20 Сентябрь 2020



Новости Центральной Азии

Арабские шейхи браконьерствуют в Казахстане

21.08.2002 00:00 msk, Борис Кузьменко. Алма-Ата

В Алма-Ате состоялся съезд владельцев ловчих птиц, в число которых традиционно входят беркуты, ястребы и соколы-балобаны. Инициатором этого своеобразного форума стала республиканская ассоциация "Буркитши", объединившая в своих рядах практически всех владельцев крылатых охотников. Они обсудили свои проблемы, посетовали на то, что правительство не уделяет внимания их бедам, а молодежь не стремится перенимать опыт старшего поколения, и потому ряды членов ассоциации стремительно дряхлеют. Да и ловчих птиц в стране становится все меньше.

И в общем-то эти люди правы. Для республики, еще сравнительно недавно считающейся страной кочевников, иметь лишь несколько десятков прирученных пернатых хищников - явление удивительное. Даже в небольшой Бельгии число таких охотников составляет 87, в Испании - 160. А ведь в прежние времена молодецкие забавы с ловчими птицами считались в казахской степи одними из самых популярных. Здесь устраивали многочисленные состязания, привлекавшие массу народа. Красочным зрелищем наслаждались и стар и млад. Возникали и развивались многочисленные традиции, передававшиеся от отца к сыну. Существовал и охотничий промысел, когда выезжали в поле не для того, чтобы похвалиться собственной удалью и погордиться летающим другом, а для элементарной добычи - забивали пернатую дичь, зайцев, лисиц, крепкий и хорошо обученный беркут мог завалить даже волка. За такую птицу любители, не скупясь, предлагали хозяину в обмен несколько верблюдов. И сегодня их стоимость велика - сравнима с ценой хорошего автомобиля. Только купить практически невозможно. И на воле летающих хищников становится все меньше, они давно уже занесены в Красную книгу. Одна из главных причин заключается в хозяйственной деятельности человека, осваивающего все новые территории, что вынуждает тех же беркутов выбирать для своего гнезда самые отдаленные массивы. А другая причина кроется в массовом браконьерстве, в котором вольно или невольно участвует и само государство.

Сегодня можно проехать республику вдоль и поперек и не встретить ни ястреба, ни беркута. С соколом-балобаном положение несколько лучше. Пару лет назад ученые Института зоологии предприняли попытку сосчитать поголовье летающих красавцев. И выяснилось, что на всей огромной территории страны обитало всего около четырехсот балобанов.

Вряд ли с той поры их стая увеличилась. А дело в следующем. Казахстан облюбовали для своих охотничьих утех арабские аристократы: в их странах соколиная охота всегда пользовалась большим почетом. Каждый мало-мальски обеспеченный человек считал своим правом содержать ловчих птиц. Так продолжается по сей день. Одна беда, соколов-балобанов, которые наиболее отвечают охотничьим требованиям, приходится завозить со стороны. Когда Казахстан обрел суверенитет, здесь стали прописываться многочисленные иностранные компании, в том числе - из арабских стран. Их специалисты быстро поняли, какое здесь имеется богатство.

И вот арабские аристократы стали ежегодно наведываться сюда. Обычно вояжи совершаются осенью, когда начинается массовая миграция птиц. Как правило, охота ведется на дрофу-красавку, кстати, тоже занесенную в Красную книгу, а заодно отлавливают балобанов для пополнения своего охотничьего "гарема".

Пикантность ситуации заключается в том, что добыча и соколов, и дрофы в Казахстане находится под строжайшим запретом. Но ежегодно для арабских шейхов делаются исключения. В каждом конкретном случае правительство издает специальное постановление об отлове редких исчезающих видов птиц "в научных и других целях". Обычно по согласованию с Институтом зоологии утверждается квота на отлов строго определенного количества охотничьих птиц и дрофы-красавки. Но эти условия соблюдаются редко: договориться с местными властями проще пареной репы, за определенную мзду они не только закрывают глаза на разного рода нарушения, но еще могут обеспечить охрану гостей, гарантирующую их от постороннего внимания.

ПримеЧательна в этом смысле история с шейхом из Арабских Эмиратов Сурур Бин Мухаммадом, наделавшая в свое время немало шума. Сначала в аэропорту Чимкента приземлился воздушный лайнер, в котором находились три десятка телохранителей шейха и ловчих, обслуживающих стаю пернатых охотников из 23 соколов-балобанов. Однако вскоре стало известно, что у горячих арабских парней нет никакого разрешения на охоту и ничего вразумительного на этот счет они сказать не могут. Тогда до выяснения всех обстоятельств гостей направили в лучшую гостиницу города, а птиц отвезли в местный зоопарк, где хотели разместить в обычной клетке. Но ловчие не позволили этого сделать: дескать, каждый сокол задекларирован на 50 тысяч долларов, они элитные воздушные охотники, а в клетке могут получить какую-либо инфекцию. Тогда от греха подальше балобанов разместили в кабинете директора зверинца.

Через два дня ситуация разъяснилась. Приземлились еще два самолета, в одном из которых находились еще 41 балобан, а в другом сам шейх Сурур с правительственным разрешением на отлов сотни дроф. Вскоре кавалькада из десятка джипов исчезла в степях Южного Казахстана, оставив хозяев в несколько растерянном состоянии. Особенно был подавлен директор зоопарка, кабинет которого источал неповторимое амбре.

Но многие обратили внимание и на явное несоответствие утвержденной квоты и количества ловчих птиц. Чтобы забить сотню дроф, достаточно 10-15 соколов. Когда один из инспекторов территориального управления по охране животного мира обратил на это обстоятельство внимание своего начальства, ему посоветовали заткнуться, если не хочет быть уволенным. А известный эколог Владимир Инин, которого таким манером с толку не собьешь, прямо утверждает, что зачастую охота арабских шейхов на дрофу - лишь предлог для того, чтобы обновить и омолодить свою пернатую рать.

Вслед за шейхом Суруром в Казахстан один за другим потянулись другие вальяжные гости, буквально нашпигованные нефтедолларами. Их набралось шесть человек. В результате охотничьего набега, по официальным данным, ими было забито 355 дроф и отловлено 23 сокола, что намного превысило установленную квоту. Конечно, приезжие выплачивают казне определенную сумму, но ведь загубленных редких птиц уже не вернешь.

Примечательно и другое. Обе эти породы птиц в основной своей массе не обитают в Казахстане постоянно, для них республика - лишь транзитная территория. Главный ареал их распространения приходится на Россию, где также действует строгий запрет на отлов и охоту. В этом случае право республиканского правительства без консультаций с северным соседом самостоятельно определять квоту на отлов вызывает большие сомнения. Ведь таким образом Астана фактически поощряет браконьерство, и это трудно понять.

Но, может быть, ответ лежит в иной плоскости? Стала известна, например, следующая история. Принц из Саудовской Аравии Султан ибн Абдель Азиз Аль Сауда после удачного завершения своей охотничьей эпопеи прибыл в казахстанскую столицу, предварительно отправив домой пойманных соколов-балобанов. В Астане высокий гость участвовал в церемонии закладки нового административного здания для верхней палаты республиканского парламента - сената. Строительство его стало возможным после получения денежного гранда, предоставленного... Саудовской Аравией. Любезность за любезность - так что ли?

Но ведь это еще не конец истории. Вслед за арабскими шейхами в Казахстан ринулась целая свора всякого рода авантюристов из Сирии, Ирана, Турции, Китая и других стран. Начался массовый нелегальный отлов балобанов с дальнейшими попытками вывезти птиц для продажи в арабских странах, где спрос на них по-прежнему высок. В прессе постоянно мелькают сообщения о задержании с поличным то турецкого студента, то лица без определенных занятий, прибывшего из Ирака.

К делу подключились и отечественные браконьеры: дескать, иностранцам - можно, а мы чем хуже, тоже желаем обогатиться. Охотничьих птиц отлавливают без всякой жалости. Но это - самая легкая часть задачи. Проблема в другом - вывозе их за кордон. Самые распространенные способы транспортировки - чемоданы и коробки с вентиляционными отверстиями. Случается, их упаковывают в запасные автопокрышки, матрасы, прячут под автомобильные сиденья. От такого обращения вольные охотники гибнут, но и оставшихся в живых хватает, чтобы получить солидные барыши. Обычный незаконный "улов" составляет от двух-трех особей до целого десятка.

Браконьеров нередко ловят, нещадно штрафуют, но остановить мутный поток не удается. И видимо, не удастся, пока существует большой спрос на ловчих птиц или пока с казахстанской земли не исчезнет последний балобан, что скорее всего и произойдет в недалеком будущем.