14 Ноябрь 2019



Новости Центральной Азии

Брошенные жены Таджикистана терпеливо ждут своих мужей

Трудовая миграция приносит гражданам Таджикистана не только блага в виде больших заработков, но и такие печальные последствия, как «грузы-200», утраченное здоровье, СМС-разводы... В этом же ряду – брошенные жены и семьи, количество которых растет.

В 2013 году по инициативе общественной организации «Диер» и Согдийского отделения Миграционной службы при правительстве Таджикистана в восемнадцати городах и районах области был проведен опрос населения по выявлению и определению количества местных жителей, отправившихся на заработки за рубеж в период с 1993 по 2013 год и более пяти лет не подающих о себе вестей. Выяснилось, что только в одной Согдийской области Таджикистана таковых набралось более 700 человек.

По словам руководителя ОО «Диер» Бахри Абдурахмановой, это число не является окончательным.

- Дело в том, что для проведения этого исследования было выделено очень ограниченное время, подворный обход не проводился, - поясняет Бахри Валиевна. - Список был составлен, в основном, со слов председателей махаллинских (квартальных) комитетов, но не все из них знают о пропавших без вести согражданах, тем более что в большинстве семей число мигрантов - более одного человека. Мы не смогли внести в список всех уехавших граждан, поэтому нужно продолжить работу в данном направлении. Мы надеемся, что часть пропавших без вести людей живы и находятся в каком-то уголке России. Мы возлагаем большие надежды на помощь Федеральной миграционной службы (ФМС) России, которой передан список без вести пропавших таджикистанцев.

«Я их не знаю!»

По мнению таджикских экспертов и аналитиков, без вести пропавших мигрантов можно условно разделить на три группы. К первой группе относятся те, кто жив, но завел в стране пребывания новую семью и о старой не вспоминает. Ярким примером является Саид Шарипов - герой телепрограммы российского Первого канала «Пусть говорят», уехавшей в Россию более десяти лет назад. Во время очной встречи с женой, выросшими детьми, родным братом и матерью Саид хладнокровно твердил, что не знаком с ними – несмотря на плач младшей дочери Мадины, которая говорила ему: «Ты же наш отец, почему нас не узнаешь?»


Таких саидов можно насчитать в России тысячи. Ради сегодняшнего уюта и личных выгод, ряда других объективных и субъективных причин они сходятся с местными женщинами. При этом, как правило, они не разведены официально с бывшими супругами, что не позволяет последним взыскать с них алименты либо пользоваться предназначенными для социально уязвимых слоев населения социальными услугами и государственными пособиями. Другими словами, эти люди вообще не думают о финансовой и моральной поддержке своих жен и детей.

Отцы-беглецы

Мигранты из второй категории пропавших без вести тоже живы, они признают, что имеют семью и детей, но не могут им помочь.

Уроженка города Кайраккума, ныне живущая в Худжанде учительница русского языка и литературы Мухаббат Содикова в 1995 году вышла замуж за военного офицера. В конце того же года у них родилась дочка Гулида.

- С раннего детства она была малоподвижной, - рассказывает Мухаббат. - Когда девочке исполнилось три месяца, мы показали ее врачам, которые сообщили мужу диагноз: детский церебральный паралич. Но отец Гулиды скрыл это от меня. Я узнала о диагнозе, лишь когда дочери уже исполнился год. Я решила вылечить Гулиду любой ценой. В 2001 году я продала свою однокомнатную квартиру в Кайраккуме, которая осталась в наследство от моего отца, и увезла дочку на лечение в Новосибирск. Там она целый год проходила комплекс лечебных процедур. Гулиде стало намного лучше, начала двигаться, ходить. Врачи выписали нас домой со словами: «Через год Гулида обязательно должна пройти такой же курс».

По возвращении в Кайраккум Мухаббат и ее семье пришлось скитаться по съемным квартирам. Мухаббат устроилась на работу в детский дом №3. Поскольку Гулиде требовался постоянный уход, Мухаббат была вынуждена бросить постоянную работу и заниматься временной, сезонной работой. В 2008 году она родила сына. Когда ему было четыре месяца, муж Мухаббат уволился из воинской части и отправился на заработки в Россию. И пропал. Позвонил лишь один раз - в 2012 году. Разговор был очень коротким: «Больше не ждите меня. Сами справляйтесь со своими проблемами». Выяснилось, что он в России нашел себе другую женщину.

- К сожалению, наш брак не был зарегистрирован официально, - сожалеет Мухаббат. - Я даже не могу претендовать на алименты. После подачи заявления в социальные органы Гулиде установили пенсию в размере 130 сомони ($62). Она нуждалась в инвалидной коляске, на которую мы двенадцать лет стояли в очереди. Наконец, в прошлом году мы получили коляску.

В настоящее время Мухаббат нигде не работает, так как Гулиде нужен постоянный уход. Она благодарна тем людям, кто оказывает им материальную помощь. Особенно благодарна Сергею Кломейтену, который бесплатно предоставил ее семье из трех человек комнату в своем доме.

- Боюсь, после смерти Сергея новые хозяева выгонят нас на улицу, - с грустью говорит Мухаббат. – Мечтаем приобрести с помощью добрых людей хотя бы однокомнатную квартиру.


Мухаббат с Гулидой на руках

Надежда умирает последней

К третьей группе пропавших без вести граждан относятся те, кто до какого-то времени держал контакт с родственниками, но затем перестал выходить на связь. Никто из их родственников или знакомых не знает, что с ними и где они живут. Вероятнее всего, эти мигранты либо стали жертвой торговли людьми и находятся в рабстве, либо их уже нет в живых - по различным причинам. Вероятно, при них не было документов, удостоверяющих личность, и поэтому родственникам никто ничего не сообщил. И они продолжают ждать возвращения своих родных.

Двенадцать лет прошло с того момента, как житель села Кулангир Бободжонгафуровского района Абдумумин Алибоев покинул родной край и отправился на заработки в Россию. Тогда ему было 34 года. Дома остались жена, пятеро детей, пожилой отец. Последний раз он звонил родным в 2009 году. Беседа была очень короткой: «Я болею и нахожусь в Пензенской областной больнице». В последующем Абдумумин не ответил ни на один из многочисленных звонков родных.

Его отец Абдуманнон продал свой скот, урожай овощей и фруктов, добавил к вырученным деньгам свои сбережения и отправился в Пензенскую область. Когда он явился в областную больницу, услышал: «Ваш сын выписан месяц назад. Он намеревался уезжать в сторону Урала». Абдуманнон объездил весь уральский регион - вплоть до Сибири, но сына так и не нашел. Пришлось вернуться на родину.

Выросший сын Абдумумина - Абдумалик - уже третий год ездит на заработки в Россию, где заодно ищет и отца. Пока его попытки не увенчались успехом.

Жена Абдумумина Мархабо занимается мелким бизнесом: оптом покупает свежие фрукты и торгует ими в розницу на худжандском рынке «Панчшанбе». В день зарабатывает 40-50 сомони ($8-10).

- Мы как-то сводим концы с концами, - говорит Мархабо.- Вроде все у нас есть. Только одного не хватает - присутствия отца. Дети очень соскучились по нему.

Семья пропавшего без вести не теряет надежду, что в один прекрасный день Абдумумин придет домой и постучит в дверь: «Открывайте, я вернулся!»


Жена и дети Абдумумина: «Мы ждем возвращения отца»

Семьи остаются без социальной поддержки

По мнению абсолютного большинства юристов, основной проблемой оставшихся без мужей женщин становится отсутствие документа, подтверждающего расторжение брака либо факт смерти мигранта. Это не позволяет несовершеннолетним детям получать государственные пособия, а женщинам - устроить свою дальнейшую жизнь.

По словам заведующей управления ЗАГС Согдийской области Мукаддамы Хошимовой, еще одной проблемой является то, что многие семьи жили без официальной регистрации брака. Отсутствие юридического оформления супружества лишает людей возможности получить защиту со стороны государства. В таком случае суд не сможет помочь взыскать алименты, а женщины не имеют прав на недвижимость мужа. Зачастую родители пропавшего без вести мужа выгоняют невестку и ее детей из дома, и тем приходится скитаться по родственникам или съемным квартирам.

- Чтобы жены после развода либо в отсутствие мужей не оказались на улице, им рекомендуется составлять брачный договор, где вся недвижимость уже разделена законным образом между супругами, - считает Мукаддама Хашимова. Но о каком брачном договоре можно вести речь, если люди даже не регистрируют свой брак?

По мнению эксперта по гендерным проблемам Биходжал Рахимовой, нужно всесторонне изучить положение семей мигрантов и принять государственную программу по их поддержке.

В том, что число брошенных жен растет, нет ничего удивительного, считает независимый эксперт Рохат Ибрагимова.

- Конечно, если наши власти не обеспечивают людей рабочими местами, не открывают новые производства, есть только мелкие предприятия, да и те - частные, либо кафе или автозаправки, - то многие ребята вынуждены уезжать в Россию или куда-нибудь еще на заработки, - говорит Рохат Ибрагимова. - А расстояния, естественно, разрывают семьи. Там у мужчин начинается другая жизнь. Да и природа требует, чтобы у молодого мужчины была женщина, которая о нем будет заботиться, ухаживать за ним и кормить, да и он должен будет о ней заботиться, зарабатывать деньги для нее... Мне очень жаль брошенных жен. Но я бы посоветовала молодым женщинам не отпускать надолго своих мужей далеко или, как бы трудно не было, ехать вместе с ними. Я знаю женщин, которым поначалу было трудно на чужбине, но потом они приспособились и живут дружной семьей.

Ни верный, ни неверный

Почти все уехавшие на заработки мужчины являются мусульманами. Между тем, сущность брака, по словам заместителя главы улемов Согдийской области Ходжи Ходжамира Ходжамирова, Аллахом изложена в священной книге Коран. Брак, по Корану, был придуман для того, чтобы мужчины и женщины создали некий союз, который позволяет им законно удовлетворять половое влечение, рожать детей, вести совместное хозяйство. Пророк Мухаммад сказал своим последователям: «Женитесь на девушках, которые готовы рожать и воспитывать много детей». Вступая брак, надо понимать, что за этот шаг несешь ответственность. Но в настоящее время растет число мужчин, которые игнорируют требования Аллаха и наставления пророка Мухаммада, забывают о своих обещаниях, данных Всевышнему. Они женятся, а через некоторое время оставляют своих жен один на один с проблемами.

В нескольких сурах Корана – «Баккара», «Оли Имрон», «Нур», «Нисо» - Аллах обращается к мужчинам: «Если вы способны обеспечивать женщин морально, материально и физически, готовы брать на себя бремя ведения хозяйства, то вам разрешается жениться. В противном случае вы считаетесь большими грешниками».

- По ханафитскому толкованию ислама, если мужчина в течение шести месяцев не удовлетворяет потребности своей жены, она имеет право обратиться в суд, - говорит религиозный деятель. - Суд вправе решать дальнейшую судьбу этой семьи. Прежде чем принимать какое-то решение, суд обязан уведомить мужчину о своих намерениях. Если мужчина отказывается от своей жены либо несерьезно воспринимает предложения судьи, то последний может вынести судебное решение без участия этого мужчины. Проблема заключается в том, что не всегда молодые люди, изъявившие желание жениться, знают о своих будущих функциях, задачах и обязанностях, которые возложены на них как на мужчин-мусульман. Более того, они порой не знают, какой страшный суд ждет их за измену своим супругам.

Что делает власть?

Проблемами мигрантов и миграцией в Таджикистане помимо общественных, местных, и международных организаций занимается миграционная служба (МС) при правительстве республики. По словам руководителя отделения этой службы по Согдийской области Зайнуры Шариповой, проблемой не вернувшихся на родину мигрантов и их семей они хотели заниматься со дня образования МС, которой в этом году исполнилось три года.

- Проблема заключается в том, что в городах и районах у нас не было своих представителей, которые занимались бы подворным обходом, - поясняет Зайнура Шарипова. – Но теперь этот вопрос решен: с первого июля в каждом из 18 городов и районов области к работе приступили наши представители, которые в первую очередь будут заниматься уточнением количества мигрантов и членов их семей. В вопросник включены, к примеру, такие вопросы: «Когда мигрант отправился на заработки?», «Отправляет ли деньги членам своей семьи?», «Когда последний раз он приезжал домой?». Надеемся таким образом выявить истинную картину с мигрантами и их брошенными женами. Кроме того, мы еще хотим уточнить, сколько женщин отправилось на заработки и сколько лет они не приезжали домой. Есть ведь и те, кто бросил своего мужчину…

Жены намерены воспитывать своих мужей

По словам источника, работающего в одной из общественных организаций, которая занимается проблемами мигрантов, недавно к ним с жалобой обратились двое женщины. Они настоятельно просили помочь им написать и отправить Федеральной миграционной службе (ФМС) России письмо, в котором просят российские власти депортировать их мужей в Таджикистан.

- Мы устали от страданий и разлуки, - пишут брошенные жены.- Хотим, чтобы наши мужья были рядом с нами. Когда они рядом, можно их повоспитывать, напоминать о своих обязанностях - как по светским законам, так и по исламу.

Удастся ли брошенным женам Таджикистана вернуть своих мужей на родину и перевоспитать их, пока неизвестно.

Тилав Расул-заде

Международное информационное агентство «Фергана»