10 Август 2020



Новости Центральной Азии

Узбекистан: Пикет - последний довод маленького человека

Жительница города Галляарал Джизакской области (Узбекистан) Виолетта Куразова добилась, что власти обратили внимание на ее проблемы, - но только после того, как она провела десять пикетов возле резиденций президента в Ташкенте. До этого ее никто не хотел даже выслушать. Чиновников совершенно не интересовало, почему молодую женщину с тремя малолетними дочками обманули, обобрали и оставили без крыши над головой.

В Узбекистане сейчас добиться правды практически невозможно. Особенно это касается случаев, когда «маленький» человек становится на пути «большого», который имеет влияние и деньги, но не имеет совести. Органы власти, жонглируя законами, неизменно принимают решения в пользу этого «большого» человека. И куда бы потом «маленький» человек ни обращался с жалобами, везде наталкивается на стену глухого равнодушия.

Но в последнее время люди в Узбекистане перестают мириться с такой ситуацией. Отчаяние все чаще заставляет их выходить на акции протеста. Именно к таким людям относится 29-летняя Виолетта Куразова - «маленький» человек из провинциального городка Галляарал. В своей «возрастной категории» по количеству проведенных пикетов она поставила в Узбекистане своеобразный рекорд.

Обыкновенная бытовая история

Виолетта из простой семьи, без звездных запросов и с трудной, как, пожалуй, у большинства жителей Узбекистана, жизнью. Окончила юридический техникум, но работы в своем городе не нашла. Мать-одиночка, у нее три симпатичные девочки, две из которых двойняшки.

Как рассказывает Куразова, к такой «политической» мере протеста, как пикеты, ее вынудила обычная бытовая история. В мае 2010 года к Виолетте за помощью обратилась 80-летняя соседка Радима Валиулина. Старушка пожаловалась, что питается одними сухарями. Причина проста - ее обманула некая Зифа Умурзакова, осужденная за год до этого за мошенничество и должностной подлог. Отделавшаяся тогда штрафом бойкая женщина пообещала ухаживать за бабушкой, но на деле отобрала у нее вещи, пенсию и все сбережения.

Соседка попросила Куразову за ней ухаживать, та согласилась. Старушка оказалась очарована исполнительной и доброжелательной девушкой. Месяца через три Валиулина предложила Виолетте к ней переехать, прописала у себя и даже оформила дарственную на дом.

На радостях отец Куразовой, идя навстречу настойчивым пожеланиям старушки, продал семейную свиноферму и на вырученные деньги привел дом Валиулиной в надлежащий порядок. Были капитально отремонтированы все строения, а в двухкомнатной пристройке, где жила сама Виолетта, и вовсе сделан евроремонт.

- Мы жили душа в душу почти два года, а потом к бабушке стали захаживать соседки, которые спаивали ее принесенным с собой техническим спиртом,- рассказывает Куразова. - Я была категорически против этого и, когда 14 января 2012 года Валиулина попросила меня купить баклажку такой отравы, отказалась. Бабушка обиделась, а соседки, бывшие в этот день у нее в гостях, тут же вызвали Умурзакову. И с тех пор начались мои неприятности.

По словам Виолетты, Умурзакова в тот же день переехала жить к Валиулиной, убедила старушку, что Куразова хочет ее убить, и на этом основании настояла подать иск в суд о признании дарственной на дом недействительной. В заявлении, написанном той же ночью от имени бабушки одной из ее подруг, так было и указано: «я боюсь, что меня хотят убить». На качество ухода Валиулина пожаловаться не могла - все продукты и одежда для нее покупались на деньги семьи Куразовых, а свою пенсию старушка откладывала на «черный день».

Сначала, вроде, все шло по справедливости. Как ни старалась Умурзакова, ставшая доверенным лицом Валиулиной, два суда, состоявшиеся в Джизаке, завершились в пользу Куразовой. Судьи запросили видеозапись, сделанную год назад Галляаральской прокуратурой, где старушка Валиулина жалуется следователям на Умурзакову и хвалит Виолетту. И пришли к выводу, то для отмены дарственной оснований нет.

Но на апелляции, состоявшейся в конце 2012 года, судьи эту видеозапись почему-то смотреть не стали и дарственную отменили, вслед за чем Куразова с дочурками была выписана и выселена из дома.

Виолетта попыталась вернуть 20 миллионов сумов, которые ее семья потратила на благоустройство дома, однако в суде иск не приняли, мотивируя это тем, что соседка в марте 2013 года скончалась, наследников у нее нет, поэтому и судиться не с кем. В то же время все имущество умершей Валиулиной без всяких судов и решений органов власти почему-то досталось Умурзаковой…

Правозащитница или мошенница?

Виолетта Куразова во всех своих бедах винит именно Зифу Умурзакову, которая представляется всем активистом правозащитной организации «Эзгулик», имеет хорошие связи и большое влияние в Галляарале.

По словам Виолетты, Умурзакова после смерти старушки тут же пустила квартирантов в двухкомнатную пристройку, где на деньги семьи Куразовых сделан евроремонт. А в дом привезла компьютер и объявила соседям, что здесь теперь будет офис правозащитной организации.

Вопрос весьма щекотливый, поэтому еще осенью прошлого года один из ташкентских журналистов связывался с руководителем «Эзгулика» Василей Иноятовой и попросил подтвердить или опровергнуть эту информацию. Та сообщила, что Зифа Умурзакова, действительно, является членом «Эзгулика». Но наличие какого-то офиса организации в Галляарале категорически опровергла. У «Эзгулика» в Джизакской области офис есть только в городе Джизаке - в здании областного хокимията.

А Шухрат Рустамов, выполняющий в Правозащитном Альянсе Узбекистана (ПАУ) функции юриста и одновременно тесно сотрудничающий с «Эзгулик», после изучения ситуации и документов дал такое заключение: «Куразова полностью права. Недоумеваю, как против нее выступает женщина, называющая себя правозащитницей».

К этому надо еще добавить, что Зифа Умурзакова после смерти старушки один раз избила Виолетту, а другой раз - ее мать, за что была дважды оштрафована по 109 статье Уголовного кодекса - «умышленное легкое телесное повреждение»...

Как искать правду в Узбекистане?

Виолетта прекрасно знает, что ее права нарушены. Семья Куразовых вложила в капитальный ремонт дома старушки огромные деньги – это могут подтвердить и строители, и соседи по махалле - а осталась ни с чем. Поэтому Виолетта стала, как делают сейчас многие жители Узбекистана, искать правду.

Сначала пыталась попасть на прием к тогдашнему исполняющему обязанности хокима (главы) Галляаральского района Асату Маматову. Но это оказалось делом бесполезным. Маматов почему-то всегда принимал всех, кто скопился в приемной, «оптом» - одновременно несколько десятков человек. Одни на таком приеме кричали «У нас нет газа!», другие «У нас нет света!», и в такой обстановке рассказать о своей сложной проблеме молодой женщине просто не представлялось возможным.

Пришлось, пользуясь знаниями, полученными в юридическом техникуме, составить грамотные жалобы в Генеральную прокуратуру, Сенат, Верховный суд. Но отовсюду пришли равнодушные отписки. Тогда Куразова стала везде записываться на прием, однако никто из чиновников даже не попытался посмотреть диск с видеозаписью, который она прикладывала к жалобам в доказательство своей правоты.

Отчаявшись достучаться до чиновников, Виолетта решила обратиться за помощью к прессе. Но из газет Узбекистана давно исчезли рубрики «На житейских перекрестках», где обычно печатались такие истории. Максимум, что могли обещать в местных изданиях, - это переслать жалобу в ту же Генеральную прокуратуру. А зарубежные СМИ «бытовухой» не заинтересовались.

Тогда Виолетта решила обратиться к правозащитникам. С наибольшим вниманием к ней отнеслись в ПАУ - здесь не гнушаются заниматься «бытовухой», считая, что права граждан в Узбекистане чаще всего нарушаются именно в житейских ситуациях. Но и здесь ничем существенным помочь не смогли. Разве что посоветовали самой организовывать акции протеста.

Когда случается чудо

Куразовой ничего другого не оставалось, как воспользоваться советом правозащитников. Написав плакаты на узбекском и русском языках с требованием вернуть ей жилье, она, взяв с собой дочек - шестилетнюю Бону и четырехлетних двойняшек Сабрину и Сабину, - 10 июля 2013 года первый раз вышла на пикет к резиденции президента Узбекистана, расположенной на окраине Ташкента в поселке Дурмень.

Куразову тут же схватили сотрудники отдела по борьбе с терроризмом Мирзо-Улугбекского района. Сфотографировали, допросили, но в суд вести женщину с тремя малышками посовестились. Однако и в причины пикета вникать не стали - мол, наше дело только составить справку в МВД. Джизакская милиция, которой поручили отвезти Виолетту с детьми в родной город Галляарал, также проблемами малолетних девочек не заинтересовалась - достаточно и того, что на них тратят бензин.

Другой бы на месте Куразовой на этом успокоился, но она оказалась стойкой, как оловянный солдатик. Женщина с детьми и плакатами еще восемь раз приезжала к загородной резиденции президента. И все повторялось снова - задержание, фотографирование, допрос, отправка в Галляарал.

На свой «юбилейный» десятый пикет Виолетта собралась 20 ноября и известила об этом заказными письмами СНБ, МВД, Генеральную прокуратуру и Аппарат президента. Но в этот день ей не удалось уехать в Ташкент - утром участковый милиционер пригласил ее на беседу к новому хокиму Галляарала Азиму Тилябову.

- И вот здесь, наконец, случилось чудо - глава района принял меня, внимательно выслушал и обещал помочь, - рассказывает Виолетта Куразова. - А также посоветовал продолжать писать жалобы.

Когда в декабре на эти жалобы пришли привычные отписки, Куразова решила: чтобы чудеса продолжались и дальше, надо еще раз съездить в Ташкент с плакатами. Свой десятый пикет она вместе с дочками повела у рабочей резиденции президента «Оксарой». Вот только после этого ее пригласили начальник милиции и прокурор Галляаральского района, которые заверили молодую женщину, что восстановят ее нарушенные права. Для этого сначала инициируют подачу в суд иска о признании дома умершей Валиулиной бесхозным, а затем будут хлопотать, чтобы этот дом достался Виолетте.

Конечно, у матери троих детей сейчас все обстоит не так гладко, как бы хотелось. Иск в суд о признании дома Валиулиной бесхозным махалля «Бахт» подала больше месяца назад, но его рассмотрение так пока не начато - говорят, в Джизакском областном суде по гражданским делам острая нехватка судей. Умурзакова по-прежнему владеет спорным домом, деля его с квартирантами. Зато дом, где пока живет Куразова на квартире, недавно был продан, и новые хозяева просят жиличку очистить помещение…

Но Виолетта, несмотря на все это, пока с ситуацией мирится и на пикеты больше не выходит, надеясь на лучшее. Она добилась, чтобы ее по-человечески выслушали, согласились решить проблемы ее семьи по закону и даже начали что-то для этого делать. Для «маленького» человека в нынешнем Узбекистане это большая победа.

Как считает лидер ПАУ Елена Урлаева, добиться того, чтобы чиновники начали добросовестно выполнять свои должностные обязанности, сейчас можно только мирной акцией протеста. Поэтому, как только она сталкивается с явным нарушением закона, то тут же пишет плакаты и свистит в свисток, привлекая внимание представителей власти.

Правда, схватив пикетчиков, милиционеры их нередко везут в суд, где судьи тут же накладывают на участников акции протеста штраф в размере от 60 до 80 минимальных размеров заработной платы по 201 статье Кодекса об административной ответственности. Статья 201 называется «Нарушение порядка организации, проведения собраний, митингов, уличных шествий или демонстраций», и применение ее к мирным пикетчикам, по мнению Урлаевой, совершенно незаконно.

- Но власти умышленно идут на такое нарушение, чтобы было меньше недовольных, - говорит Елена Михайловна. - В то же время нельзя просто сидеть и смотреть, как на твои жалобы обнаглевшие чиновники присылают бессовестные отписки, а в последнее время нередко и вовсе не утруждают себя ответом. Одними жалобами сейчас не обойдешься, надо что-то делать, чтобы твою жалобу внимательно прочитали и приняли какие-то меры.

Международное информационное агентство «Фергана»