18 Ноябрь 2019



Новости Центральной Азии

Долгий путь к абоненту: Все ли рады возвращению МТС в Узбекистан?

25.11.2014 23:28 msk, Абдурахим Юлдашев

Экономика Россия Законы Криминал Узбекистан

«Наконец-то!» - хочется воскликнуть в ожидании скорого запуска сети нового оператора Universal Mobile Systems (UMS) в Узбекистане. Не прошло и двух с половиной лет, как МТС вернула, казалось бы, безнадежно утраченный актив и с 1 декабря возобновляет деятельность в составе российско-узбекского совместного предприятия UMS. Судя по пресс-релизам МТС, новый оператор будет работать целиком на базе всего оборудования обанкроченной и ликвидированной «Уздунробиты».

Узбекистанцы, не избалованные качеством связи после скандального изгнания МТС в 2012 году, с нетерпением ждут открытия офисов UMS. Неважное, если не сказать местами отвратительное качество связи в Узбекистане, особенно мобильного интернета, стало непреложным фактом нашей жизни. Остается порадоваться возвращению МТС, однако, у меня – активного абонента одного из местных мобильных операторов (не буду называть какого), возникают вопросы: будет ли успешен бизнес МТС в Узбекистане; обеспечит ли новый оператор заявленное качество связи; не будет ли попыток помешать его работе? Попытаемся проанализировать ближайшие перспективы недавно созданной компании, отталкиваясь от официальных пресс-релизов, сообщений информагентств, публикаций в интернете, а также слухов и информации, циркулирующих на улице и среди приближенных к узбекскому телеком-сообществу.

Для начала разберем условия, на которых МТС вернулась в Узбекистан после подписания мирового соглашения с правительством республики и отзыва иска в международном арбитраже при Всемирном банке. Во-первых, ООО «UMS», в отличие от ООО ИП «Уздунробита» - это не стопроцентная дочерняя компания инвестора. Теперь в уставном капитале UMS российскому партнеру принадлежит 50,01%, остальное - Государственному унитарному предприятию «Центр радиосвязи, радиовещания и телевидения» при Госкомитете связи, информатизации и телекоммуникационных технологий Узбекистана. Из этого можно сделать вывод, что при нынешней структуре участия инвестор получает контроль, но разделяет риски от возможных «наездов» с самим государством. Это, скорее, плюс, чем минус как для самого инвестора, так и для клиентов UMS.

Минус, который при определенных обстоятельствах может быть конвертирован в плюс. Согласно постановлению Кабинета Министров Узбекистана №208 от 31 июля 2014 года, которое оговаривает условия деятельности UMS, оператору на первое время предоставлено всего 2,5 миллиона абонентских номеров. Это не так много, так как в конце первого квартала 2012 года «Уздунробита», еще до момента отключения сети, будучи крупнейшим сотовым оператором, обслуживала более девяти миллионов абонентов или 38% от всех пользователей услуг сотовой связи в республике с почти 30- миллионным населением.

Получилось, что с закрытием «Уздунробиты» ее абонентская база досталась основным конкурентам – дочерним компаниям российского Vimpelcom Ltd (Билайн) и скандинавской TeliaSonera (Ucell). Если в марте 2012 года Билайн и Ucell обслуживали соответственно 7,9 миллиона и 7,3 миллиона абонентов, то в конце третьего квартала 2012 года после отзыва лицензии у «Уздунробиты» у Билайна было уже 9,2 миллиона, а у Ucell – 9,5 миллиона абонентов. Впоследствии Ucell уступил первенство Билайну – в марте 2014 года Билайн обслуживал уже 10,4 миллиона, а Ucell – 8,5 миллиона абонентов.

У других двух операторов - Rubicon Wireless Communications (торговая марка Perfectum Mobile) и Uzbektelekom Mobile ("Узмобайл") – размах бизнеса не столь масштабен. На долю этих CDMA-операторов приходится около трех процентов от всей 20-миллионной армии пользователей услуг мобильной связи в республике.

Но если посмотреть на динамику абонентской базы «большой узбекской двойки», то очевидно одно – с момента вынужденного ухода «Уздунробиты» проникновение услуг сотовой связи в Узбекистане с третьего квартала 2012 года по первый квартал 2014 года колебалось в пределах 65%-69%, составляя в среднем 66%, при том, что в первом квартале 2012 года этот показатель составлял 87,4%. Из этих сравнений следует, что с ликвидацией «Уздунробиты» проникновение сотовой связи в Узбекистане снизилось более чем на 20 процентных пунктов или примерно на 5 миллионов SIM-карт. Это значит, что потенциальный спрос на услуги UMS может превысить выделенную новому оператору номерную емкость в 2,5 миллиона номеров.

Неужели новым абонентам UMS придется выстаивать длинные очереди или за переплату «доставать» номера? Вряд ли. Если верить циркулирующей информации, UMS будет позиционировать себя как премиальный оператор с лучшим, чем в среднем по рынку, качеством услуг связи. Следовательно, и цены у UMS будут выше, что предотвратит массовый наплыв низкодоходных абонентов. А учитывая, что у компании UMS как наследницы всего оборудования «Уздунробиты» при 2,5 миллионах абонентов будет более чем троекратный запас по емкости сети и пропускной способности каналов, то можно предположить, что новый оператор действительно сможет предложить качественную без обрывов и «бульканий» голосовую связь, и нормальный, без тормозов и зависаний мобильный интернет.

Если UMS действительно сможет предложить более качественную связь, то в сеть нового оператора начнут перетекать самые высокодоходные абоненты. Из этого следует, что в самом ближайшем будущем мы будем свидетелями обострения конкурентной борьбы за клиента и его деньги на узбекском телеком-рынке. И, как это часто бывает не только в Узбекистане, редкая конкурентная борьба (т.е. дележ рынка) обходится без использования сомнительных пиар-технологий и административного ресурса. Не удивлюсь, если очень скоро в узбекской части интернета появятся не поддающиеся подтверждению сообщения о неблаговидных действиях нового игрока.

В пользу этой версии говорит и первый факт - в начале ноября на одном из интернет-ресурсов была опубликована заметка о якобы имевшихся случаях вымогательства взяток при трудоустройстве в одном из областных филиалов UMS. Заголовок гласил: «МТС еще нет, а взятки уже есть». Правда, вскоре материал был снят с сайта и прочитать его сейчас не представляется возможным. Сейчас среди потенциальных претендентов на трудоустройство в UMS распространяются слухи, что один из недавно назначенных российских менеджеров UMS якобы ВИЧ-инфицирован и вскоре его «попросят» из страны. И что по этому поводу якобы готовится очередной информационный вброс. В воздухе может запахнуть несвежим и вряд ли от таких компроматов будет укрепляться доверие партнеров по совместному предприятию. Получается, что СП, еще не начав работу на узбекском рынке, уже сталкивается с негласным противодействием.

Оставлю в стороне дискуссионный вопрос, кому это выгодно. Не исключено, что в скором времени ответ на этот вопрос будет напрашиваться сам собой. Хотелось бы ошибаться, однако в связи с этим возникают другие вопросы. Так ли рады в Узбекистане возвращению МТС? Или репутация Узбекистана и интересы миллионов его жителей, которые нуждаются в надежной мобильной связи, опять не в счет? И что же тогда ожидать в следующем году, когда на узбекский рынок начнет выходить четвертый по счету игрок – национальный оператор мобильной связи, создаваемый на базе "Узмобайла" - филиала акционерной компании "Узбектелеком"? Неужели не обойдется без войны компроматов? Или мы опять будем лицезреть драму в нескольких актах с полагающимися по этому поводу проверками, арестами, отзывами лицензий и миллионами невольных «зрителей», оставшихся в один прекрасный день с неработающими SIM-картами? Не хочется гадать, какая компания может оказаться следующим кандидатом «на вылет». Хотелось бы надеяться, что на этот раз 30-миллионный рынок удастся поделить без эксцессов, в рамках цивилизованной конкурентной борьбы.

Абдурахим Юлдашев

Международное информационное агентство «Фергана»