25 Май 2019



Новости Центральной Азии

Нужны ли России дети мигрантов?

05.04.2012 19:22 msk, Нигора Бухари-заде (С.-Петербург)

Миграция  Россия

Фото с веб-сайта Умная-школа.РФ

Россия остается наиболее привлекательной страной для трудовых мигрантов из бывших Союзных республик. В последние годы в миграционных процессах появились новые тенденции. Вслед за мужчинами в Россию потянулись их жены и дети. Семейная миграция набирает обороты, ставя перед законодателями, госструктурами и обществом новые вопросы.

Один из них касается правовых условий пребывания в Российской Федерации детей мигрантов. Оказалось, что их статус законодательно не урегулирован, и этот пробел делает почти невозможной их легализацию на территории России. Таков один из выводов исследования, посвященного положению детей мигрантов в Санкт-Петербурге, в конце марта текущего года презентованного общественности северной столицы России. Исследование было проведено во второй половине 2011 года Национальным исследовательским университетом «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ) по заказу Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) в РФ и Санкт-Петербургского центра международного сотрудничества Красного Креста. В питерских школах было опрошено 632 ученика и проведено более 20 экспертных интервью.

Исследование показало очень интересные и важные результаты. Они содержат, на мой взгляд, два основных посыла. Первый адресован властям: права детей неотъемлемы и безусловны , а положение временно пребывающих в стране детей-иностранцев требует законодательного закрепления. Второй — общественности: полиэтничная среда в школах положительно влияет на учебные показатели как приезжих, так и коренных граждан. Кроме того, она способствует формированию здоровых межнациональных отношений в социуме.

Для детей закон не писан

Самая острая правовая проблема, касающаяся детей-иностранцев, - это истечение срока 90-дневной временной регистрации. «Даже если у мигранта есть разрешение на работу и он может год безвыездно работать в нашей стране, единственный способ для него легализовать пребывание своего ребенка — каждые три месяца вывозить его за границу России», - говорит специалист московского Центра миграционных исследований Юлия Флоринская.

Дело в том, что Федеральный Закон «О правовом положении иностранных граждан в РФ» (№115 от 25 июля 2002 г.) регулирует только отношения с работающими взрослыми. Условия пребывания детей он не оговаривает.

«Для детей возможность продления срока пребывания законом не предусмотрена. Права детей здесь явно ущемлены. Противоречия в законодательстве лишают детей-иностранцев, не имеющих легального статуса в РФ, права на образование, здравоохранение и социальную поддержку», - отмечает один из авторов исследования, руководитель научно-учебной лаборатории НИУ ВШЭ Даниил Александров.

Согласно закону, непрерывно учиться в школе могут только те дети-иностранцы, которые имеют вид на жительство или разрешение на временное проживание в РФ. Остальные должны через каждые 90 суток подтверждать свой легальный статус. То есть родителям необходимо раз в три месяца вывозить свое дитя из России, что, разумеется, сделать мигрантам физически и материально просто невозможно.

Школы под миграционным контролем

Ещё сложнее ситуация с доступом к социальным услугам детей тех родителей, которые находятся в России без легального статуса. Весной 2011 года в Санкт-Петербурге решили навести порядок в этом вопросе. В ряде средних учебных заведений УФМС совместно с прокуратурой провели проверки на предмет обучения детей без гражданства РФ. Оказалось, что школы, руководствуясь фундаментальным правом каждого ребенка на образование, принимали всех подряд, в том числе детей нелегалов, чем нарушали российское миграционное законодательство. В результате этих проверок некоторые школы были оштрафованы за прием детей нелегальных мигрантов.

«Как человек, я согласен, что каждый ребенок имеет право на образование, но если подходить со стороны закона, то установлено, что правами наделяются граждане, которые находятся на территории РФ легально. Согласен, что закон принимался в те годы, когда была другая миграционная ситуация, и не соответствует реалиям сегодняшнего дня. Но пока он не пересмотрен, мы должны его соблюдать», - поясняет замглавы Управления Федеральной миграционной службы (УФМС) РФ по Санкт-Петербургу и Ленобласти Дмитрий Никифоров.

Теперь школам предписано принимать только тех детей, чьи родители имеют не просроченные «миграционки» или разрешение на работу. Закончился срок пребывания родителя — ребенок подлежит отчислению, пусть даже в середине учебного года. Эксперты же считают такие меры излишне жесткими и не соответствующими интересам не только ребенка, но и государства.

«Искать нелегальных мигрантов в школе не очень хорошо. С социально-политической точки зрения это неверно. Исключение детей из системы образования и здравоохранения только приведет к формированию «невидимой» категории граждан, слабо интегрированной и проблемной для государства. В развитых странах, где школы финансируются из местных бюджетов, мы не знаем протестов местных сообществ в отношении посещения школ детьми мигрантов, в том числе и нелегальных. Потому что это их район, их школа, их сообщество, и они хотят, чтобы все в него были включены, и был социальный порядок. Когда мы исключаем ребенка из школы, ничего хорошего из этого не происходит. Поэтому дети нелегальных мигрантов не должны быть исключены», - полагает Даниил Александров.

«Нелегалам» в школе не место?

Получается, что правовая ответственность за поступки взрослых перекладывается на детей. Не оформил папа-мигрант разрешение на работу, не выехал вовремя из России — ребенку такого папаши не место в российской школе. Только вот, по мнению юристов, не вяжется такая трактовка закона с Конвенцией о правах ребенка, согласно которой государство обязуется обеспечить всем детям, независимо от их статуса или статуса их родителей, право на образование, здравоохранение и защиту от дискриминации.

«Международный договор, согласно Конституции России, имеет приоритет над федеральным законодательством. И его невыполнение — просто недисциплинированность должностных лиц и госорганов, - говорит член Совета по правовым вопросам при правительстве Санкт-Петербурга Рубен Муру. - Кроме того, сама Конституция России совершенно четко говорит о том, что взрослые и дети — это разные субъекты. Поэтому считать, что дети находятся незаконно на территории РФ, нельзя. Дети в этом случае не могут считаться правонарушителями. И если прокуратура ошибается, ее нужно поправить. Значит, нужно обращаться к юристам, губернатору, да и Москва не далеко».

Пока не будут устранены правовые пробелы, школы нужно оставить в покое, считают эксперты. Необходимо оградить их от несвойственных им обязанностей, проверок и карательных мер со стороны надзорных органов. Пусть занимаются учебным процессом, а не вопросами миграционного контроля. Детский омбудсмен Петербурга Светлана Агапитова на днях вышла с предложением не исключать детей мигрантов из школ до конца учебного года, но при этом заключать с родителями некое соглашение, обязывающее их легализоваться. Таким образом, учеба ребенка не будет прервана посреди учебного года. А дальше — решать родителям: либо выезжать из РФ и возвращаться в ту же школу, либо оставаться на родине.

В любом случае, ребенку лучше предоставить возможность учиться, чем лишить его такой возможности. Ведь школа не только образовывает и воспитывает, она представляет собой уникальный механизм адаптации и интеграции юного гражданина, и в частности иностранного, в общество. Кроме того, школа, по мнению экспертов, - единственный социальный институт, которому мигранты доверяют. Поэтому через школу может происходить адаптация и взрослых, особенно матерей детей-иностранцев.

Страхи и реальность

Людям присуще искать лучшую долю и лучшую жизнь для себя и своих семей. И вполне понятно стремление обосноваться в России приезжих из стран ближнего зарубежья, где хуже экономическая ситуация и меньше возможностей для образования и развития детей. Вместе с тем, приток детей-иностранцев в российские школы (особенно Москвы и Санкт-Петербурга) в последнее время вызывает обеспокоенность у части общества. Некоторые родители опасаются конфликтов между местными и приезжими детьми, поэтому стараются выбирать школы, где последних меньше.

Как показало исследование, эти страхи несколько преувеличены. За четыре года изучения миграционных процессов в Петербурге НИУ ВШЭ не получил ни одного сообщения о конфликте на межэтнической почве в какой-либо из школ. В том числе, и в 33 школах северной столицы, принявших участие в последнем опросе, подобные инциденты не замечены. Отношения между детьми внутри школ строятся по разным признакам, но, как правило, не по этническому. До определенного возраста дети не имеют жестких стереотипов и предрассудков в отношении представителей других национальностей. Подчеркиваем разность и навязываем неприятие им мы, взрослые.

«Мое мнение, что у нас, наверное, взрослые больше нагнетают эту ситуацию. У детей, по-моему, таких проблем нет. Если им на это акцент не делать, что этот — одной национальности, а тот — другой, то они на это внимание вообще не обращают», - сказал представитель отдела образования, участвовавший в опросе.

Ещё несколько месяцев назад из уст некоторых чиновников звучали предложения о создании в России отдельных школ для детей-мигрантов. Сторонники таких инициатив мотивировали их тем, что плохое знание приезжими русского языка тормозит учебный процесс и развитие местных детей. Однако практика показывает, что и эти опасения безосновательны. Малыши русский язык подтягивают уже через пару-тройку месяцев обучения, подростки — примерно за год. Исследования в питерских школах дали любопытный результат: полиэтничные школы с долей детей-мигрантов свыше 20% имеют лучшие учебные показатели, нежели школы, где иностранцев — 5% и менее.

Выгоды очевидны

Специалисты считают, что бесконфликтную среду и высокую успеваемость обеспечит такое соотношение, когда детей-неграждан в школе - не более пятидесяти процентов от общего числа. В смешанных классах обе категории учащихся благотворно влияют друг на друга. Иностранцы быстрее осваивают русский язык и впитывают ценности нового сообщества. В какой-то мере они «подтягивают» некоторых представители титульной нации, поскольку школьники-мигранты зачастую имеют более высокую мотивацию к учебе, чем их местные сверстники. При этом, приезжие менее склонны к рисковому поведению. Так, среди детей-неграждан гораздо выше процент тех, кто никогда не пробовали алкоголь и сигареты, чем среди детей-граждан.

В целом же, у тех и других — схожие интересы, стремления и мечты: любят заниматься спортом, хотят получить высшее образование, иметь дом, машину, хорошую работу и быть счастливыми. Дети из семей мигрантов абсолютно не отличаются по своим способностям от детей россиян. И никаких угроз или дурного влияния от них не исходит. Многие из иностранных детишек преуспевают в учебе, несмотря на гораздо большие экономические трудности и неустроенность их семей. И есть все основания полагать, что в будущем такие дети смогут добиться многого.

Специалист московского Центра миграционных исследований Юлия Флоринская считает, что окончившие в России школу дети-иностранцы по своему менталитету и ценностным ориентирам — полноценные российские граждане. Поэтому она и другие эксперты предлагают не только не исключать детей мигрантов из школ, а давать им гражданство или вид на жительство вместе с получением аттестата о среднем образовании. Отказываться от такого капитала теряющей население России было бы неразумно.

Международное информационное агентство «Фергана»