26 Февраль 2020



Новости Центральной Азии

Во что переплавит эмигрантов "плавильный котел" российского общества

03.10.2002 00:00 msk, Александр Храмчихин

Если мы скопируем американскую концепцию единой нации, острота проблемы мигрантов будет снята.

Быстрое уменьшение численности населения России (на 700-800 тыс. человек в год) является фактом общеизвестным. Поскольку оно началось в 1991 г., обвинять в нем принято Ельцина, Гайдара и Чубайса. Однако "русский крест" (кривая рождаемости идет вниз, кривая смертности - вверх, получается диагональный крест, как на Андреевском флаге) начал рисоваться в начале 60-х, еще при Хрущеве. Все последующие годы ситуация только ухудшалась.

Поэтому естественным образом появилась мысль скомпенсировать убыль населения (и соответственно трудовых ресурсов) за счет притока иммигрантов. Так поступает Западная Европа, где, несмотря на несопоставимый с Россией уровень жизнь, численность коренного населения также падает очень быстро.

Однако и в России, и в Европе появление большого количества этнически, конфессионально и культурно чуждых иммигрантов начинает вызывать все более сильное отторжение со стороны "аборигенов". Успехи партий, которые принято называть ультраправыми, практически во всех европейских странах, быстрый рост численности и влияния экстремистских националистических группировок в нашей стране вызывают ужас у либералов, правозащитников и гуманистов. Они требуют от коренного населения полной толерантности по отношению к приезжим и насильственного подавления ультраправых. Что касается властей, то в Европе левые проводили политику максимального благоприятствования по отношению к мигрантам, а в России миграционная политика вообще отсутствует.

Из правил человеческого общежития известно, что если гости приехали ненадолго (на несколько часов или дней), то хозяева подстраиваются под них. Если же они прибыли на длительное время или тем более навсегда, то уже они должны подстраиваться под хозяев - это ведь не их дом. Аналогия с государственным уровнем проводится очень легко - туристов (гостей, приехавших на короткое время) принято всячески обхаживать, а вот иммигранты, приехавшие на длительную работу или вообще на ПМЖ, должны сами приспосабливаться к местным условиям, а не навязывать свои. Поэтому правозащитные призывы к толерантности не будут иметь эффекта, пока они обращены только к коренному населению. Толерантность необходима с обеих сторон, причем со стороны приезжих по отношению к местным она должна быть, по крайней мере, не меньшей, чем в обратном направлении. Разговоры о том, что "у преступников нет национальности", являются лукавством. Например, трудно отрицать центральноазиатские (в первую очередь - таджикские) корни в стремительном распространении в России наркотиков.

Неправомерны и заявления о том, что иммигранты имеют право на свою национально-культурную идентичность. Коренное население ведь тоже его имеет, особенно у себя дома. Если иммигрант приехал жить в Россию, он должен, сохраняя свою национально-культурную идентичность, тем не менее полностью вписаться в идентичность общероссийскую, принять российские поведенческие стереотипы. Навязывать свои он не имеет никакого права, иначе он уже не иммигрант, а оккупант.

У Европы, пожалуй, особого выхода нет: нравится это ее жителям или нет, она действительно может компенсировать убыль населения только за счет иммиграции. У России выход есть, надо только это осознать.

Для начала надо отменить нынешний безобразный закон об иммиграции, приравнивающий русского из Казахстана к жителю Буркина-Фасо. Закон об иммиграции должен быть построен на этническом принципе, и не надо этого стесняться. Русские, украинцы, белорусы, представители национальностей, имеющих государственные образования в составе РФ (по Конституции это 21 республика, 1 автономная область, 10 автономных округов) либо преимущественно проживающих на территории России (это, например, некоторые народы Севера либо народы Дагестана, имеющие одну республику на много национальностей), должны получать российское гражданство почти автоматически, независимо от наличия родственников в России и без всякого ценза оседлости. Исключения могут составлять разве что опасные преступники.

С другой стороны, жители соседних с Россией стран (Закавказья, Центральной Азии, Китая) не должны получать права на проживание в тех районах России, которые прилегают к этим странам (Северный Кавказ, Юг Сибири, Дальний Восток).

Между этими двумя категориями - сверхльготной и сверхзапретной - должны находиться все остальные иностранцы. Принимать или не принимать их, надо решать в каждом конкретном случае.

При этом для сверхльготной категории, то есть для представителей коренных национальностей РФ, должны быть предоставлены и сверхльготные экономические условия для поселения в опасных с демографической точки зрения для России регионах - в Калининградской области и вдоль всей южной границы страны, от Адлера до Владивостока.

Наряду с иммиграционной политикой преимущественно этнического характера должна работать пропагандистская машина внутри страны, но ее характер должен быть уже антиэтническим. Нам необходимо скопировать американскую концепцию единой нации, "плавильного котла" (можно назвать это гражданским национализмом, национализмом по гражданству, а не по крови). В США "котел" работает очень хорошо, в Европе он совершенно не работает, поэтому мигранты вытесняют "аборигенов".

В СССР тоже была предпринята попытка сформировать единую нацию, однако в ее основе лежала порочная идея "пролетарского интернационализма", поэтому по мере разочарования населения в коммунистической идеологии утратила эффективность и национальная политика.

Если "плавильный котел" действительно заработает, можно понемногу "приоткрывать двери" для иммигрантов, представляющих нероссийские этносы. "Котел" переплавит их в россиян.

Александр Храмчихин, заведующий аналитическим отделом института политического и военного анализа