24 Апрель 2019



Новости Центральной Азии

Узбекистан - ОДКБ: «Давай, до свидания!»

01.07.2012 15:34 msk, Даниил Кислов

Узбекистан Анализ

«Резкое сближение руководства России и Узбекистана, зафиксированное в интонации встреч Ислама Каримова с президентом Владимиром Путиным и министром обороны России Сергеем Ивановым, приносит свои первые реальные плоды. По данным из заслуживающих доверия источников агентства "Фергана.Ру", в самое ближайшее время Узбекистан будет готов подписать с Россией довольно серьезные двусторонние документы, могущие оказать влияние на геополитический "расклад" в регионе».

Не удивляйтесь: это не самые свежие новости об отношениях Москвы и Ташкента. С этих слов начиналась статья «Ферганы», опубликованная на нашем веб-сайте целых семь лет назад, 30 июня 2005 года.

Это было время первого «путинского» сближения с Исламом Каримовым. Только что отгремел кровавый Андижан, и узбекский президент, подвергнутый западными партнерами резкой критике за расстрел манифестантов, прилетел в Москву за моральной поддержкой. И посвящена эта публикация (см. статью «Узбекистан, Россия, НАТО: Этапы сотрудничества и конфронтации») была именно встрече Путина и Каримова в Ново-Огарево, тем заявлениям, которые делали два лидера, казалось, вполне единомышленные и абсолютно уверенные в том, что их союз теперь скрепляется навеки.

Говорил на пресс-конференции для журналистов, преимущественно, глава Узбекистана. Он долго пугал прессу террористами-исламистами, стремящимися разрушить Узбекистан, а затем и весь мир, заявил о недопустимости международного расследования андижанской бойни, высказался против «цветных революций» и распространения влияния НАТО на восток...

Оба лидера сошлись во мнении, что беспорядки Андижане были инспирированы со стороны Афганистана, а управляли террористами, по словам Ислама Каримова, некие «сценаристы и режиссеры», которые «использовали те религиозные, экстремистские, радикальные силы, с которыми так боролись в Афганистане и так успешно борются сейчас в Ираке». Это был откровенный совместный выпад против условного «Запада». Каримов явно присягал Москве на верность, спрятавшись под ее крылышко в поисках защиты своего режима от влияния извне и бунта изнутри.

Буквально через год Ташкент вернулся в Организацию Договора о коллективной безопасности.

Впрочем, еще через пару лет стало понятно, что Узбекистан будет членом этой организации лишь формально: основные уставные документы и международные договоры, подписанные в рамках ОДКБ, он так и не ратифицировал, в совместных военных мероприятиях вовсе не участвовал. Процесс «вялотекущего» членства Узбекистана в пророссийском военном блоке логично завершился выходом из него, объявленным в конце июня 2012-го.

Для того, чтобы понять, почему сегодня Узбекистан во второй раз вышел из ОДКБ, надо вспомнить, из-за чего он покидал эту организацию - тогда еще просто Договор о коллективной безопасности, или ДКБ - в далеком 1999 году.

ДКБ, подписанный в 1992-ом и вступивший в силу в 1994-ом, объединил больше половины бывших республик Советского Союза - Армению, Казахстан, Киргизию, Россию, Таджикистан, Узбекистан, Азербайджан, Грузию и Беларусь. Поначалу это была даже не организация, а так — бумажка, соглашение о намерениях, позволяющее государствам, принявшим сей документ, сколь угодно долго присматриваться друг к другу без особых взаимных обязательств. Через пять лет стало очевидно, что пути-дорожки объединившихся в ДКБ стран понемногу расходятся. И в девяносто девятом Азербайджан, Грузия, Молдавия, Украина и Узбекистан из Договора ушли, зафиксировав свои отношения в новом «блоке» - ГУУАМ.

Строго говоря, это межгосударственное объединение тогда было тоже довольно зыбким, сугубо региональным, логически включающим в себя лишь страны Каспийско-Черноморского региона, и Узбекистану, казалось, делать в нем было совершенно нечего. Думаю, привлекла Ташкент в ГУУАМ именно ориентация этого союза на Европу и НАТО. Другими словами, Каримову нужны была не сами Молдавия с Украиной, а участие в одном с ними символическом клубе как мостик в Европу. Все больше разочаровываясь в стареющем Ельцине и экономически неустойчивой России, Ислам Каримов уповал на партнерство с преуспевающим Западом, видел в нем и гарантии безопасности, и гораздо более вероятные, чем из Москвы, потоки финансовых инвестиций.

Хвалебная риторика Каримова в адрес США и НАТО значительно усилилась в начале 2000-х годов, когда силы антиталибской коалиции вошли в Афганистан. В апреле 2002 года президент Узбекистана заявил, что США сделали для его страны то, что не смогли сделать партнеры по СНГ. Каримов открыто «припечатал» этих самых партнеров, обвинив их том, что они ограничивались «голыми заявлениями» о борьбе с терроризмом, а практические шаги предприняла только антитеррористическая коалиция. «Решающую роль в снятии напряженности и опасности на южных рубежах Узбекистана сыграли исключительно США, их решимость и хорошо подготовленные вооруженные силы, а не участники Договора о коллективной безопасности», - заявил Каримов.

Однако совсем скоро «гууамовский» мостик рухнул: Узбекистан начал игнорировать мероприятия этой организации и окончательно вышел из блока в мае 2005 года, очевидно, опасаясь экспорта «цветных» революций, годом и двумя годами ранее произошедших, соответственно, в Грузии и на Украине. Таким образом, Запад, США и НАТО нужны были Каримову только до тех пор, пока они не вмешивались в его личные дела и не представляли собой угрозу его режиму.

«Мы дружим с вами, если только вы не слишком кричите о правах человека и политических реформах» - вот ключ к пониманию отношений Ташкента с условным «демократическим Западом». В отношениях с Россией и прокремлевскими блоками действует другое правило: «давайте нам денег, но не задушите нас в своих союзнических объятиях».

Разумеется, такие образования как ШОС или ОДКБ никакой буквально угрозы режиму Ислама Каримова не несут. Но и помощи от них, в особенности для преодоления противоречий между участниками группы, нет никакой. Сегодня центральноазиатские члены ОДКБ имеют гораздо больше проблем в отношениях между собой, чем общих тенденций развития и сотрудничества. И в самом центре этого клубка противоречий находится Узбекистан, единоличный лидер которого органически не способен к многосторонним компромиссам. Именно поэтому источники в Ташкент аргументируют выход из блока «переносом акцентов на двусторонние контакты с партнерами». Именно поэтому некоторые прозорливые наблюдатели видят в уходе Каримова из ОДКБ больше плюсов, чем минусов.

Переход от интеграционной модели к этим самым «двусторонним контактам» значит не что иное, как отчаянное желание Узбекистана самостоятельно, без групповых обязательств, «разобраться» с соседями, самым проблемным среди которых для Ташкента прежде всего остается Душанбе. «Напряжение в узбекско-таджикских отношениях напоминает о временах «холодной войны», - писала еще в 2008 году, к несчастью, рано ушедшая из жизни, Санобар Шерматова. - Без повышения степени доверия между этими странами ни одна интеграционная инициатива, в которой заинтересована Россия, включая проекты Евразийского экономического сотрудничества, работать не будет. И это обстоятельство заставит Москву, имеющую рычаги влияния в Центральной Азии, искать пути сблизить несговорчивых соседей».

Кажется, эти «поиски» успехом не увенчались. Либо Москва не там искала, либо была слишком наивной, рассчитывая на то, что после кровавого Андижана узбекский правитель станет покорно соглашаться на все ее инициативы. Либо против интеграции выступает сама жизнь, реалии постсоветского политического пейзажа. В частности - суровый авторитаризм (читай - эгоизм) центральноазиатских владык. Ведь, согласно точному наблюдению той же Санобар Шерматовой, сделанному еще в 2004 году, «отношения элиты СНГ до предела персонифицированы: не поладишь с руководителем - не жди взаимопонимания между странами».

Ислам Каримов - именно такой человек, который с огромным трудом ладит с другими президентами. И в тот момент, когда Узбекистан оказывается снова чрезвычайно необходим странам НАТО, Каримов не может не использовать этот шанс, по крайней мере, для усиления своего регионального авторитета в пику соседям-конкурентам.

Так начинается новый цикл обособления Ташкента от партнеров по СНГ и усиления сотрудничества с тем самым «условным Западом». Тем более, что сегодня Европа и США практически отказались от чрезмерной критики узбекского авторитаризма и, по сути, пообещали Каримову поддержку и соблюдение статус-кво политического режима. Такая позиция «Запада» выглядит для узбекского диктатора гораздо более привлекательно, чем политика Кремля, поставившего на евразийскую интеграцию и тем самым зачастую отпугивающего некоторых «чересчур независимых» соседей.

Другими словами, тот самый условный Запад, еще вчера наивно пытавшийся перевоспитать азиатского хана Каримова, прививая ему демократические манеры вроде «политической конкуренции» и «открытого общества», сегодня окончательно сменил тактику, объявив, по сути, полное «невмешательство во внутренние дела».

Такой Запад и такие Штаты, наконец-то закрывшие глаза на нарушения прав человека и прочий диктаторский беспредел в далеком «стане», Исламу Каримову гораздо милее, чем неоимперская политика окрепшего путинского Кремля, шаг за шагом подминающего под себя постсоветскую периферию.

Это вовсе не означает разрыва отношений Ташкента с самой Москвой, с «дорогим Владимиром Владимировичем», по крайней мере, до тех пор, пока тот сидит в Кремле. Однако выход Узбекистана из ОДКБ свидетельствует об очередном фиаско попыток Москвы завлечь Ислама Каримова в некий стратегический военизированный клуб под своим началом.

И о том, что отношения Узбекистана, России, ОДКБ и «условного Запада» сегодня вернулись на десять лет назад - примерно в 2002 год.

Надолго ли? До следующего «андижана»?

Даниил Кислов

Международное информационное агентство «Фергана»