22 Ноябрь 2019



Новости Центральной Азии

Невыносимая легкость бытия Маржан Сатрапи

21.09.2011 01:03 msk, Ольга Тараненко (Москва)

Иран Культура и искусство 

Маржан Сатрапи, чей комикс «Персеполис» вошел в десятку лучших книг последнего десятилетия, представила свой новый фильм на недавнем Венецианском кинофестивале.

Последняя картина Маржан, литературной и кинознаменитости, иранки, живущей в Париже, у нас, к сожалению, малоизвестной, - тоже поставлена по ее же комиксу.

…Тут надо бы отвлечься и кое-что пояснить. Политический комикс – для нас явление не очень известное: я сама услышала о таком виде искусства лет пять назад. И то, что Маржан именно на этой ниве стяжала мировую славу, нам может показаться несколько экзотичным.

«Лучшая книга десятилетия»? Или, вернее, одна из лучших? Как это? Объявить «живым классиком» совсем еще молодую женщину (сейчас Маржан едва перешагнула сорокалетний рубеж, не возраст для классика)?

Дать литературную премию за какие-то там «картинки» с незатейливыми подписями-диалогами под ними? Шарлатанство, мистификация, попса на марше: какой-нибудь строгий ревнитель литературных жанров именно так бы и сказал. Дескать, в стране Толстого такой номер бы не прошел: к тому же книги Маржан на русском до сих пор так и не вышли. Хотя переведены на 16 языков, включая китайский, и имеют огромные тиражи: она и вправду – знаменитость…

Во Франции «Персеполис» стал даже обязательным для изучения в школе. Тот факт, что Маржан повторила успех, выпустив еще три серии «Персеполиса», никоим образом не охладил пыла литературных критиков: три последующих выпуска этого комикса так же популярны, как и первый, разорвавшийся, словно литературная бомба.

Страница из комикса Персеполис
Страница из комикса «Персеполис»

Не устояло перед обаяниям ее юмора, горечи, ее сердечности пополам с озорством, ее горячим сердцем и лукавой иронией и высокомерное каннское жюри: когда писательница решилась сделать мультик по своему комиксу, то тут же получила одну из престижнейших премий Каннского кинофестиваля. И это в юбилейный для Канна, 2007-й год, когда фестиваль отмечал свое шестидесятилетие, и программа была более чем сильной!

Похоже, г-жа Сатрапи разнообразно талантлива: за что ни возьмется, все ей дается. Пусть и не без труда, но всякий раз с блистательными результатами…

Притом, что «Персеполис» - и комикс, и мультик, - «всего-то» повествуют о ее собственной жизни, об эмиграции из Ирана, о горьком возвращении, о новом бегстве в Париж. Естественно, на фоне страшных политических событий: свержении шаха, исламской революции, ирано-иракской войны, казнях, цензуре, угнетении женщин, бесконечных запретах и так далее и тому подобное.

Сатрапи, аристократка по рождению, вынужденная стать беженкой в далекой и высокомерной Европе, где ее не всегда воспринимали сообразно ее статусу и дарованиям, сполна хлебнула горького хлеба «гастарбайтера». Бывали дни, когда нечего было есть и негде было ночевать…

Любопытно, что теперь, когда у нее все в порядке и ночлежка ей не грозит, она вновь испытывает судьбу: как говорит сама Маржан, можно было бы преспокойно снять еще три серии «Персеполиса» и разъезжать на лимузинах. Если уж фильм заметила оскаровская академия, и Сатрапи и ее помощника Венсана Паронно номинировали даже на заокеанскую премию, заветного истукана, о котором мало кто в кинематографическом мире не мечтает…

Однако она не успокаивается и предпринимает нечто кардинально новое: теперь Маржан мечтает снять полнометражный фильм с живыми актерами по своему комиксу «Цыпленок со сливами». Будучи в своем роде наивной (она сама часто говорит о своем простодушии), Маржан решает, что после оскаровской номинации ей удастся легко и непринужденно достать денег на «настоящее» кино.

Как бы не так. Осторожные продюсеры советуют закрепить успех, продолжая рисовать «мультики». Живые актеры (к тому же сплошь звезды - Кьяра Мастроянни, Мария Де Медейрос, Изабелла Росселлини, Матье Амальрик) – это вам не рисованные куколки, попробуйте, не имея опыта работы в театре, с ними справиться!

И, если не иронизировать, высмеивая «трусость» спонсоров, то и их можно вполне понять: будучи талантливой художницей и писательницей, г-жа Сатрапи действительно никогда не управляла командой актеров. Что, на мой взгляд, и есть самое трудное в кино…

Результат – если забежать немного вперед – опять получился совершенно изумительным. На мой взгляд, «Цыпленок со сливами» - одна из самых лучших картин Венецианского кинофестиваля-68. Если не лучшая…

История о том, как некий музыкант, влюбившись в девушку по имени Иран (!) и имея нелюбимую жену, умирает от великой любви, может показаться несвоевременной (о чем ей не раз говорили продюсеры) и даже искусственной. Но – не в мире Маржан: любую сказку, с сентиментальной или возвышенной, совершенно «не актуальной» начинкой, она, как выяснилось, может превратить в волшебство, феерию, придать ей новое звучание, когда все возвышенные слова, от которых в иных устах тошнит, приобретают вдруг новый смысл.

Интересно, что история, рассказанная в «Цыпленке» — абсолютно реальна и произошла с одним из иранских родственников Сатрапи в конце пятидесятых. Да и героя Матье Амальрика зовут точно так же, как родного дядю Маржан – Насер Али. Этот самый дядя, музыкант, у которого в жизни было всего две страсти – девушка, на которой ему не дали жениться ее богатые родители, и скрипка, которую в припадке злобы разбила жена, действительно, как рассказывает Маржан, принял решение умереть. Назначив определенный срок – 8 дней. И что же?

Именно через восемь дней, чуть ли не час в час, Насер Али прощается с родными и уходит в мир иной. Разбитая скрипка служит детонатором его неудавшейся жизни: великая любовь и великое искусство в интерпретации Маржан становятся равновеликими. Если верить ей, так оно на самом деле и было, хотя зритель наверняка воспримет «Цыпленка» как метафору.

Афиша фильма Цыпленок со сливами
Афиша фильма «Цыпленок со сливами»

Этой «метафоричности» послужили и декорации: как это было принято в старом кино эпохи сороковых-пятидесятых, «Цыпленок» весь снят в павильоне. Правда, у Маржан это подчеркнутый прием: она и не притворяется, что снимала на натуре, откровенно демонстрируя, что разу не вышла на свежий воздух. То есть делает очаровательную стилизацию под старое кино, с его театральной стилистикой, с его яркими, выраженными страстями, с его наивностью и возвышенностью.

Забавно, что от комикса она тоже не может удержаться: в мир ее фильма иной раз вдруг врываются рисованные фрагменты – ироничные и изящные, ничем не нарушающие общего настроя этой волшебной картины.

Есть даже закадровый голос – прием, который считается давно устаревшим. Но, как выяснилось, в кино ничего не может устаревать, прием может возрождаться бесконечно, если он подпитывается живой энергией сердца и таланта.

А вот этого Маржан Сатрапи уж точно не занимать.

Ольга Тараненко, литературовед, культуролог (Москва)

Международное информационное агентство «Фергана»