных уголков страны, которые, переодевшись в гражданскую форму, участвуют в расстреле узбеков и разграблении их имущества.

Вот как начало погромов описывают люди, проживающие в узбекских махаллях города Ош:

Таксист Кадыржан ночью с 10 на 11 июня гостил у родственников. «Мне позвонил сосед, сказал, что возле нашего дома стрельба. Когда я примчался в махаллю, подъезд к моему дому был уже забаррикадирован». Погромщики еще не успели подойти к дому таксиста, и он вместе с другими соседями, вооружившись палками, решил охранять свое имущество. «Через какое-то время к нам подбежал знакомый киргизский полковник с криком: «Убирайтесь отсюда, скоро здесь пойдут БТР». Узбеки попытались перегородить свою улицу микроавтобусом, но не успели. «Из-за поворота вывалился бронетранспортер, стреляя во все стороны. Я толком ничего не успел понять, как уже бежал со всех ног в обратную сторону. Рядом со мной было еще семь человек. Четверых из них застрелили за каких-то несколько секунд», - рассказывает Кадыржан.

И потерпевшие, и очевидцы событий, и журналисты указывают на то, что участники погромов придерживались определенной тактики. Жители всех махаллей описывают события тех дней практически одинаково: впереди двигался БТР, обстреливая из пулемета дома и расчищая дорогу, а за ним шла толпа с камнями, палками и бутылками с бензином, которая громила и поджигала все на своем пути. Причем пострадали только дома вдоль больших улиц. В узкие переулки бронетранспортеры не могли въехать, а «пехота» боялась заходить вглубь махалли. Откуда у кыргызов была бронетехника, никто толком сказать не может. Изначально думали, что толпе удалось разграбить военные части. Однако многие узбеки, среди которых встречались бывшие военнослужащие, видели на БТР солдат и офицеров в форме. Сотрудники ошской мэрии не исключают, что кыргызские военные могли сами проявить инициативу и помочь своим собратьям. Хотя приказа «сверху» громить узбеков, конечно же, никто не отдавал.

Беженцы-узбеки в Узбекистане
Беженцы-узбеки из Киргизии в Узбекистане

Опрошенные представители узбекского населения Кыргызстана, которые оказались на территории Узбекистана в качестве беженцев, подтверждают, что первой волной нападавших во время погромов были люди в военной форме и с оружием на БТРах и БМП, за ними шли погромщики. Многие кыргызы, с которыми общались журналисты, сообщили, что накануне погромов они получили СМС-послания примерно такого смысла: «Узбекистан узбекам не поможет, их можно валить».

По официальным данным Министерства здравоохранения Кыргызстана, во время июньских событий погибли около 420 человек и около 2.000 человек были госпитализированы. Однако эти цифры могут быть далеки от реальности, так как официальная статистика фиксирует только тех, кто был доставлен в больницы. Между тем тела многих погибших забрали родственники, на улицах и в мечетях видели непогребенные тела. Пострадавших подсчитать еще сложнее, так как жители Ошской и Джалал-Абадской областей заперлись в собственных домах. Ранено около своих домов (примерно) 10 тысяч узбеков. Разрушено и сожжено свыше 2,5 тысяч домов и около 1 тысячи объектов предпринимательства, принадлежащих узбекам. Подожжено около 500 принадлежащих узбекам автомашин. Угнано свыше тысячи автомашин узбеков в села Дараот-Коргон Алайского района и Папан Карасуйского района. Тесно связанные с кыргызскими организованными преступными группировками кыргызские правоохранительные органы под предлогом того, что документы на автомашины уничтожены огнем в сожженном здании ГАИ УВД г. Ош, готовят новые документы для кыргызов, угнавших автомашины узбеков. Основная часть разграбленного имущества узбеков находится в селах Дараот-Коргон Алайского района и Папан Карасуйского района, Аксыйском, Чон-Алайском, Каракульджинском, Алайском районах, районе дач около города Джалал-Абад. Вынуждены были покинуть свои дома несколько сотен тысяч узбеков-беженцев, только в Узбекистан вынуждены были уйти более 100 тысяч узбеков для сохранения своей жизни от зверств кыргызской армии и боевиков. Десятки тысяч узбеков вынужденно уехали для получения гражданства России.

В исследовании говорится о том, что во время трагических событий в Оше многие из местных силовиков неплохо зарабатывали на платном вывозе людей из зоны конфликта. «Услуга по безопасной эвакуации из зоны погромов 14 июня стоила 10.000 сомов (примерно 220 долларов США) за одного человека вне зависимости от возраста. Эвакуация осуществлялась как до границы Узбекистана (ближайшее относительно безопасное место), которая находится в 10 километрах, так и до аэропорта, располагающегося в получасе езды от города. Такая «платная эвакуация» осуществлялась на автомобилях с тонированными стеклами, иногда под охраной вооруженных людей».

Составители доклада сообщают, что, согласно цифрам, полученным от Министерства здравоохранения республики, количество погибших составляет более 400 человек, и отмечают, что число жертв может быть намного больше, потому что многих людей хоронили, не доставляя их тела в медицинские организации или морг. По их словам, им удалось составить список из около 3.000 частных домов, объектов предпринимательства и других зданий, принадлежащих узбекам и разрушенным или сожженным в ходе июньских погромов.

В докладе фиксируется такая важная часть июньских событий как массовые изнасилования. «Многие потерпевшие и очевидцы июньских погромов сообщили о случаях изнасилования представителей узбекского населения, - отмечают авторы отчета. - В данном случае изнасилование было использовано как тактика устрашения и унижения представителей национального меньшинства перед так называемой титульной нацией. Часто жертвами изнасилования в ходе июньских погромов становились молодые женщины, нередко изнасилованию также подвергались малолетние девочки и лица мужского пола, по показаниям очевидцев, для изнасилования часто использовались различные предметы (бутылки, деревянные дубинки и т.д.). По словам очевидцев и жертв изнасилования, в некоторых случаях после изнасилования жертва были зарезана и сожжена с использованием бензина, а иногда повешена на всеобщее обозрение. Часто случаи изнасилования носили групповой характер, когда одну жертву насиловал более чем один человек. Часто это имело место при близких родственниках жертвы, что усугубляло положение жертвы и ее близких».

Оценивая действия Временного правительства во время июньских событий, авторы доклада отмечают, что ни оно, ни правоохранительные органы, ни вооруженные силы не смогли эффективно и объективно осуществить свою задачу по предотвращению правонарушений против мирных граждан и расследованию преступлений, совершенных в ходе погромов. «Введенный Временным правительством комендантский час во многих местах не соблюдался представителями кыргызского населения и действовал только в отношении узбеков. Правоохранительные органы и вооруженные силы тоже не предприняли серьезных мер для всеобщего соблюдения объявленного комендантского часа. Более того, имеются конкретные факты, указывающие на то, что во многих местах, где представители кыргызского населения нападали на узбеков, это происходило с активным содействием и участием представителей правоохранительных органов или вооруженных сил, или с их молчаливого согласия», - говорится в исследовании.

Власти препятствуют расследованию преступлений, совершенных во время июньских погромов

В соответствующей главе доклада авторы указывают на наличие множества свидетельских показаний, включая письменные заявления и обращения, указывающие на то, что при приеме жалоб и заявлений от потерпевших представители кыргызских правоохранительных органов оказывали на них сильнейшее давление. Потерпевшим-узбекам часто отказывали в приеме и регистрации жалоб и заявлений. Сотрудники правоохранительных органов вынуждали их в текстах жалоб ссылаться на неизвестных нарушителей, а не на лиц кыргызской национальности и принимали жалобы у пострадавших-узбеков только при соблюдении этого условия. Множество образцов жалоб и заявлений, оформленных таким образом кыргызскими правоохранительными органами, по словам авторов доклада, прилагаются к исследованию.

Уголовное преследование этнических узбеков после погромов

«Начиная с 17 июня 2010 года правоохранительные органы Кыргызстана начали так называемую спецоперацию «зачистка». Сотрудники ГКНБ, милиции, спецназа, армии входили в дома узбеков, силой забирали деньги, золотые украшения, ценные вещи и насильно задерживали членов семей, в основном мужчин. В УВД мужчин-узбеков избивали и путем жестоких, бесчеловечных пыток (применение электрического тока, введение игл под ногти рук и ног, выдергивание ногтей, избиения, ломали внутренние органы, нос, зубы, челюсти, руки и ноги) заставляли оговаривать себя и других узбеков, вынуждая признаться в том, что это они сами убивали других узбеков и кыргызов, сжигали дома и объекты предпринимательства, принадлежащие узбекам. Получив крупные взятки с родственников обвиняемых, полумертвых узбеков выпускали под подписку о невыезде. Родители избитых до полусмерти узников обращались за помощью в больницы, где работающие врачи-кыргызы отказывались оказывать врачебную помощь узбекам. В результате некоторые жертвы «зачисток» умирали.

Эти массовые нарушения прав человека происходят и по сегодняшний день. Кыргызские правоохранительные органы не привлекают к ответственности военных, милиционеров и боевиков кыргызской национальности, участвовавших в погромах и массовых убийствах узбеков (в действительности такие случаи есть – Прим. ред.). Когда правозащитники, представители международных организаций, ООН, ОБСЕ посещают подследственных в СИЗО, ИВС, сотрудники милиции и ГКНБ вывозят наиболее сильно пострадавших в другие места, а остальным угрожают, что убьют их и посадят их родственников, если те проговорятся о пытках. Чтобы скрыть истинные масштабы пыток узбеков, большую часть арестованных узбеков держат не в ИВС и СИЗО (которые посещают сотрудники ООН, ОБСЕ), а в других местах, где их пытают, не опасаясь, что туда придут сотрудники международных правозащитных организаций. Неоднократные обращения родственников о вымогательстве денег, незаконных арестах и «подставках» в адрес президента КР Р.Отунбаевой, в комендатуру, приводят только к ухудшению положения узбеков», - говорится в докладе.

Авторы приводят примеры некоторых подобных «зачисток»:

- 18 июня мэр г. Ош М.Мырзакматов вызвал на совещание депутатов и лидеров узбекской общины. После окончания собрания был задержан и избит президент узбекского национально-культурного центра г. Ош Рашид Ходжаев, остальные узбеки смогли убежать от вооруженных боевиков ошского мэра. Бывший депутат парламента КР Буривой Жураев был направлен для примирения узбеков и кыргызов, но в районе УСМ г. Ош его захватывают трое сотрудников правоохранительных органов, 70-летнего старика избивают, сутки держат в ИВС, забирают автомашину, которую не возвратили;

- 18 июня мэр г. Ош М.Мырзакматов вызвал депутата Ошского городского кенеша (городского совета – Прим. ред) Акрама Хакимова, где потребовал от него, чтобы он сказал, что на территорию узбекских кварталов территориального совета Алимбек Датка г. Ош нападали не (только) кыргызы, а среди них и узбеки. А.Хакимов отказался, так как нападавшие были кыргызы, и они разграбили и сожгли принадлежавшее ему кафе «Туркестан», торговый павильон из 10-ти точек в Ошском районе г. Ош;

- 19 июня в 16.00 часов милиционеры приехали в школу № 69 имени Ч.Айтматова Наримановского сельского округа Карасуйского района, избили охранника гумпомощи Махаммада Ибайдуллаева, повредили ногу, нога была окровавленная. Избили подошедших главу сельского округа А.Шадманова, директора школы А.Хаджибуваева, бывшего главу сельского округа Н.Хосилова и еще нескольких пожилых людей. У них из карманов изъяли деньги, мобильные телефоны. В настоящее время глава сельского округа Нариман А.Шадманов находится под следствием;

- 22 июня в 5.30 часов в Наримановском сельском округе Карасуйского района началась зачистка, спецназовцы расстреляли и убили четверых, в том числе женщину, и ранили около тридцати узбеков, задержан 51 человек. Спецназовцы забрали деньги, автомобили, золотые украшения, мобильные телефоны, телевизоры, компьютеры и другие ценные вещи. Избивали и издевались на национальной почве, требовали предъявить паспорта, которые спецназовцы рвали и сжигали. Паспорта богатых узбеков забирали с собой и вымогали крупные суммы денег. Только из участка Таджикабад Наримановского сельского округа задержано 180 узбеков. Несмотря на то, что один из владельцев похищенного автомобиля написал заявление в прокуратуру области с просьбой возвратить автомобиль и принять меры в отношении милиционеров, разбойным образом похитивших автомобиль, в отношении милиционеров мер так и не принято. На одном самовольным образом угнанном автомобиле разъезжает подполковник УВД г. Ош. Он ежедневно ставит автомашину на стоянку около нового здания УВД г. Ош, но начальник УВД г. Ош К.Асанов не принимает никаких мер в отношении подполковника милиции, угнавшего машину. Таким образом, милиционеры и военные самовольно забирают автомобили узбеков и разъезжают на них;

- 22 июня 2010 года по ул. Чкалова, 46, спецназ задержал Расулова Улугбека, его обвинили в организации массовых беспорядков и убийствах с особой жестокостью, даже в том, что это он убил своего родного младшего брата и совершил поджог своего дома по ул. Чкалова, 46, якобы по приказу Кадыржана Батырова, чтобы опорочить кыргызов. Под бесчеловечными пытками (его изнасиловали в СИЗО) У.Расулов был вынужден подписать «признательные» показания. Действительная причина ареста заключается в том, чтобы обвинить его в убийстве родного брата и поджоге собственного дома и освободить от уголовной ответственности истинных преступников - кыргызских боевиков;

- 23 июня 2010 года в дом депутата парламента КР, президента узбекского национально-культурного центра КР Жалолиддина Салахуддинова, несмотря на то, что дома никого не было, выломав ворота, ворвались сотрудники ГКНБ, вооруженные солдаты, милиционеры, обыскали все комнаты, сломали двери и окна, забрали все ценные вещи и деньги. Приехали в здание ОсОО «Ошкрастекс», принадлежащее Ж.Салахуддинову, у входа избили молодого охранника. Сломали все двери комнат, разбросали все документы, компьютеры. Выломали сейф в кабинете руководителя и выкрали крупную сумму денег, выломав двери склада, выкрали 40 ковров. Комендант г. Ош К.Асанов поставил на стол патроны и заснял их на видеосъемку. Таким образом, К.Асанов сам лично подбросил патроны и подставил Ж.Салахуддинова. При «подставке» участвовал руководитель пресс-службы УВД г. Ош Замир Сыдыков. Потом эта группа военных мародеров под руководством К.Асанова поехала в ОсОО «Асли-Текстиль», принадлежащее Ж.Салахуддинову, избили охранника, выломав двери склада, погрузили в машину произведенные джинсовые изделия и ценные вещи, забрали из сейфа деньги. После грабежа под названием «зачистка» К.Асанов и милиционеры ворвались в ОсОО «Кыргызжиптекс» принадлежащее Ж.Салахуддинову, где погрузили импортное производственное оборудование, выломали другое производственное оборудование, забрали ценные вещи. Из склада ОсОО «Агромет», принадлежащее Ж.Салахуддинову, забрали 2 вагона минеральных удобрений. В результате «зачистки» под руководством коменданта г. Ош К.Асанова на предприятиях забрали все нотариальные, правоустанавливающие документы на недвижимость и бухгалтерские отчеты, Ж.Салахуддинову нанесен большой материальный ущерб на сумму в десятки миллионов долларов. Боясь за свою жизнь и жизнь своих родственников, в состоянии инфаркта Ж.Салахуддинов был вынужден покинуть Кыргызстан;

- 25 июня в 04.00 часов утра в сельском округе Мады Карасуйского района 5 человек в масках, в том числе в военной форме и с автоматическим оружием, выбив двери, ворвались в дом к сотруднице военно-учетного стола сельского округа Мады, ранили ее мать, избили ее мужа. На его глазах эта группа из 5 кыргызов несколько раз изнасиловала ее извращенным образом с особой жестокостью. Когда сотрудницу паспортного стола доставили для лечения, кыргызские врачи не приняли ее ни в Ошскую горбольницу, ни в облбольницу, так как она узбечка;

- 30 июня в 6-7 часов утра на ул. Полевая, 26, г. Ош, спецназом был задержан Хайрулло Аманбаев, 1989 г.р. В УВД г. Ош он был подвергнут жестоким пыткам. От него требовали дать признательные показания. Но даже под давлением он отказался дать (требуемые) показания, так как он ничего не совершал. Тогда двое сотрудников уголовного розыска УВД г. Ош подняли за ноги и выбросили Х.Аманбаева вниз головой с окна второго этажа здания УВД г. Ош. Х.Аманбаев получил черепно-мозговую травму. Приехавшим врачам скорой помощи выбросившие его из окна сотрудники УВД г. Ош сказали, чтобы в заключении врача они написали, что Х.Аманбаев сам упал с лестницы и сам себе разбил голову. Х.Аманбаев после операции лежал в состоянии комы и 11 июля 2010 года умер, не приходя в сознание;

- Во время грабежей кыргызскими боевиками магазинов узбеков на Вещевом рынке г. Ош погиб один кыргызский мародер, по заявлению его жены из близлежащих домов задержали несколько узбеков. Жена погибшего кыргызского мародера не опознала ни одного из них. Тогда проводивший опознание милиционер УВД г. Ош сказал ей: «Ты не опознала стольких узбеков, опознай стоящего последним, это он убил твоего мужа», и кыргызка под давлением милиционера «опознала» стоящего последним Элёра Рустамова. Хотя у Э.Рустамова бабушка по материнской линии является кыргызкой, и он не совершал данного преступления, милиционеры, применяя жестокие пытки, заставляют его признаться.

Преследования правозащитников и адвокатов, защищающих узбеков-участников событий 10-15 июня 2010 года

«Сразу после окончания основной фазы июньских погромов 15 июня силовые структуры Кыргызстана приступили к уничтожению следов. Люди в штатском и в форме искали правозащитников и журналистов, а также фото и видеосъемки, сделанные местными жителями или журналистами, и изымали их. Подозрения и обвинения правозащитников и журналистов в организации провокации среди населения перед началом июньских погромов и непосредственном участии в погромах стали удобной формой борьбы с гласностью», - констатируют авторы исследования.

15 июня 2010 года в Базар-Коргонском районе Джалал-Абадской области Кыргызстана сотрудниками правоохранительных органов задержан местный правозащитник, руководитель правозащитной организации «Воздух» Азимжан Аскаров.

«Вечером 15 июня в калитку дома Азимжона Аскарова постучались несколько лиц кыргызской национальности в масках и представились сотрудниками Джалал-Абадского областного управления внутренних дел, - говорится в докладе. - Они требовали у супруги Аскарова выдать им видео- и фотокамеры правозащитника. Супруга Аскарова ответила отказом, тогда люди в масках открыли огонь из автомата через калитку. Супруге правозащитника чудом удалось скрыться в соседских домах. Когда она убегала от преследования, она упала и повредила себе ногу. Группа налетчиков взломала калитку, зашла в дом и перевернула весь дом в поисках видео- и фотокамер правозащитника».

По официальной версии, Аскаров обвинялся в участии в межэтническом конфликте между лицами узбекской и кыргызской национальностей и убийстве милиционера-кыргыза. По утверждению местных правозащитников, коллег Аскарова, он занимался мониторингом и документированием нарушений прав человека во время июньских погромов на юге страны, снимал отдельные моменты правонарушений на видео и запечатлел их на фото. Кыргызстанские и узбекистанские коллеги правозащитника уверены, что он только беспристрастно выполнял свою общественную миссию, а не принимал участие в беспорядках, и тем более не убивал других людей.

Авторы доклада со ссылкой на «источники, заслуживающие доверия», сообщают, что А.Аскаров подвергся сильным избиениям в первые четыре дня после задержания. Избиения были совершены сотрудниками Базар-Коргонского РОВД. Степень избиений была такова, что привезенные из Базар-Коргонского РОВД для продолжения так называемого судебного заседания в апелляционном порядке Азимжон Аскаров и его коллеги не смогли самостоятельно выйти из «черного воронка» (специальная автомашина для перевозки заключенных) и им пришлось полагаться на постороннюю помощь. Было видно невооруженным глазом, что накануне они были сильно избиты. Но вместо того чтобы скрыть явные доказательства бесчеловечного обращения с заключенными, сопровождающие их конвоиры начали их избивать на виду у всех присутствующих возле Базар-Коргонского районного суда, включая родственников подсудимых и фашистски настроенных родственников «пострадавших» кыргызской национальности. Для последних такое поведение стало командой присоединиться к группе конвоиров, избивавших заключенных.

Азимжану Аскарову и нескольким его коллегам были вменены в вину убийство сотрудника правоохранительных органов в Базар-Коргонском районе Джалал-Абадской области во время июньских событий, организация массовых беспорядков, разжигание межнациональной вражды и хранение боеприпасов. Они были приговорены к пожизненному лишению свободы в ходе судебного процесса, который, по мнению независимых наблюдателей, проходил однобоко, с явно обвинительным уклоном и по заказу правоохранительных органов.

«Сразу после июньских погромов и во время так называемых операций по «зачисткам» власти усилили преследование защитников и адвокатов потерпевших-узбеков, - продолжают авторы доклада. - Появилась порочная тенденция избиения адвокатов, их подзащитных, родственников обвиняемых во время предварительного следствия и судебного процесса. Указанное беззаконие приобрело систематический характер. Судебные процессы, проводимые в здании суда, следственных изоляторах, кабинетах следователя, в воинских частях и т.д., проводятся с грубыми нарушениями. Согласно отчетам кыргызской правозащитной организации «Граждане против коррупции», в целом судебные разбирательства, связанные с массовыми беспорядками на юге Кыргызской Республики, характеризуются следующими обстоятельствами:

- Обвиняемых, подсудимых подвергают избиениям, как во время следствия, так и во время судебного процесса сотрудники правоохранительных органов, сомнительные люди, называющие себя родственниками пострадавших.

- Поданные адвокатами многочисленные жалобы о пытках их подзащитных игнорируются или закрываются по надуманным основаниям.

- У адвокатов нет абсолютно никакой возможности защищать своих подзащитных, поскольку их избивают, им угрожают и не допускают свидетелей с их стороны к судебным процессам.

- Судьи и прокуроры не предпринимают никаких попыток остановить избиения подзащитных, адвокатов и их родственников.

- Решения судей носят только обвинительный характер.

Ниже авторы доклада приводят ряд вопиющих случаев избиения адвокатов и родственников подсудимых.

Так, 11 октября 2010 года во время судебного заседания по делу Даврана Азимова, проходившего в зале городского суда, неизвестные молодые люди и женщины, называвшие себя родственниками потерпевших, напали на адвоката Алмаза Таштемир уулу. Нападения сопровождались националистическими высказываниями, угрозами, а также требованиями прекратить защиту узбеков. В настоящее время адвокат опасается за свою безопасность, поскольку поступают угрозы и требования не участвовать в защите людей узбекской национальности.

13 октября в войсковой части МВД КР № 7703 в городе Ош, где проходил судебный процесс над группой лиц, было совершено избиение обвиняемого Сухбатулло Низамходжаева, его адвокатов и родственников. В результате избиения обвиняемый и его родственники получили тяжелые травмы. Находившегося при этом водителя адвокатов избили, машину водителя разбили. Все это происходило на глазах у сотрудников правоохранительных органов, которые игнорировали призывы защищающихся от нападения адвокатов Т.Томиной и Д.Турдуевой. Свидетелем данного беззакония стали сотрудница Human Rights Watch Андреа Берг и сотрудники ООН, которые опубликовали на соответствующих сайтах описание произошедшего инцидента.

14 октября в воинской части внутренних войск МВД КР № 7703 в Оше были избиты адвокаты Динара Турдуматова, Назгуль Суйунбаева, Равшан Садыров и Кубанычбек Жороев. Со слов Динары Турдуматовой, в ходе судебного заседания адвокаты подверглись издевательствам и оскорблениям, но ни судья Рамазан Кожомкулов, ни прокурор Гульнара Эркинбаева не предприняли мер по пресечению беззакония. Вместо адекватного реагирования прокурор Гульнара Эркинбаева начала провоцировать конфликт, говоря следующее: «Узбеки сами виноваты… вы сами начали…». Наперекор всем нормам судопроизводства судебное заседание вела одна из представительниц потерпевшей стороны при молчаливом согласии судьи. Женщина сама решала кому говорить, кому молчать, (назначала) очередность выступлений… В результате судебный процесс был сорван и закончился нападением на адвокатов.

По словам адвоката Динары Турдуматовой, нападения неизвестных людей совершались и до судебного заседания, в ходе следствия. Жалоба по избиению, поданная адвокатом в УВД г. Ош остались без ответа.

Такая ситуация заставила нескольких ошских адвокатов заявить на пресс-конференции 15 октября 2010 года, что они отказываются принимать участие в судебных разбирательствах дел, касающихся июньских беспорядков, до тех пор пока в зале суда и вне его им и их семьям не будет гарантирована защита. Адвокаты заявили о случаях избиения их и подсудимых во время судебных заседаний, о том, что они постоянно подвергаются оскорблениям и нападениям. На имя президента Р.Отунбаевой было отправлено официальное письмо от имени объединения Коллегии адвокатов Ошской и Баткенской областей, которое подписал 161 адвокат.

У адвоката Дильбар Турдиевой - девять уголовных дел, ее подзащитных обвиняют в участии в массовых беспорядках во время июньских событий. 1 сентября началось заседание Карасуйского районного суда, ее подзащитного Алишера Абдыганиева и Бахтияра Курбанова обвиняли в убийстве сторожа одной из ошских фирм и в участии в массовых беспорядках. Председательствовал на суде Бакыт Усубалиев. По словам адвоката, в тот день все подсудимые, которых привезли в суд, были избиты родственниками потерпевших по дороге в зал суда, Абдыганиева облили бензином. В зале заседаний царил хаос, в адрес адвоката и обвиняемых выкрикивали оскорбления, задевающие национальное достоинство. Турдиевой кричали, что она ничем не поможет подсудимому, что он «все равно умрет».

«Когда мы выходили из зала суда, на маму и сестру подзащитного и на моего свидетеля напали: им порвали платья, матери Абдыганиева сломали руку, но они не стали обращаться для освидетельствования, они боялись. Нападали не только на «моих», нападали на многих узбеков, которые были там: в суд привозили подсудимых по разным делам, касающимся ошских событий. Когда мы стали выходить, во дворе суда на меня накинулась толпа женщин и мужчин, меня начали избивать. Милиции в тот момент там не было, был только конвой, охранявший подсудимых. Один конвоир кое-как пытался разнять толпу, мне удалось вырваться и убежать, меня посадили в машину родственники моего подзащитного», - приводят авторы доклада слова Турдиевой.

Алишер Абдыганиев был оправдан по статье «Убийство», но за участие в массовых беспорядках получил 8 лет лишения свободы. Бахтияру Курбанову дали 25 лет лишения свободы.

Д.Турдиева рассказала и подробности того, что произошло на судебных заседаниях 29-30 сентября. В воинской части внутренних войск МВД № 7703 проходило выездное заседание Карасуйского районного суда, слушалось дело об убийстве главы Карасуйского РОВД и его водителя.

«Во время судебного разбирательства родственники потерпевшего высказывались в мой адрес, - цитируют ее авторы доклада. - При этом на суд не были допущены не только родственники подсудимого, но и просто люди узбекской национальности. За день до этого заседания проходили слушания по делу моего подзащитного, и во время перерыва, когда судьи ушли на обед, были избиты все 11 подсудимых. Их избивали и потерпевшие, и сами правоохранители, - они считали себя вправе, потому что дело касалось их коллеги».

Адвокат рассказала, что ее коллега Таир Асанов попросил освидетельствовать следы избиений у подсудимых, но как только он это произнес, люди, находившиеся в зале суда, набросились на Асанова. «Они кинулись на Асанова, начали вырывать ему волосы, - рассказывает адвокат. - Да, там были солдаты и правоохранители, они старались что-то сделать, но я думаю, что они могли бы вести себя более эффективно».

Заключение и выводы

«Хотелось бы подчеркнуть, что июньские события на юге Кыргызстана мы оцениваем как погромы в отношении узбекского населения страны, - пишут составители доклада. - Погромы, а не межэтническое столкновение или международный теракт. Погромы, санкционированные и запланированные не третьими силами, а отдельными кыргызскими политиками в солидарности с лидерами организованной преступности в стране и приверженцами экс-президента К.Бакиева. Погромы, осуществленные не кыргызским народом, а отдельными люмпенизированными представителями кыргызского населения из отдаленных, бедных районов страны в сотрудничестве с кыргызскими правоохранительными органами, вооруженными силами и членами организованных преступных группировок. Соответственно, первый и главный шаг по нейтрализации многочисленных ран, нанесенных и узбекам, и кыргызам июньскими погромами, должен начинаться со справедливого, объективного и полного установления истинных виновных в июньских событиях и правонарушениях, последовавших за ними, и с привлечения их к достойному наказанию.

Авторы настоящего отчета хотели бы обратить внимание членов Международной комиссии по расследованию июньских событий и руководства Кыргызстана к следующим важным вопросам, ответ на которые должен быть найден в ближайщие месяцы, если руководство страны действительно намерено строить демократическое государство (ниже мы приводим лишь часть из этих вопросов – Прим. ред.):

- Почему несмотря на неоднократные предупреждения отечественных и зарубежных экспертов и аналитиков, что на Юге Кыргызстана возможны столкновения на межнациональной почве, спецслужбы Кыргызстана не приняли никаких превентивно-профилактических мер, направленных на предупреждение межнационального конфликта?

- Почему несмотря на явные просчеты никто из руководства спецслужб Кыргызстана не привлечен к ответственности за допущенные нарушения в работе и даже не освобожден от должности?

- Почему не были привлечены к ответственности вооруженные кыргызские боевики под руководством пробакиевского Омбудсмена Джалал-Абадской области Алиман Амановой, закидывавшие камнями и пытавшиеся поджечь здание Университета Дружбы народов и защищавших это здание узбеков, при попустительстве местных правоохранительных органов 19 мая 2010 года? Почему виновным был назван Кадыржан Батыров и узбеки, защищавшие свою частную собственность от грабежа кыргызских боевиков, а не сами кыргызские боевики? Почему руководство Кыргызстана и правоохранительных органов не приняло никаких мер по прекращению рейдерских захватов кыргызскими боевиками имущества Кадыржана Батырова?

- Почему на неоднократные требования узбекских национально-культурных центров Кыргызстана привлечь к ответственности автора статьи в газете «Асман КG» от 4 и 11 марта 2010 года Мырзу Медера за разжигание межнациональной вражды, он не был привлечен к ответственности? Наоборот, после требований о привлечении его к ответственности он начал пропагандировать свои национал-фашистские идеи, разжигающие межнациональную вражду, по телеэфиру национального телевидения с ведущим Туголбаем Казаковым.

- Почему 8 июня 2010 года, за 2 дня до конфликта, зять губернатора Ошской области, начальник Ошского управления газового хозяйства М.Аматов с целью обострения межнациональной ситуации увольняет сразу 28 узбеков? Почему руководство республики не приняло мер в отношении М.Аматова, который сразу после июньских событий освобождает всех узбеков и русских, работавших в Ошском горгазе, и вместо них берет некомпетентных кыргызов?

- Почему руководство Кыргызстана и правоохранительных органов за 1 день до начала погрома узбеков отдали приказ выдать оружие милиционерам кыргызской национальности, и наоборот – разоружить милиционеров узбекской национальности? Почему руководство правоохранительных органов до начала конфликта заставляло милиционеров узбекской национальности писать заявление об уходе «по собственному желанию», набирая вместо них милиционеров кыргызской национальности?

- Почему военные силы, ГКНБ и милиция Кыргызстана вооружили кыргызских боевиков несколькими БТРами, автоматами Калашникова, гранатометами, обмундированием и бронежилетами? Почему никто из руководства министерства обороны не привлечен к уголовной ответственности за допущенные нарушения? Почему правоохранительными органами несколько дней не принималось никаких мер для возвращения вооружения и локализации вооруженных кыргызских боевиков и примкнувших к ним солдат кыргызской армии и милиционеров?

- Почему руководство Кыргызстана и правоохранительных органов с целью локализации конфликта и взятия ситуации под контроль оперативно не выставило блок-посты на все въезды и выезды в г. Ош 10 июня 2010 года для недопущения в город Ош кыргызских боевиков? Ведь 19 мая 2010 года, когда кыргызские боевики забрасывали камнями и пытались поджечь здание Университета Дружбы народов, правоохранительные органы оперативно поставили блок-посты на все въезды и выезды в г. Джалал-Абаде. Или локализация конфликта не входила в планы руководства Кыргызстана и правоохранительных органов и была заинтересованность в разжигании и обострении конфликта?

- Почему руководство Кыргызстана и правоохранительных органов отдали приказ милиции уже 10 июня в 23.30 стрелять на поражение боевыми патронами по узбекам на улице Алишера Навои? Почему руководство Кыргызстана и правоохранительных органов отдали приказ 11 июня 2010 года в 01.30 выйти из военных частей вооруженным солдатам кыргызской армии на БТРах? Почему руководство Кыргызстана и правоохранительных органов отдали приказ 11 июня 2010 года в 02.00 вооруженным солдатам кыргызской армии на БТРах стрелять из автоматов Калашникова по гражданам узбекской национальности на улицах Алишера Навои, Бостон, Алебастрова, Ленина, Курманжан Датка, вплоть до улицы Нематжана Нематова г. Ош? Почему руководство Кыргызстана и правоохранительных органов не взяли на себя ответственности за десятки погибших и сотни раненных узбеков в первый же день погрома, растрелянных солдатами кыргызской армии?

- Почему, когда кыргызские боевики под прикрытием БТР, солдат кыргызской армии, милиции убивали и насиловали узбеков, сжигали их заживо, грабили их имущество, поджигали их дома в г. Ош на протяжении 3-х дней, никто из представителей правоохранительных органов не вышел, чтобы защитить жизнь и имущество граждан узбекской национальности, ведь это является их обязанностью? Почему несмотря на неоднократные звонки узбеков в милицию, никто из представителей милиции не выехал на место событий для предотвращения беспорядков? Почему руководители правоохранительных органов не привлечены к ответственности за бездействие и неисполнение своих функциональных обязанностей во время погрома узбеков? Почему они до сих пор работают на руководящих должностях?

- Почему когда кыргызские боевики под прикрытием БТРов, солдат кыргызской армии, милиции грабили имущество, принадлежащее узбекам и несколько дней мародерствовали на Ошском авторынке, на центральном рынке г. Ош, на Вещевом рынке, на рынке автозапчастей, никто из представителей правоохранительных органов не вышел, чтобы защитить жизнь и имущество граждан узбекской национальности - ведь это является их обязанностью? Почему не привлечены к ответственности руководители правоохранительных органов за бездействие во время грабежей?

- Почему во время грабежа имущества узбеков в супермаркете «Мухаррам» и других (объектах) кыргызские солдаты и милиция стоят в качестве наблюдателей, а потом сами силой открывают двери и участвуют в грабеже? Почему никто из милиционеров и солдат не привлечен к ответственности?

- Почему орудовавшие на горе Сулайман-Тоо и убивавшие узбеков снайперы рано утром 11 июня 2010 года вышли с территории погранчасти, расположенной у подножия горы Сулайман-Тоо, и направились на гору Сулайман-Тоо? Почему не привлечено к ответственности руководство погранчасти, направившее снайперов на гору Сулайман-Тоо убивать узбеков и допустившее погромы узбеков?

- Почему, несмотря на то, что когда на улицах Алишера Навои, Бостон, Шамшад, Джупас, где проживают узбеки, вооруженные кыргызские боевики на БТРах убивали и насиловали узбеков, сжигали их заживо, грабили и увозили их имущество на грузовых автомашинах, поджигали их дома, из расположенной рядом погранчасти не вышел ни один военный, чтобы защитить жизнь и имущество граждан, ведь это является священной обязанностью военных? Почему не привлечено к ответственности руководство погранчасти, допустившее погромы узбеков?

- Почему, когда из дома Исраиловых по улице Алишера Навои г. Ош украли 30 быков голландской породы, а потом сожгли этот дом, расположенный рядом со стеной погранчасти, никто из погранчасти не вышел для его защиты? Почему, когда грабят и сжигают дом, расположенный рядом с воротами погранчасти, никто из погранчасти не выходит для его защиты? Почему не привлечено к ответственности руководство погранчасти, допустившее погромы узбеков?

- Почему, несмотря на то, что действовал комендантский час, даже во время комендантского часа кыргызские боевики действовали свободно, убивали узбеков и сжигали их дома? А в отношении узбеков, которые защищали свои дома, действовал комендантский час и военные стреляли в узбеков на поражение, но не стреляли в убивающих и сжигающих дома узбеков кыргызских боевиков?

- Почему руководство Кыргызстана и правоохранительных органов после погромов узбеков в Ошской области, несмотря на действие комендантского часа в Джалал-Абадской области, не поставило военно-милицейские посты на въездах и выездах в Джалал-Абад для недопущения кыргызских боевиков на территорию Джалал-Абадской области и таким образом не предупредило погромы узбеков в Джалал-Абадской области?

- Почему и в Джалал-Абадской области были допущены те же нарушения, что и в Ошской области, то есть кыргызские боевики захватили оружие, боеприпасы, БТР? Почему после Ошских событий не было принято превентивно-профилактичесих мер по ужесточению охраны складов оружия и боеприпасов от кыргызских боевиков?

- Почему не были установлены военно-милицейские посты в направлениях Алайского, Чон-Алайского, Каракульджинского, Карасуйского районов Ошской области и Джалал-Абадской области для обнаружения среди отъезжающих кыргызов, кыргызских боевиков, участвовавших в погроме узбеков оружия, боеприпасов, награбленных автомобилей и имущества узбеков?

- Почему руководством правоохранительных органов несмотря на то, что узбеки указывают, где находится имущество, которые разграбили кыргызские боевики, никаких мер по его возвращению принято не было? Указывалось, что часть имущества, награбленного у узбеков, находится в домах барачного типа в Черемушках г. Ош, селе Папан Карасуйского района, селе Дараот-Коргон Алайского района. В селе Дараот-Коргон находится все угнанные автомобили узбеков. Но, несмотря на предоставленные данные, никаких мер для возвращения имущества узбеков правоохранительные органы не предпринимают и принимать не собираются. Не свидетельствует ли бездействие правоохранительных органов в отношении кыргызских ОПГ, что они находятся в преступном сговоре и действовали совместно во время погромов над узбеками?

- Почему так называемая «зачистка» после июньских погромов осуществляется лишь на территориях компактного проживания узбеков? Почему зачистке не были подвергнуты территории, где проживают кыргызы? Почему зачистке не были подвергнуты территории, откуда прибыло множество кыргызских боевиков: Ошский район, район ХБК, Юго-Восток г. Ош, Алайский, Каракульджинский, Чон-Алайский, Карасуйский районы, села Папан, Дараот-Коргон, где находятся базы по подготовке кыргызских боевиков?

- Почему не были арестованы лидеры кыргызских организованных преступных группировок Алмамат Манапияев, Мелис Мырзакматов, Кадыр Дусанов по кличке Дженго, Суюн Омурзаков, Куба (из Аравана), Искендер Гайпкулов, которые непосредственно спланировали, руководили, финансировали, участвовали в погроме узбеков и снабжали оружием кыргызских боевиков? Почему, когда лидер ОПГ Алмамат Манапияев находится в Бишкеке, его в аэропорту встречают, постоянно сопровождают и обратно провожают в аэропорт работники ГУУР и ГУБОП МВД КР? Почему работники ГУУР и ГУБОП МВД КР так рьяно охраняют лидера ОПГ Алмамата Манапияева вместо того, чтобы привлечь его к уголовной ответственности? Или МВД прикрывает действия лидера ОПГ Алмамата Манапияева по приказу руководства страны?

- Почему не были арестованы организаторы погрома узбеков и прикрывавшие организованные преступные группировки в правительстве члены правительства А.Бекназаров и Исмаил Исаков, которые непосредственно снабжали БТРами, солдатами армии и оружием кыргызских боевиков?

- Почему несмотря на то, что было убито и ранено несколько тысяч узбеков (цифры – на совести авторов доклада – Прим. ред.), сожжены и разрушены несколько тысяч домов и объектов предпринимательства, принадлежащих узбекам, никто из правительства, ГКНБ, министерства обороны, МВД, местных государственных администраций, местных правоохранительных органов не был привлечен к уголовной ответственности и не был освобожден от занимаемой должности с формулировкой «за допущенные нарушения, бездействие и неисполнение своих прямых функциональных обязанностей»? Или они все-таки выполняли «приказ» руководства страны осуществить погромы узбеков и поэтому остаются безнаказанными?

- Почему при проведении следственно-оперативных мероприятий из ИВС и СИЗО узбеки выходят со смертельным исходом или с искалеченным здоровьем?

- Почему факты пыток в отношении узбеков не расследуются и не дается правовой оценки действиям правоохранительных органов, нарушающих конституционные права и свободы узбеков и международную конвенцию о запрещении всех форм пыток?

- Почему руководство Кыргызстана и правоохранительных органов дало указание учить патриотизму задержанных узбеков, снимая с них брюки и трусы, (после чего) ударом приклада автомата военные заставляют их прогибаться и петь гимн Кыргызстана? Почему, если узбеки не могут спеть гимн, то их беспощадно бьют? Почему задержанных, избитых до полусмерти, полуголодных узбеков заставляют учить гимн Кыргызстана?

- Почему несмотря на видео- и фотоматериалы, где видно, кто из кыргызов участвует в убийствах узбеков, кто из кыргызов участвует в изнасиловании узбечек, в том числе малолетних девочек, кто из кыргызов участвуют в грабежах и мародерствах, кто из кыргызов участвует в поджогах заживо узбеков и их домов, никто из этих кыргызов не задержан и не привлечен к уголовной ответственности?

- Почему несмотря на показания свидетелей-узбеков о том, что при погромах узбеков, в групповых изнасилованиях извращенным способом, с особой жестокостью, в похищениях заложников-узбеков, участвовали знакомые им кыргызы, (хотя они) указывали на этих кыргызов и место их проживания, они не привлечены к уголовной ответственности?

- Почему пойманные узбеками в момент совершения преступлений, убийств, грабежей, поджогов в узбекских кварталах и сданные ГКНБ и милиции кыргызские боевики не привлечены к уголовной ответственности? Почему к уголовной ответственности привлекаются не истинные виновные, кыргызские боевики, а задержавшие их и оборонявшие свои дома от нападения кыргызов узбеки?

- Почему пойманные узбеками в момент совершения преступлений, убийств, снайперы на горе Сулайман-Тоо, сданные ГКНБ, не привлечены к уголовной ответственности?

- Почему руководство правоохранительных органов прячет задержанных молодых парней-узбеков, не в ГКНБ, не в комендатуре, не в милиции, не в ИВС и не в СИЗО, а в других местах, где их подвергают систематическим пыткам?

- Почему руководство Кыргызстана и местных правоохранительных органов в нарушение конституционных прав, Всеобщей Декларации прав человека и Земельного Кодекса КР незаконно изымает земельные участки, где находились сожженные дома, принадлежащие узбекам, и планируют строить на этих участках, принадлежащих узбекам, многоэтажные дома?

- Почему руководство Кыргызстана не дает права выбора узбекам - жить в многоэтажных домах или, получив компенсацию, построить дома на своих земельных участках? Или у властей страны путем погрома и поджогов домов узбеков цель состояла именно в том, чтобы изъять их земельные участки и, построив на этих землях многоэтажные дома, привезти туда жить кыргызов, участвовавших в погроме узбеков?

- Почему в эти дома планируется заселять как пострадавших от погромов узбеков, так и родственников кыргызских боевиков, нападавших на узбекские кварталы и непонятно по каким квалификационным признакам называющихся «пострадавшими»?

- Почему руководство Кыргызстана не принимает никаких мер по предотвращению рейдерских захватов частной собственности узбеков кыргызскими организованными преступными группировками?

- Почему руководство Кыргызстана не прилагает никаких мер, чтобы остановить массовый отток узбеков из Кыргызстана?

- Почему руководство Кыргызстана, на словах провозглашает свободу слова, а на деле препятствует выходу в свет узбекскоязычной прессы и (работе) телевидения? Почему мэр г. Ош М.Мырзакматов силой присвоил контрольный пакет акций телевидения «ОшТВ» и никто его не привлекает к ответственности? Почему не дается разрешения для выхода в эфир узбекскоязычных «Мезон-ТВ», газет «Дийдор», «Мезон», «Ахборот», «Демос Таймс», «Итоги недели» и других?

- Почему после узбекских погромов не прекращается поток статей в кыргызских СМИ, где разжигается межнациональная вражда против узбекского народа? Почему авторы антиузбекских статей и газеты, выпустившие эти статьи, не привлекаются к уголовной ответственности в соответствии со статьей 299 Уголовного Кодекса КР за разжигание межнациональной вражды? Или эта статья УК КР действует только в отношении узбеков?

- Почему на различных митингах и в телепередачах кыргызы, допускающие антиузбекские высказывания и разжигающие межнациональную вражду, не привлекаются к уголовной ответственности, а к ответственности привлекается Кадыржан Батыров, который требует привлечения к ответственности кыргызов, разжигающих межнациональную вражду?

- Почему руководство Кыргызстана и правоохранительных органов не принимают никаких мер по спасению и освобождению из плена похищенных заложников узбекской национальности, среди которых есть и граждане Узбекистана, которые силой удерживаются лидером организованной преступной группировки Алмаматом Манапияевым в селе Дараот-Коргон, Алайского района, в отношении которых применяются пытки, им не дают еды и воды?

- Почему руководство Кыргызстана и правоохранительных органов не принимают никаких мер в отношении сотрудников кыргызских правоохранительных органов, вымогающих у задержанных ими невиновных узбеков крупные взятки?

Рекомендации

Доклад завершается списком авторских рекомендаций:

1. Провести лингвистическую экспертизу с привлечением международных экспертов по выступлениям лидеров узбекского населения КР, представителей власти КР, на наличие в их выступлениях призывов к нарушению Конституции КР и законов КР. И только после получения заключения дать им всем, независимо от этнической принадлежности, правовую оценку. До получения подобного заключения попросить власти КР воздержаться от обвинения узбеков в разрушении государственности.

2. Провести независимое международное расследование и дать свое заключение о правомочности применения армией, милицией, другими силовыми структурами КР стрелкового оружия и бронетехники и расстрелах мирного населения КР.

3. Перед Международной комиссией поставить вопросы и определить правомочность действий и соответствие этих действий требованиям статьи о необходимой обороне, когда представители национальных меньшинств в своих домах противостояли нашествию уничтожающей их армии, милиции, других силовых структур.

4. Перед Международной комиссией поставить вопросы о правомочности участников погромов на расстрел и совершение других тяжких преступлений в отношении национальных меньшинств КР, и соответствии этого законам КР и нормам международного права.

5. В интересах стабилизации и прекращения преследования, все рассмотрения уголовных дел в судах (по июньским событиям) временно приостановить до получения заключения результатов Международной комиссии.

6. Все расследования уголовных дел в органах предварительного следствия (по июньским событиям) временно приостановить до получения заключения результатов Международной комиссии.

7. Провести судебно-медицинские экспертизы и оказать содействие в восстановлении утраченного здоровья осужденным, подсудимым, обвиняемым, которые незаконно содержатся в следственных изоляторах.

8. Международной комиссии дать правовую оценку по законам КР действиям властей КР, армии КР, милиции КР, судебным органам КР, допустившим массовые беспорядки, обозначить порядок возмещения и компенсации материального и морального вреда потерпевшим или их представителям.

9. Провести проверку и принять меры прокурорского реагирования по фактам избиения адвокатов Т.И.Томиной, Д.Турдуевой, Алмаза Таштемир уулу, Равшана Садирова, Кубанычбека Жороева, Динары Турдуматовой, Назгуль Суйунбаевой.

10. Возбудить уголовное дело по фактам избиения подсудимых во время судебных процессов 11, 13, 14 октября 2010 года.

11. Обеспечить адвокатам безопасность и возможность полноценной защиты своих подзащитных, обвиняемых по Ошским массовым беспорядкам.