19 Март 2019



Новости Центральной Азии

Визовый режим со Средней Азией бесполезен

Приезжие из Средней Азии на вокзале в Москве. © Илья Питалев/РИА Новости

На волне определенных настроений в России ряд общественных движений выдвинул требования о введении визового режима со странами Средней Азии, под которыми подразумеваются Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан.

В этой публикации я не собираюсь давать этическую оценку таким требованиям, тем более что такие оценки уже прозвучали. Я хочу поднять вопрос об осуществимости такого шага и его возможных последствиях с практической точки зрения. Для этого предлагаю оценить последствия введения визового режима по нескольким пунктам.

1. Последствия для русского населения, проживающего в этих странах. Не секрет, что в странах, с которыми отдельные политические и общественные деятели собираются ввести визовый режим, проживает немалое число русских. Большая часть из них – пожилые, бедные, социально незащищенные люди. Поскольку визовый режим предполагает двустороннюю конструкцию, наверняка сократится доля людей из России, которые посещают своих родных, оставшихся в этих странах. Плохо, что многие русские бросают своих стариков, плохо вдвойне, что тем, кто заботится о своих, будут созданы дополнительные барьеры для посещения родных.

Стоит отметить, что среди проживающих в этих странах русских немало людей вполне состоявшихся и трудоспособного возраста, которые сами выезжают в Россию к родственникам и друзьям. У них на руках - узбекские (таджикские, киргизские) паспорта. Получается, им тоже нужно будет получать визу, как иностранцам. При этом Российская Федерация не принимала законов или положений в законах касательно репатриации, в отличие от Израиля, Греции, Германии и многих других стран. Известны даже случаи, когда русских пытались депортировать и выдворяли из России в страны Средней Азии. Принятие визового режима скажется, в первую очередь, на русских, все еще проживающих в этом регионе.

2. Организационные пороки, присущие российской бюрократии. Выдача виз, как правило, происходит либо через консульства, либо в местах официального пересечения границы. Если рассматривать процесс выдачи виз через консульства Российской Федерации в странах региона, то можно вспомнить, как через посольские и консульские учреждения выдавалось российское гражданство. У этих учреждений выстраивались громадные очереди, как грибы после дождя выросли многочисленные фирмы-посредники, предлагающие решить вопрос за немалую сумму. В Узбекистане, например, где много безработного населения, сформировалась целая когорта людей, которые стояли в очередях и продавали места. Как правило, всевозможные посредники очень быстро находили общий язык с персоналом российских дипломатических миссий в этих странах. В дипломатическом представительстве России в Узбекистане не существует предварительной записи через Интернет, а телефоны зачастую молчат.

Неэффективная работа российских дипломатов в этих странах известна и в самой России, все помнят недавние истории с российскими летчиками в Таджикистане, когда вмешательство дипломатов в ситуацию произошло только после огласки в прессе. Неэффективная работа дипломатических представительств стала одной из основных причин провала Программы по переселению, на которую были выделены значительные бюджетные средства.

3. Стоит обратить внимание и на то, что Российская Федерация не имеет общей границы со странами Средней Азии, сухопутная коммуникация осуществляется через Казахстан. Введение виз со странами Средней Азии не приведет к автоматическому введению Казахстаном визового режима с этими странами, поскольку Казахстан – независимое государство, ведущее самостоятельную политику, и вряд ли оно будет следовать российским шагам. Значит, встанет вопрос организации пограничного контроля, поскольку без виз на территорию России можно будет попасть только через Казахстан, только сухопутным путем, что и будут делать большинство нелегальных мигрантов.

Мне кажется, стоит рассмотреть опыт США, куда въезд из третьих стран возможен только при наличии виз. Начиная с 1992 года (после проведения иммиграционной реформы, начатой в 1986 году), американцы стали укреплять границу с Мексикой, откуда идет основной поток нелегальных мигрантов. С 1992 года по 2009 год ежегодный бюджет только Пограничной Службы США (US Border Patrol) увеличился с 326 миллионов долларов до 2,7 млрд долларов США, количество пограничных агентов на границе выросло с 3.555 человек до 17.415 человек. При этом число нелегальных мигрантов за этот же период времени выросло с 3,5 миллиона человек до 11,9 миллиона.

Протяженность границы США с Мексикой составляет 3.141 километр, а протяженность сухопутной границы России с Казахстаном - 7.512 километров, плюс ко всему есть еще морская граница по Каспию. Эффективность и расходы России на борьбу с будущими нелегалами в случае введения визового режима трудно даже спрогнозировать.

Ужесточение режима въезда только укрепит позиции криминального бизнеса, занимающегося торговлей людьми и доставкой нелегальных мигрантов. Меры по укреплению границы США с Мексикой и увеличение числа патрулей привели только к росту цен за нелегальный въезд в США, за последние несколько лет цена поднялась с 2000 до 3000 долларов США за одного нелегального мигранта. Разумеется, увеличение числа патрулей не привело к уменьшению количества мигрантов.

4. Возникает вопрос: если ввести визовый режим, то что делать с трудовыми мигрантами, уже находящимися на территории России? Есть два основных решения. Первое – легализовать всех мигрантов, находящихся на территории России, второе – депортировать.

Вернемся к опыту США, тем более что их ситуация с мексиканской границей имеет немало общего с российскими реалиями. Итак, в 1986 году в Америке был принят Закон о реформе и контролю над иммиграцией (IRCA). В соответствии с ним, нелегальные мигранты, прибывшие на территорию США до 1 января 1982 года, были легализованы. Они обязаны были заплатить определенные финансовые санкции за нарушение пограничного режима, выплатить налоги и признать свою вину в незаконном пребывании на территории США. Взамен им предоставлялся постоянный вид на жительство с возможностью получения американского гражданства. Этим же законом устанавливались обязанности работодателей по проверке легального статуса пребывания работников, ответственность за прием на работу нелегалов. Кроме того, устанавливался особый порядок заключения трудовых контрактов и пребывания на территории США сезонных работников.

С момента принятия этого закона, несмотря на визовый режим и существенные санкции для работодателей, действовавшие с 1992 по 2009 годы, число нелегалов в США выросло втрое. И сегодня президент США и американские законодатели рассматривают новый закон об иммиграции, который призван легализовать нелегальных мигрантов.

Наверняка после введения визового режима на территории России будет циклически накапливаться количество мигрантов, которых придется легализовать.

Введение визового режима в России не остановит поток нелегальных мигрантов и не уменьшит объем рынка нелегальной рабочей силы. Все коррупционные издержки и потенциальные риски недобросовестные работодатели будут перекладывать на работающих у них мигрантов. Массовая депортация и мероприятия по депортации не решат никаких вопросов и обойдутся очень дорого российскому бюджету и российским предприятиям.

Например, по расчетам американцев, массовая депортация нелегальных мигрантов из США уменьшит ежегодный ВВП на 1,46 процента, что составит 2,6 трлн долларов в течение 10 лет, не считая текущих затрат на депортацию в виде стоимости билета домой и содержания нелегальных мигрантов до отправки (Источник: Cato Journal, Vol. 32, No. 1 (Winter 2012). Copyright © Cato Institute. All rights reserved). Думаю, российские потери в процентном отношении к ВВП будут, как минимум, не меньшими.

5. Если введение визового режима не уменьшит, а увеличит рост числа нелегальных мигрантов, то количество людей, желающих получить вид на жительство или просто приехать в Российскую Федерацию легальным путем, может существенно снизиться.

Представления российских инициаторов введения визового режима об Узбекистане как о дикой стране сродни представлению отдельных иностранцев о России, как о стране, по улицам которой ходят медведи, а большинство населения только пьет водку и играет на балалайке. Среди выходцев из Узбекистана, пребывающих в России, немалую часть составляют предприниматели и инвесторы. Ввиду катастрофического ухудшения условий ведения бизнеса в самом Узбекистане многие предприниматели из этой страны вложились и пока вкладываются в бизнес на территории Российской Федерации. Деньги бегут из Узбекистана, и немалая часть этих денег оседает в России. В основном, это касается среднего бизнеса, но есть и крупные инвесторы.

С другой стороны, выходцы из Узбекистана, которые сумели заработать в России, зачастую вкладываются в бизнес на ее территории, а не на своей исторической родине. Кроме того, мигранты пополняют российский бюджет хотя бы за счет того, что они потребляют товары на территории России. Как минимум, в цену каждого купленного товара входят косвенные налоги (НДС, налог с продаж), которые идут на пополнение российского бюджета. Бизнес мигрантов не уменьшает, а увеличивает количество рабочих мест.

Исследования, проводимые по заказу влиятельных (а не маргинальных) политических институтов по всему миру, показывают, что добросовестная миграция не оказывает существенного влияния на уровень безработицы и уровень заработных плат коренного населения. Такие исследования проводились в Европе после присоединения к Евросоюзу новых стран-членов, в Южно-Африканской Республике и в Соединенных Штатах. Мигранты не едят хлеб коренных жителей, а зарабатывают свои деньги, оказывая при этом положительное, а не отрицательное влияние на экономику страны пребывания. Все вопросы, касающиеся негативного отношения к миграции, лежат исключительно в плоскости внутренней политики, а не экономики. Неэффективные решения и практики в сфере государственного и муниципального управления, высокий уровень коррупции, промахи правоохранительных органов в сфере борьбы с преступностью - не вина мигрантов.

Максим Бейлис

Международное информационное агентство «Фергана»