21 Январь 2019



Новости Центральной Азии

В ожидании казахских креветок и белорусских осьминогов

Какую помощь России в условиях санкций может предложить Казахстан, кроме конской колбасы?..

История с запретом ввоза в Россию западной еды, которую в российской блогосфере назвали «присоединением Путина к антироссийским санкциям», вполне отчетливо высветила ту модель взаимоотношений, которую Кремль выстраивает для столь рьяно продвигаемых им «интеграционных» объединений.

Вспомним, как принимались западные санкции против России. Шли долгие, нудные, очень неприятные консультации между странами Европейского Союза. США и Канада, хотя и не являются членами ЕС, внимательно следили за этим процессом и старались принимать решения синхронно с Европой. Все это понятно – экономики западных стран тесно взаимосвязаны, особенно в ЕС, где между странами-членами вообще нет таможни.

Поэтому выбирался такой режим санкций, который не наносил бы непропорционального ущерба интересам какого-то одного или нескольких участников объединения и позволял бы обеспечить общую ответственность и общий поиск возможностей для компенсации. В общем, все это называется равноправными союзническими отношениями.

А как дело обстоит на «евразийском пространстве»? Еще 22 июля, выступая на Совете безопасности РФ, Путин изрек просто удивительную фразу: «Россия, слава Богу, не входит ни в какие альянсы, это тоже в значительной степени залог нашего суверенитета…»

Как это «не входит»? А Содружество Независимых Государств, Организация Договора о Коллективной безопасности, Таможенный Союз, создание которых Россия сама же и инициировала? Наконец, разрекламированный на всех углах Евразийский экономический союз? Или все это не «альянсы», а что-то другое? Тогда что?

Ответ был дан все тем же продовольственным эмбарго, о введении которого Нурсултан Назарбаев и Александр Лукашенко, похоже, узнали лишь на следующий день из СМИ. И лишь потом им позвонил Путин, соизволивший обсудить «координацию действий в торгово-экономической сфере».

При всем том, что между равноправными «партнерами» по «общему экономическому пространству» тоже нет таможни, Лукашенко и Назарбаев, словно простые российские чиновники, были просто поставлены перед фактом, обязывающим их исполнять волю московского начальства. Ни о каком задействовании механизмов Евразийской экономической комиссии и прочих интеграционных институтов речи не шло, не говоря уже о предварительных консультациях. Вот и объяснение тому, почему Путин «забыл» об альянсах, в которых состоит Россия – для него, видимо, это действительно не альянсы, а привычная «вертикаль», где отношения строятся по схеме «начальник – подчиненный».

Многочисленные обозреватели, впрочем, этот аспект «союзных» взаимоотношений как-то упустили и сосредоточились на том, присоединятся ли к российским санкциям Казахстан и Белоруссия, а если нет, то существуют ли способы, которые позволят России не допустить поступления запрещенных продуктов на свой рынок под казахстанскими и белорусскими «лэйблами».

Предполагалось, что Россия постарается убедить Казахстан и Белоруссию присоединиться к санкциям в обмен на дополнительные льготы (то есть России пришлось бы опять же заплатить). Однако Назарбаев и Лукашенко продемонстрировали, что им, во-первых, не очень нравится предлагаемая Кремлем модель взаимоотношений в «альянсе», а во-вторых, совершенно ни к чему, следуя лишь импульсивному «дрожанию левой икры» кремлевского «покорителя Крыма и усмирителя Украины», ни с того ни с сего лишать своих граждан западной еды, да еще портить отношения с ЕС и США.

Пресс-служба президента Нурсултана Назарбаева после его телефонного разговора с Путиным заявила: «Эти запреты являются односторонней мерой России, она не предполагает подключения других стран-членов Таможенного Союза и единого экономического пространства».

В том же духе высказался и Лукашенко, сказавший, что Белоруссия, как покупала польские яблоки и немецкие деликатесы, так и будет их покупать. Правда, солидарность с Москвой была все-таки проявлена – и в Казахстане, и в Белоруссии на официальном уровне выразили горячее желание принять участие в пресловутом «импортозамещении». Кроме того, «проевразийские» эксперты сразу же стали писать, какие немыслимые выгоды сулят казахстанской и белорусской экономикам российские продовольственные санкции.

Впрочем, в Казахстане высокопоставленные чиновники, указав, что возможен резкий рост экспорта в Россию, прежде всего, картофеля и бахчевых, тут же стали успокаивать своих потребителей, что участие в российском «импортозамещении» не приведет к недостаче продуктов на самом казахстанском рынке. При этом представители казахстанского мясо-молочного комплекса поведали о своем нежелании переориентировываться на российский рынок и подрывать уже сложившуюся систему поставок.

Но самое интересное, что в Астане по существу отказались препятствовать транзиту «запрещенных товаров» через свою территорию в Россию. В частности, Комитет таможенного контроля министерства финансов Казахстана выступил с заявлением, в котором говорится, что он не планирует принимать какие-либо меры, направленные на ограничение поставки в Россию через территорию республики товаров, ввоз которых Москва запретила сроком на один год в качестве ответа на санкции ряда зарубежных государств.

Кроме того, в заявлении также подчеркивается, что на сегодняшний день у таможенных органов просто не имеется технической возможности ограничивать провоз на территорию России каких-либо товаров ввиду отсутствия между странами таможенных границ.

В связи с этим ряд специалистов напоминает, что на территории Казахстана уже действует своего рода канал, через который в Россию беспошлинно поступает китайская продукция. Канал этот вполне может пригодиться и для того, чтобы у нас появились, например, «казахстанские» креветки вместо датских. Но более дорогие, конечно.

Все то же самое можно сказать и про Белоруссию. Здесь, правда, «батька» пообещал «защитить союзный рынок в части транзита грузов с Запада через Беларусь на российскую территорию». Однако тут же сказал, что надо «по-человечески выйти из этой ситуации» и отдал распоряжение таможенному комитету «действовать вплоть до того, что, если поставщик направлял в Россию товар и его там сегодня не принимают, надо предложить ему продать на нашей территории или же забрать товар для переработки».

Следует отметить, что в этом своем выступлении Александр Григорьевич на «переработку» упирал особенно сильно. Для справки: по данным Белстата, за пять месяцев 2014 года в Россию поставлено белорусских лимонов - на 1,7 млн долларов​​, белорусских бананов - на 183 тысячи, белорусских ананасов -- на 37 тысяч, белорусских орехов (кокосов, кешью и миндаля) - на 1,8 млн, белорусских мидий - на 792000, и, наконец, белорусских осьминогов - на 449000 долларов.

Безусловно, белорусский осьминог будет стоить дороже, скажем, итальянского. Но это же справедливо – белорусский наверняка вкуснее, а, главное, ближе, роднее…

Михаил Калишевский, международный обозреватель «Ферганы.Ру»