10 Август 2020



Новости Центральной Азии

Золотые жилы Кыргызстана. Как добывают золото на «Джамгыре»

15.04.2013 16:51 msk, Екатерина Иващенко

Экономика Кыргызстан Общество

«Фергана» продолжает рассказывать читателям о горнодобывающих предприятиях Кыргызстана. Мы уже писали о работе на месторождениях «Апрельское» и «Кумтор». Сложная ситуация сегодня и на золоторудном месторождении «Джамгыр»: подрядчиков обвиняют в занижении запасов золота. Проблема в том, что государственные структуры используют данные еще советской геологоразведки, а подрядчики владеют, как они считают, более современной информацией. О том, как происходит подсчет золоторудных запасов и как добывают золото в шахтах на высоте 3400 метров, - в репортаже корреспондента «Ферганы» Екатерины Иващенко.

* * *

Золоторудное месторождение «Джамгыр» находится на стыке Джалал-Абадской и Таласской областей, близ перевала Кара-Бура, на высоте 3500 м над уровнем моря. Рудник относится к категории мелких месторождений. Руда перерабатывается в Казахстане. Все работы на Джамгыре проводит - киргизско-казахстанская компания Vertex Gold Company (финансирование - полностью казахстанское). С 2003 года на месторождении велись геологоразведочные работы, в 2009-м компания приступила к разработке рудника. Отметим, что «Вертекс» - единственная компания, которая завозит золото обратно в Кыргызстан после переработки. В целом с 2009 года в страну было завезено 562.054 кг золота.

С начала 2013 года компания находится в режиме ожидания. 300 человек, работающих на руднике, тоже ждут и боятся потерять работу. Все они получают неплохую, тем более для области, зарплату, - в среднем, 500 долларов.


Рудник (синие вагончики) находится в труднодоступном месте. Фото © «Фергана»

22 января директор Госэкотехинспекции Осмонбек Артыкбаев выступил на заседании Комитета Жогорку Кенеша (парламента) по топливно-энергетическому комплексу и недропользованию с предложением лишить «Вертекс» лицензии. Он обвинил компанию в умышленном занижении разведанных запасов золота, а также в нелегальном вывозе золотосодержащей руды из Кыргызстана. На сегодняшний день деятельность компании проверяют три комиссии:

- комиссия, созданная по инициативе Министерства экономики;

- объединенная комиссия Государственного агентства геологии и недропользования и Государственной инспекции по технической и экологической безопасности;

- комиссия Центра судебных экспертиз, сформированная по запросу Госагентства по геологии.

По данным компании, запасы «Джамгыра» составляют 1287 кг золота. Власти утверждают, что запасы - 6387 кг.

Чтобы объяснить журналистам, как производятся подсчет запасов и что представляет собой работа в шахтах, был организован пресс-тур на рудник. Месторождение находится в труднодоступном месте, добраться до него можно через Таласскую область, а это 500 км или 9 часов езды от Бишкека. К руднику нас поднимает извилистая, опасная дорога-серпантин.


Рудник «Джамгыр». Фото © «Фергана»

Добыча ведется на высоте 3500 метров. Никто не стал скрывать от журналистов, что работа на руднике довольно тяжелая и опасная, а месторождение «Джамгыр» вообще относится к самым опасным - четвертой и пятой категорий, поэтому первым делом мы проходим инструктаж по технике безопасности в шахте. Нам вручают спецформу, резиновые сапоги, каски, фонарики, респираторы и самоспасатели (если вдруг окажемся в месте, где скопились ядовитые газы после взрывов).


Демонстрация самоспасателя. Фото © «Фергана»

Всего на «Джамгыре» 5 штолен (горизонтальных выработок), расположенных на разной высоте, их длина варьируется от 700 до 1500 метров. Между собой они соединяются вертикальными, восстающими выработками, но только по пути золотой жилы. По такой вертикали можно спуститься на 60 метров вниз или подняться на 40 метров вверх до следующей шахты.


На руднике. Фото © «Фергана»

Мой гид по «Джамгыру» - начальник рудника с говорящей фамилией Юрий Доставалов. В 1971 году Юрий Константинович окончил Фрунзенский политехнический институт по специальности «Разработка месторождений полезных ископаемых», с тех пор работает в шахтах. Правда, штольня в полтора километра длиной для него - «детский сад», так как приходилось работать и в шахтах по 22 километра.


Юрий Доставалов. Фото © «Фергана»

В штольне

Заходим в штольню №1, тускло светит мой фонарик на каске. Несмотря на то, что длина штолен небольшая, даже пройдя 100-200 метров вглубь, начинаешь ощущать дискомфорт. Давит мысль, что над тобой - сотни метров горы. Тоннели неширокие - 8,5 метра в диаметре. Идти, точнее, пробираться приходится не по гладкой поверхности. На пути встречаются различные препятствия, например, часть дороги была по колено залита водой.


В шахтах мокро. Фото © «Фергана»

Снега тают, и вода стекает в шахты. Весной, по рассказам горняков, воды еще больше, слишком высока здесь трещиноватость, насосы по откачке работают непрерывно. Кое-где неустойчивая порода подпирается деревянными балками – чтобы не завалить тоннель. Чем дальше вглубь, тем холоднее, и вот вода уже с кусками льда. Затем она вообще превращается в сплошной лед, и я уже думаю не о том, как не замочить ноги, а как не поскользнуться и не упасть.


На руднике. Фото © «Фергана»

Отмечу, что на «Джамгыре» температура колеблется от -40 до +20 градусов по Цельсию. Весной теплей на поверхности, зимой - внутри шахт, температура там опускается до минус пятнадцати. Самое красивое в шахтах - растущие из земли ледяные сталагмиты, причудливых форм, высота которых достигала нескольких десятков сантиметров.

Вот заканчивается вторая сотня метров нашего пути. По документам, на которые ориентируются чиновники, подсчитывая запасы золота, мы должны были пересечь рудное тело на 134-м метре, но не пересекли. Как не пересекли и на 170-м.


На руднике «Джамгыр». Фото © «Фергана»

Ситуацию разъясняет Юрий Доставалов: «Мы специально прошли дальше, чем указано в документах, чтобы доказать, что золота здесь нет. Отмечу, что пробить метр дороги в штольне стоит 600-800 долларов США. Так вот Гостехинспекция при своих подсчетах основывается на данных разведки советских геологов - а во времена СССР, чтобы получить финансирование на разработку таких маленьких месторождений, нужно было преувеличить запасы. Я давно работаю и знаю эту процедуру. Вот и возникают отклонения реальных данных от тех, что на бумаге, и не только на нашем месторождении. Поэтому мы и говорим, что заявление чиновников голословное, а все комиссии, которые проверяют нашу работу, должны лично приехать сюда и взять все пробы».

«Никакая компания не утверждает запасы сама, - рассказал начальник рудника. - Вначале предоставляют геологические данные, Госкомиссия по запасам (ГКЗ) данные проверяет и либо ставит их на баланс, либо нет. Сейчас комиссии проверяют геологические данные и процедуру постановки этих запасов на баланс. Как только проверят там, должны приехать сюда… Работы на «Джамгыре» начались еще в 1986 году и ведутся до сих пор. Последний раз ГКЗ была здесь в 2009 году, она и утвердила запасы в 1 тонну 286 кг. Геологические работы ведутся нами и по сей день, все данные мы передаем Агентству по геологии, затем собирается специальная комиссия, обрабатывают материал - и данные ставятся на баланс. Очередное наше представление будет в мае, когда мы подсчитаем запасы с последних работ. Мое личное мнение (оно пока не подтверждено), что на флангах жилы №2 будет прирост, однако не такой, какой показали прогнозные старые запасы, а около 20% от общего количества. Если это подтвердится, мы сделаем дополнение к проекту и будем разрабатывать месторождение дальше», - рассказал начальник рудника. Пока планируется, что вся добыча золота закончится в сентябре, а если запасы подтвердятся, то «Джамгыр» будет разрабатываться дольше.


На руднике. Фото © «Фергана»

Максимальное количество золота в руде на этом руднике составляло 700 грамм на тонну. Но этими данными руководствоваться нельзя, так как жила проходит не по всей горе. Среднее же содержание золота на «Джамгыре» - 6 грамм на тонну (на переработку отправляется только руда с содержанием свыше 1 грамма на тонну).

«Все геологические пробы начинаются на поверхности, и они показали до 300 грамм золота в тонне. Это называется ураганные пробы, они берутся за основу, но реальную ситуацию не отражают, - объясняет Ю.Доставалов. - Это закон, который знают все специалисты. Сейчас все в Кыргызстане стали геологами и горняками и утверждают, что компании вводят всех в заблуждение. Об этом мы говорили на заседании парламента, приглашали депутатов сюда, но пока они не идут».

Золотая жила

Так как журналистам все же хотелось увидеть, что представляет собой золотая жила, мы через воду и льды возвращаемся обратно и выдвигаемся в богатую на золото штольню №5. Здесь наш путь еще длиннее – жила была обнаружена лишь на 330-м метре. Уже зная о среднем (мизерном, на первый взгляд) содержании золота (6 грамм на тонну), я и не ждала увидеть золотые слитки прямо в горе. Извилистая полоса белого кварца, местами с каким-то желтым, почти ржавого цвета налетом, лично мне больше напомнила гранит или мрамор. Но, грубо говоря, чем больше этого желтого налета, тем больше золота.


Жила. Фото © «Фергана»

Жилу еще будут исследовать, пока же известно, что здесь золота 70 грамм на тонну. Об этом мне сообщает главный инженер рудника Талант Казаков. Казаков поясняет, что по пути следования жилы тоннели делают еще меньше, 3,5 метра в диаметре.

«Мы пробуриваем породу (буровая установка, которой работают вручную, весит 40 кг), закладываем взрывчатку и взрываем. На поверхность вывозят только руду, вся порода остается здесь. Золото из руды вынимается методом выщелачивания, поэтому увидеть его в жиле невозможно», - объясняет Казаков. Кстати, абсолютно все начальники рудника рады, что золото на «Джамгыре» не в самородках, ведь тогда бы воровства было не избежать.


Дробильная фабрика. Фото © «Фергана»

После того, как руду вывезут из тоннеля, ее отправляют на дробилку, что находится близ железнодорожной станции Маймак. Там руду дробят и уже по железной дороге отправляют на переработку в Казахстан, на Балхашский медеплавительный завод (БМЗ). Почему в Казахстан? По двум причинам. Во-первых, из-за небольших запасов золота строить собственную золотоперерабатывающую фабрику невыгодно. А во-вторых, извлечение золота на БМЗ составляет 92% - такую цифру не дает ни одно перерабатывающее предприятие в Киргизии. И затем аффинированное (очищенное) золото возвращается в страну.


Эта руда уже измельчена и отправится на Балхаш. Фото © «Фергана»

Пока доказано, что жила уходит ввысь, поэтому вслед за ней на 40 метров вверх уходит и отрезной восстающий (вертикальная выработка). Чтобы лучше прочувствовать работу горняков, я, единственная, решаюсь подняться по этому восстающему: через какую-то нору пробираюсь к узкой деревянной лестнице, лезу вверх, потом лестницу сменяет другая – лезу дальше… Можно было добраться и до расположенной выше шахты, но сверху довольно сильно капает вода, спецовка намокает… Я поднялась метров на 15-20, было довольно сложно. А люди тут работают, по 8-12 часов в сутки: взрывают породу, где проходит жила, спускают ее вниз, вывозят из шахты. И это зачастую при минусовой температуре, по колено в воде, без солнца и привычного воздуха (воздух по специальному рукаву гонит в шахту компрессор, стоящий на входе).

В Кыргызстане высокий уровень безработицы, и люди рады любой постоянной работе. Ни один шахтер не пожаловался мне на плохую зарплату или тяжелые условия труда. Жаловались только на чиновников, которые работать не дают, создавая бесконечные проверяющие комиссии.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»