22 Ноябрь 2019



Новости Центральной Азии

Из настоящего - в прошлое: Трудное возвращение домой

10.09.2012 22:46 msk, У.Бабакулов, Э.Кабулов

Кыргызстан Чужие города

«Выехав в Ишкашим, мы полагали, что к вечеру доберемся до афганско-таджикской границы, на следующее утро перейдем погранпост и к полудню будем в Хороге, где обязательно сходим в кафе, чтобы заказать мясные блюда и пиво. Под конец путешествия казалось, что из Хорога уже рукой подать до Оша. Однако наш путь неожиданно затянулся…»

Бишкекские журналисты Улугбек Бабакулов и Эгамберды Кабулов заканчивают свой рассказ о том, как отправились на поиски этнических киргизов, живущих высоко в горах Афганистана. В заключительной части повествования речь идет о трудном возвращении через афганско-таджикскую границу...

Окончание. Начало и продолжение — здесь (I часть), здесь (II часть), здесь (III часть), здесь (IV часть) и здесь (V часть). Полностью публикуется в бишкекском еженедельнике «МК Азия». Фотографии в большом разрешении доступны в Галерее «Ферганы.Ру»

Между Сциллой и Харибдой

После трех часов дороги сломалась машина, на которой мы ехали: «полетело» сцепление. Придорожный ремонт, сделанный собственными силами, не помог. Между тем за целый день мимо нас проехали всего два авто — водители останавливались, выходили, смотрели, цокали языками и качали головами, но брать новых пассажиров без согласия «нашего» водителя никто не хотел: у здешних шоферов не принято «уводить» чужих клиентов. Вечером приехал житель ближайшего поселка, отбуксировал наш транспорт на своей машине и пустил нас переночевать в свой дом.

Утром мы продолжили путь на другом авто и всю дорогу удивлялись большому числу полицейских, патрулировавших афганско-таджикскую границу вдоль реки Пяндж. На патрульных машинах были установлены пулеметы, в кузовах сидели автоматчики. Нас несколько раз останавливали патрули, тщательно проверяли документы и вещи. Кроме того, настораживало отсутствие автомобилей на таджикской стороне: через реку до нее было около ста метров…

Уже на афганском КПП в Ишкашиме выяснилось, что граница закрыта. Попытки дозвониться до друзей, проживающих в Хороге, успехом не увенчались: связи не было. Афганские пограничники не позволили нам даже обмолвиться с их таджикскими коллегами, сказав, чтобы мы приехали на следующий день, когда граница, может быть, откроется. О причинах ее закрытия военные не говорили, а местные жители не знали.

На рынке мы встретили группу поляков, которым что-то объяснял бурно жестикулировавший толмач: он пытался убедить их в том, что сможет договориться с пограничниками о пропуске иностранцев. Помня, что цель у здешних переводчиков одна — «срубить бабла», мы посоветовали туристам не верить этому «злыдню языкатому».

Улугбек: Купив местную SIM-карту, я смог выйти через свой мобильник в Интернет и таким образом узнал о кровавых событиях в центре Горно-Бадахшанской области Таджикистана. По информационным сообщениям можно было судить о том, что граница закрыта надолго, и это нас совсем не радовало. Добраться в Таджикистан через Кабул тоже вряд ли получилось бы: группа талибов заняла село Вардуш в 50 км от Ишкашима и перекрыла единственную дорогу. Мы понимали, что договариваться с боевиками бесполезно, ибо журналисты — самые «выгодные» заложники. Тем более что местные жители пугали нас историей о расправе талибов над сельским сапожником, которому отрезали голову шнурками от американских ботинок — за то, что он их ремонтировал. Тогда мы попытались дозвониться в Душанбе, в посольства Кыргызстана и России, гражданами которых являемся…

Эгамберды: Дежурный Посольства России в Таджикистане несколько раз снимал трубку, но упорно твердил: «Вас не слышно. Перезвоните». Впоследствии этот трюк неоднократно повторился, когда туда же по нашей просьбе звонили кыргызские, таджикские и российские коллеги, чтобы сообщить, что мы не можем выбраться из Афганистана. Вероятно, дипломаты просто отгородились от проблем сограждан, предпочтя ничего не видеть и не слышать. Советую учитывать это всем россиянам, желающим посетить Таджикистан.

Помощь пришла с кыргызской стороны. Мы не могли просто позвонить куда надо и подробно объяснить ситуацию, в которой оказались: денег к концу путешествия оставалось мало, а международные звонки с афганского номера весьма недешевы. Но разосланные «эсэмэски» возымели действие: журналисты в Кыргызстане и России опубликовали информацию о происходящем и давали номер нашего телефона всем, кто хотел с нами связаться. Нам звонили сотрудники Посольства Киргизии в Душанбе, кыргызские бизнесмены из Кабула, знакомые: выражали слова поддержки и спрашивали, чем могут помочь.

…На третьи сутки пребывания в Ишкашиме мы заметили, что пограничники стали закупать большое количество продуктов на местном рынке. Учитывая, что был месяц Рамазан и многие люди соблюдали пост, мы насторожились. Вероятно, централизованная поставка продуктов из Файзабада (административного центра провинции Бадахшан) стала невозможна из-за проблем с талибами, к которым еще и спешили на помощь «соратники» из других регионов… Ситуация явно ухудшалась.

Тем временем начальник штаба Погранвойск ГКНБ КР генерал Мусаев договорился с таджикским коллегой о том, чтобы его подчиненные пропустили нас на территорию Таджикистана. Но для начала нам надо было миновать афганский погранпост, а с этим по-прежнему были проблемы...

На четвертый день вынужденного ожидания раздался звонок: нам велели выдвигаться к афганскому КПП. Пограничники вновь перекрыли путь, но это было ожидаемо, и мы заранее предупредили таджикского генерала Файзуллаева. Тот связался с командующим афганскими погранвойсками Раджабом и объяснил ему ситуацию. Затем и нам пришлось созвониться с афганским генералом, после чего наконец-то было получено разрешение на проход границы в сопровождении офицера.

Однако на таджикском КПП, расположенном на острове посреди реки, нас ждал новый сюрприз: погранцы оставили его, уйдя на берег, за массивные ворота, перед которыми возвышался БТР. Как только мы приблизились, с таджикской стороны послышалось: «Стой! Назад! Стрелять будем!» Пришлось опять звонить Файзуллаеву…

Улугбек: Сотовая связь в таджикском Бадахшане была отключена. Шараф Жаббарович сообщил, что не может связаться со своими пограничниками. «Дойдите до них и передайте телефон командиру — я с ним поговорю», — сказал Файзуллаев. Но сказать в данной ситуации было гораздо легче, чем сделать: мне предстояло пройти около 150 метров в ту сторону, откуда в любую секунду могли начать стрелять. «Поднимите руки и идите, — посоветовал генерал. — Только не делайте резких движений, чтобы не спровоцировать стрельбу».

Выбора не было: подняв руки, я направился по мосту к воротам, где за БТРом, выставив вперед стволы автоматов, сидели пограничники. Пройдя лишь половину пути, я почувствовал, что руки стали затекать, а через минуту вспомнил, что на мне камуфлированная панама и жилет цвета хаки, то есть меня вполне можно принять за вояку… Таджикские погранцы между тем махали автоматами и требовали, чтобы я остановился. Каким-то чудом мне удалось благополучно добраться до ворот и продемонстрировать пустые руки. Когда один из военных осмелился подойти, я сказал ему, что генерал Файзуллаев хочет поговорить со старшим офицером. «Как он будет говорить?! — воскликнул боец. — Связи нет, телефоны не работают…» Я объяснил, что у меня в «сотке» афганская SIM-карта. Подошел лейтенант, взял трубку и через несколько минут приказал нас пропустить. Так мы покинули Афганистан.

Едем мы на родину

Пройдя границу, мы позвонили Шагарфу. Он сообщил, что находится в Душанбе, посоветовал нам ехать в Ишкашим, найти там гостевой дом «Анис» и обратиться к хозяйке Зульфие. Надо сказать, что это таджикское село разительно отличается от своего «тезки» на другой стороне реки: здесь стоят нормальные магазины, а не «дуканы», есть асфальтовая дорога, девушки ходят в джинсах, и практически все жители говорят по-русски. Зульфия встретила нас очень радушно, выделила комнату в своей гостинице, накормила и обещала найти машину до Мургаба, куда — в отличие от Хорога — можно было проехать совершенно спокойно.

Эгамберды: Уставший от напряжения Улугбек уснул, едва добравшись до номера, а я отправился пообщаться с туристами, которые, как и мы, ждали возможности продолжить путешествие. Это были восемь молодых людей из Мексики, Новой Зеландии, Германии, Чехии, Марокко и США; на следующий день к ним присоединились еще столько же американцев. Последним было от 69 до 80 лет! Я не мог понять, что они в столь немолодом возрасте делают в далекой и небезопасной республике… На афганской стороне остались еще человек шестьдесят, которые вынуждены были ждать официального открытия границы.

Вечером к нам пришел начальник Ишкашимской заставы. Сказал, что по поручению генерала Файзуллаева предоставит нам вооруженное сопровождение до кыргызской границы. Мы поблагодарили и отказались. Следующим утром, как и обещала Зульфия, у «гестхауса» нас ждал автомобиль. Женщина тепло попрощалась с нами и не взяла денег за постой. В благодарность мы оставили Зульфие афганскую «симку», чтобы она могла поддерживать связь с родственниками…

Спустя два дня мы наконец добрались до кыргызского КПП «Бордобо». Там нас уже ждали. А на заставе «Сары-Таш» мы встретились с командующим погранвойсками генералом Тиленовым. Закир Керимович угостил нас обедом, расспросил об «экспедиции», рассказал о своей службе в местах, где мы побывали. Сказать, что мы были безмерно благодарны ему за помощь — значит не сказать ничего…

По пути в Ош мы сфотографировали себя на планшетный компьютер S7 Slim Beeline, вышли с него в Интернет и выложили некоторые снимки в социальной сети Facebook. С планшетника же позвонили родным и друзьям, сообщили, что мы в безопасности и наконец-то прибыли в Кыргызстан.

Осталось поблагодарить всех, кто помогал нам в этом нелегком путешествии: хорогского бизнесмена Шагарфа, хозяев гостевых домов Зульфию, Бозмамата и его сына Иди-Мухаммада, Зарика и Амирмамата, сотрудницу кыргызского посольства в РТ Салтанат Корчуеву, наших коллег из информагентств «Фергана», «24.kg.» и К-News. Отдельное спасибо таджикскому генералу Файзуллаеву, афганскому комондону Раджабу, командованию Погранвойск ГКНБ КР в лице генералов Тиленова и Мусаева, а также пресс-секретарю ПВ Гульмире Борубаевой.

Улугбек БАБАКУЛОВ, Эгамберды КАБУЛОВ