13 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

«Ты не выйдешь отсюда живым». Бобомурод Абдуллаев рассказал матери о пытках в СНБ

Уже пять месяцев, как Гавхаржон Мадаминова, мать арестованного 1 октября 2017 года журналиста Бобомурода Абдуллаева, пытается добиться его освобождения. Последний месяц выдался для нее особенно тяжелым: 10 января во время свидания с сыном, который содержится в следственном изоляторе Службы национальной безопасности (СНБ) Узбекистана, она узнала о том, что Бобомурода подвергают жестоким пыткам. Об этом свидетельствовал и внешний вид Бобомурода – он выглядел сильно исхудавшим, глаза впали, вены на руках выпирали настолько, что их легко можно было пересчитать.

Как передает «Би-би-си», об увиденном в СИЗО Гавхаржон Мадаминова рассказала в своем обращении к президенту Узбекистана Шавкату Мирзиёеву. «Когда я спросила у сына, почему он отказался от услуг адвоката Майорова, он ответил, что его заставили», – пишет она. «14 декабря, когда пришел Майоров, моя спина была искалечена. Майоров спросил, могу ли я показать ее, сняв с себя одежду. Я ответил, что нет, и ничего не стал показывать», – рассказал ей Бобомурод.

По словам Абдуллаева, следователи СНБ заявили, что если он не признается во всем, что ему инкриминируют, то из следственного изолятора вынесут его труп. «Оказывается, я буду оставаться в их руках на протяжении всего судебного процесса. Они сказали: если не возьмешь на себя все обвинения, то не выйдешь отсюда живым», – сообщил Бобомурод своей матери.

Он добавил, что каждый раз после обнародования каких-либо подробностей о нем его подвергают пыткам. Поэтому Бобомурод попросил свою мать никому не рассказывать о том, что она увидела и услышала в СИЗО. «Скажите всем, что со мной всё хорошо. У меня нет другого выхода, мамочка, не обращайтесь никуда. Просите только у Бога», – сказал он. Когда я потянулась к его спине и хотела поднять одежду, чтобы посмотреть на раны, он отвел мою руку в сторону и сказал, что «не стоит». Всё это время за нами наблюдал сотрудник СНБ», – рассказывает Гавхаржон Мадаминова.

Пережитое во время свидания ввергло пожилую женщину в такой стресс, что с тех пор она не может спать по ночам и постоянно думает о сыне. Несмотря на его просьбу молчать, она все же решила попросить помощи у президента, написав в виртуальную приемную. По словам Сурата Икрамова, руководителя Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ), Мадаминова уже отправляла жалобу на имя президента и генерального прокурора страны – в октябре 2017 года. «Она надеется, что в этот раз ее обращение будет рассмотрено новым председателем СНБ Ихтиёром Абдуллаевым и генпрокурором Отабеком Муродовым», – пояснили в ИГНПУ, куда мать Бобомурода пришла с просьбой помочь составить новое обращение к Мирзиёеву.

По мнению правозащитников, отставка Рустама Иноятова дала надежду на благоприятный исход дела Бобомурода Абдуллаева. Сейчас «СНБ не имеет понятия, что делать дальше», отмечает Икрамов, а новому главе СНБ нужно время, чтобы взять все дела под свой контроль. «Но то, что Иноятов стал членом сената и советником президента, может помешать изменениям», – обеспокоен глава ИГНПУ.

По его данным, следственные мероприятия по делу Бобомурода Абдуллаева закончились 27 декабря 2017 года. 2 февраля следователь Александр Веселов сообщил жене журналиста Кутликиз (Кате) Балхибаевой, что 6 февраля дело будет передано в Генеральную прокуратуру на утверждение.

Сообщение о пытках, которым подвергся Бобомурод Абдуллаев, «Фергане» прокомментировали известные правозащитники.

Умида Ниязова, руководитель правозащитной организации «Узбекско-Германский Форум» (УГФ), Берлин:

«После свидания с Бобомуродом его мать и жена долго не решались рассказать о применении к нему пыток, чтобы не подвергать родного человека еще большим страданиям. Сообщить о пытках или нет? Этот страшный выбор приходится делать многим родственникам арестованных или заключенных, поскольку они знают, что никакой защиты в узбекской правовой системе для их близких нет.

Даже если бы Бобомурод не рассказал о том, что в течение всего следствия подвергается пыткам, это было очевидно, когда он «добровольно» отказался от услуг одного из лучших ташкентских адвокатов Сергея Майорова.

«Во время встречи он едва стоял, опирался на стену», – вспоминает жена Бобомурода. Ему велели давать на суде признательные показания, потому что «он снова вернется в подвал СНБ». Учитывая это, я думаю, совершенно неважно, в чем будет признаваться Бобомурод на суде, гораздо важнее, какие доказательства будут представлены следователями – Александром Веселовым и Нодиром Туракуловым, которые и санкционировали пытки.

Уголовное дело Бобомурода Абдуллаева является таким же абсурдным и страшным, как и дела, которые фальсифицировали во времена сталинских репрессий. Эти времена давно прошли, но когда читаешь обвинения, выдвинутые против Бобомурода, где говорится о какой-то операции по захвату страны под названием «Жатва», о том, что Бобомурод якобы готовил «широкие массы для государственного переворота в четырех крупных городах Узбекистана», то обнаруживаешь, что дело написано тем же языком, который использовался 85 лет назад для большого террора.

Если к обвинениям в подготовке «Жатвы» подходить серьезно, тогда ждем от СНБ Узбекистана доказательств. Каким образом один простой человек может организовать переворот в государстве, где силовые структуры имеют абсолютную власть? Мы ждем от СНБ подробностей о том, сколько людей Бобомурод собрал для организации переворота, сколько у них было оружия, кто его поддерживал в Ташкенте и других городах, где он якобы готовил восстание. Где они, эти люди? Были ли они арестованы? Какой реальный потенциал для совершения государственного переворота и восстания масс был у Бобомурода и его «подельников»?

Я уверена, что никаких доказательств нет, потому что это придуманное дело. Это фейк. Оно существует только в голове сотрудников СНБ. Но чтобы ничего не доказывать, следователи заставили Бобомурода отказаться от хорошего адвоката, держат его в абсолютной изоляции, чтобы сломить его волю и получить признания.

Пару дней назад либерально настроенные люди радовались отставке председателя СНБ Рустама Иноятова. Я надеюсь, что эта отставка поможет Бобомуроду и его отпустят на свободу. Но очень важно, чтобы СНБ в своем настоящем виде была ликвидирована, вместо нее должны быть созданы новые структуры.

Никто не спорит, что государству нужны структуры по борьбе с терроризмом и организованной преступностью, но там должны работать совершенно другие люди».

Стив Свердлоу (Steve Swerdlow), исследователь HRW по Центральной Азии:

«Судьба Бобомурода Абдуллаева изначально говорила всем, кто следит за изменениями в Узбекистане после прихода к власти Шавката Мирзиёева, о степени приверженности нового руководства проведению настоящих реформ. И сегодня, когда мы получили тревожную информацию о применяемых к нему пытках в подвале здания на улице Гвардейской в Ташкенте, как принято называть СИЗО СНБ, наши выводы о необходимости реформ как никогда актуальны.

Арест Абдуллаева и его заключение во многом совпали по времени с предоставлением Human Rights Watch возможности после семи лет отсутствия снова проводить исследования ситуации с правами человека в Узбекистане. Мы имели возможность опрашивать адвокатов Бобомурода, встречаться с его близкими, говорить с местными правозащитниками, которые помогают семье и говорят о его деле на встречах с правительством.

За полтора года с момента прихода к власти после смерти Ислама Каримова новый президент предпринял ряд шагов по исправлению вопиющей ситуации с правами человека, включая освобождение 18 политзаключенных, ослабление некоторых ограничений на свободу выражения мнений, сокращение «черного списка» нацбезопасности и повышение подотчетности власти перед гражданами.

Эти шаги в сочетании с разворотом внешней политики в сторону нормализации отношений с соседями по региону способствовали появлению в Узбекистане надежд на перемены, которые этой стране требовались уже много лет. Однако выдвижение против журналистов новых обвинений вызывало опасения относительно того, что политически мотивированные аресты могут пойти по замкнутому кругу. Пока неясно, в какой мере все еще авторитарная политическая система готова превратить первые позитивные шаги в институциональные реформы и обеспечить улучшение ситуации с правами человека. Грубые нарушения, такие как пытки, лишение свободы по политическим мотивам и принудительный труд на хлопковых полях, по-прежнему широко распространены.

Источники, близкие к Бобомуроду Абдуллаеву, сообщили Human Rights Watch на днях, что оперативные сотрудники СНБ подвергают его ужасным пыткам с момента задержания. Абдуллаев говорил, что его взяли около дома: четверо мужчин крупного телосложения окружили его и неожиданно напали, не объяснив, кем они являются. Позже он понял, что это сотрудники СНБ. Абдуллаев успел лишь спросить, что случилось, и начать сопротивляться, как ему на голову надели мешок и со всей силы стали бить по жизненно важным внутренним органам. Потом ему связали руки и насильно посадили в автомобиль. Он не знал, куда его везут. Всю эту сцену наблюдали во дворе дома его соседи.

Позже Абдуллаев рассказывал, что после ареста его держали обнаженным в холодной камере, не давая сесть или лечь. Пять дней его держали голодным, и только после того, как он упал в обморок, ему дали еду. Его неоднократно вынуждали голодать, к нему постоянно применяют психологическое насилие (угрозы, унижающее достоинство обращение и другое). Еще Абдуллаев успел рассказать, что его привязывали к кровати и в таком положении он находился по несколько часов. Следствием такого вида пыток становятся очень сильные боли и судороги по всему телу, в результате человек лишается сил.

Информация о применении пыток к Абдуллаеву должна вызвать самую бурную реакцию у всех, кто надеется на реальные реформы в Узбекистане, – начиная с членов правительства. Human Rights Watch призывает власти Узбекистана немедленно провести расследование по данному случаю применения пыток и на время следствия изменить Абдуллаеву меру пресечения на домашний арест.

Арест любого журналиста имеет негативные последствия для развития свободы слова и способствует усилению цензуры, а, следовательно, противоречит принципам демократического общества. Уголовные дела против журналистов Бобомурода Абдуллаева и Хаетхана Насреддинова должны быть закрыты из-за отсутствия доказательств предъявленных им обвинений».

Надежда Атаева, президент Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» (Париж, Франция):

«С самого начала узбекские власти никак не объясняли арест журналиста Бобомурода Абдуллаева. Они поместили его в следственный изолятор СНБ Узбекистана и несколько недель о нем ничего не сообщалось даже родным и адвокату. Против него выдвинули обвинение: распространение через интернет тенденциозно-клеветнических материалов, содержащих призывы к неконституционному изменению государственного строя и захвату власти. В основу обвинения легли публикации и критические высказывания в интернете о высокопоставленных чиновниках, а также его знакомство с представителями политической оппозиции. У меня большие сомнения, что автором этих статей является Бобомурод Абдуллаев, даже если в материалах следствия имеются его признания.

2 февраля стало известно, что все четыре месяца следствия Бобомурод подвергался пыткам и принуждению к даче показаний против себя и других. Поэтому выводы стороны обвинения по данному уголовному делу потеряли всякую легитимность. Дело необходимо отправить на доследование, и для обеспечения гарантий защиты от пыток Бобомуроду Абдуллаеву и другим подследственным нужно изменить меру пресечения на домашний арест. Содержание журналиста в подвале СНБ из-за критических высказываний, пусть даже не правдивых, не имеет никакой целесообразности. Бобомурод Абдуллаев точно не представляет угрозу государственной безопасности.

Родные Бобомурода Абдуллаева обратились в приемную президента Шавката Мирзиёева в надежде, что после отставки Рустама Иноятова, бывшего председателя Службы национальной безопасности, есть больше шансов на справедливость. Еще 30 ноября 2017 года Мирзиёев подписал указ, где говорится о недопустимости применения пыток в отношении участников уголовного процесса, но пока эти требования остаются пустой идеей.

Дело Бобомурода Абдуллаева требует срочного вмешательства международного сообщества. Только через внешнее давление можно добиться:

– назначения медицинской экспертизы с участием независимых экспертов для расследования этого случая применения пыток;

– привлечения к ответственности виновных, включая исполнителей пыток и следователей, которые ведут это дело.

В любом правовом государстве за критику никого не наказывают, а за диффамацию и клевету лишь штрафуют, но в Узбекистане пытают, калечат и лишают свободы.

Я уверена, что активная позиция правозащитников и международных организаций позволит добиться освобождения журналистов Бобомурода Абдуллаева и Хаетхана Насреддинова».

* * *

Все сообщения о журналисте Бобомуроде Абдуллаеве можно прочитать в специальной рубрике fergananews.com/news/bobomurod.

Международное информационное агентство «Фергана»