26 Апрель 2018

Новости Центральной Азии

Свободны ли граждане Востока. Как устроен российский невольничий рынок

13.02.2018 19:30 msk, Екатерина Иващенко

Миграция  Права человека Россия Криминал Узбекистан

Освободились. Фото предоставлено фондом «Альтернатива»

В сентябре 2017 года житель Наманганской области Узбекистана нашел своим односельчанам работу в России. Зарплату пообещал хорошую, до $700 в месяц. Набрав желающих, он отправил три группы по 50 человек на автобусе из Намангана в Санкт-Петербург. Группы отправлялись с интервалом в месяц. Большинство уехавших - мужчины среднего возраста, однако в группах были и девушки 18-30 лет и даже одна семья с маленьким ребенком.

Когда мигранты приехали в Питер, их пригласили в некое «кадровое агентство». Агентство занималось поиском работников и распределяло людей на различные объекты: рыбный завод, кафе, строительные компании и т.д. Вновь прибывшим оформили необходимые документы, регистрацию и патент. При этом работодатель сходу «начислил» всем приехавшим долги за их оформление и проживание.

Люди начали работать. Однако, когда пришло время первых зарплат, выяснилось, что выдают им совершенно мизерные деньги, не имевшие никакого отношения к обещанному. Оказалось, что наниматель постоянно вычитал из зарплат приличные суммы, объясняя их всякого рода «долгами» работников. В результате к выплате оставалось совсем немного, к тому же долги не погашались, а с каждым месяцем почему-то только росли. Ситуация осложнялась тем, что почти у всех мигрантов работодатель отобрал паспорта, так что нельзя было даже уехать. Русский язык никто из мигрантов не знал, поэтому найти управу на эксплуататора в России они не надеялись. Однако кто-то все-таки смог дозвониться до родственников в Узбекистан и рассказать о сложившейся ситуации.

Через узбекскую правозащитную организацию родственники обманутых людей вышли на Международную организацию по миграции (МОМ). В январе активистам движения «Альтернатива», которое занимается освобождением людей из рабства, поступило обращение от МОМ с просьбой помочь группе мигрантов из Узбекистана. Этот случай стал самым крупным по количеству попавших в трудовое рабство людей за всю историю работы «Альтернативы».

Совместно с уполномоченным по правам человека в Санкт-Петербурге и волонтерами ПСП-Фонда (Благотворительный фонд поддержки и развития просветительских и социальных проектов) активисты «Альтернативы» разобрались в ситуации и обратились в правоохранительные органы. Не прошло и месяца, как работникам выплатили часть положенных им зарплат.

При помощи петербургских волонтеров 24 пострадавших написали заявления в полицию. Четыре женщины, у которых не было документов, уже прибыли в Москву, обратились в консульство и ожидают выдачи сертификатов, чтобы уехать домой. По другим гражданам Узбекистана работа продолжается: работодатель уволил всех, кто написал жалобы. Но есть и хорошие новости: на вербовщика, заманившего рабочих на стройку, в Узбекистане завели уголовное дело.


Бывшие трудовые рабы. Фото предоставлено фондом «Альтернатива»

Координаторы движения «Альтернатива» Андрей Рагулин и Юлия Силуянова рассказали «Фергане» о типичных случаях трудового рабства, в которое попадают мигранты из Центральной Азии, и объяснили, как можно избежать подобных ситуаций.

– Какие сложности возникают обычно при освобождении людей?

Андрей Рагулин: Начнем с того, что буквальное, физическое освобождение – это только треть работы. Намного сложнее бывает должным образом оформить документы и отправить человека на родину.

В этом смысле работа по освобождению граждан Узбекистана из Санкт-Петербурга пока не закончена и будет еще долго продолжаться.

До этого случая мы уже отправляли на родину граждан Узбекистана – они оказались в трудовом рабстве в Дагестане. Именно дагестанская правозащитная организация в декабре 2017 года прислала нам через МОМ очередную заявку о 150 людях, попавших в беду. Мы связались с уполномоченным по правам человека и другими организациями и стали думать, какие конкретно меры нужно предпринять, чтобы исправить ситуацию. Уже после того, как мы подняли шум, практически всем мигрантам вернули паспорта, однако забрали оригиналы патентов и миграционных карт. А без этих документов выйти на улицу они все равно не могли – их тут же задержали бы сотрудники полиции.

За первый месяц работы людям обещали по 400 долларов, а дальше – по 700. Патент в Петербурге обходится в 30 тысяч. Пока мигрантам делали документы, они не работали, и на этом основании работодатель начислил каждому долг по 50 тысяч рублей. Так продолжалось и дальше: хотя с мигрантов удерживали большую часть зарплаты, «долги» их постоянно росли. Делалось это, конечно, специально, чтобы люди не могли бросить эту работу.

Таким образом, несмотря на обещанные золотые горы, на руки мигранты получали 6–8 тысяч рублей. В итоге люди без документов и с постоянно увеличивающими долгами оказались в трудовом рабстве. Проблема состояла еще и в том, что они не говорят по-русски и неграмотны в вопросах трудовых отношений. Даже трудовые договора им составили только после того, как мы подняли шум и людям начали возвращать паспорта.

По нашей заявке в этом «кадровом агентстве» уже прошла проверка. Дело передано на контроль участковому, но реакция от полиции пока слабая. К тому же работодатель до сих пор открещивается от всех нарушений. Если он вернет паспорта тем, у кого их забрал, он признает тем самым, что удерживал людей против их воли, а это серьезное преступление. И мы не исключаем, что документы людей, которые могли быть использованы как улики, уже уничтожены.

Трудно решать подобные вопросы еще и потому, что люди обычно не говорят по-русски и путаются в показаниях. В результате возникают разного рода накладки и недопонимание. Тем не менее, благодаря нашим волонтерам уже 24 человека написали заявления в полицию. Как нам стало известно от коллег в Узбекистане, вербовщик, который заманил людей в трудовое рабство, уже найден, и по этой истории возбуждено уголовное дело.

Сейчас наша первостепенная задача – сделать людям документы и отправить на родину. В противном случае их просто депортируют. Дело осложняется еще и тем, что у всех разные ситуации. Например, среди людей без документов есть семья с маленьким ребенком – их отправить на родину не так-то просто.

– Как отреагировало на ситуацию посольство Узбекистана?

– Посольство обязано подтвердить личность своих граждан, то есть отправить запрос на родину. В сущности, только это и было сделано. Мы предоставили посольству документы, что люди попали в трудовую эксплуатацию. Несмотря на это, в посольстве не утруждались деталями и просто ставили отметку «паспорт утерян». К сожалению, за своих граждан там не сражаются.

Надо сказать, что освобождение такой группы людей – это большие финансовые расходы. Если нам придется отправлять всех на родину, то понадобится около двух миллионов рублей на билеты. Узбекское консульство в этом никак не помогает, они даже фотографии своим согражданам делали за деньги. Людей надо перевозить из Петербурга в Москву и, пока им делают документы, по нескольку недель содержать в приютах. Этим также занимаемся только мы.

– Как много случаев рабства приходится на трудовых мигрантов?

– Не менее 30 процентов. В этом списке лидируют Узбекистан, Таджикистан и Украина. Чаще всего людей удерживают физически или подвергают серьезному психологическому давлению. Делается это для того, чтобы заставить их работать за мизерные деньги или вообще бесплатно.

И тут опять я обращаю ваше внимание на главные источники проблем: незнание языка и законов.

Так, 5 февраля в Уфе мы освободили гражданина Узбекистана, которого «наниматель» Муллабек Сатторов запер в квартире и заставлял бесплатно работать на стройке.

Все это время человека разыскивала семья, которая осталась в Узбекистане, они-то и выяснили, что родственника удерживают. За три года работы пострадавшему выплатили около 50 тысяч рублей, то есть примерно по 1.400 рублей в месяц. Конечно, это чистое издевательство над человеком. Его документы забрали, все его разговоры и перемещения строго контролировали. По этой причине, а также из-за незнания русского языка мужчина не имел возможности обратиться в полицию.

Заявка по нему также поступила в МОМ, которая связалась с нами. Наши волонтеры немедленно отправились в Уфу и смогли освободить мужчину, однако его документы так и остались у злоумышленников, которые его удерживали. Мы обратились в посольство Узбекистана, и сейчас мужчине уже делают сертификат, который позволит ему вернуться домой, его ждут жена и двое детей.

– Где чаще всего встречаются случаи трудового рабства?

– В Москве многих заставляют заниматься попрошайничеством. Чаще всего к такому труду принуждают граждан Украины.

Случаи рабства фиксируются как в самих городах, так и в области, тут возможны любые варианты. Например, 150 граждан Узбекистана, о которых мы говорили, жили в общежитии в центре Санкт-Петербурга.

Много подобных историй случается в Дагестане. Бывает, люди там работают годами. Проблема в том, что заводы, где работают мигранты, находятся в поле, бежать некуда. И даже если ты убежишь, почти любой человек, который будет ехать мимо, увидит тебя и вернет хозяевам – такая круговая порука. Пополнить баланс на телефоне и позвонить обычно неоткуда.

В декабре 2017 года на одном из таких заводов мы освободили четверых граждан Узбекистана. Позже их выдворили из России. Вместе с выдворением таким людям может грозить запрет на въезд. Доказать случаи рабства очень сложно, а значит, никто не будет учитывать, что человек превысил время пребывания в России не по своей воле.


Команда «Альтернативы». Фото предоставлено фондом

Случается, что уже после освобождения люди снова попадают в рабство. Например, проработал человек полгода бесплатно, потом ему отдали документы и вышвырнули на улицу. У него не оказывается денег не только на возвращение, а и на элементарное физическое существование. И, чтобы не погибнуть, он снова может стать рабом.

Бывает, как в поговорке: не было бы счастья, да несчастье помогло. Иной раз депортация оказывается лучшим вариантом. Пострадавший может вернуться на родину и больше не совершать ошибок. Особенно это актуально для девушек. Именно они часто оказываются не просто в трудовом, а в сексуальном рабстве. Если один раз все обошлось, они по легкомыслию могут и во второй раз поехать на заработки, а судьба таких девушек часто висит на волоске. Надо понимать, что легкомыслие одного человека очень дорого обходится всем вокруг, начиная от его друзей и родственников и заканчивая нашей организацией...

– Легко ли люди пишут заявления? Или все-таки боятся, стараются уклониться?

– Обычно заявления пишет примерно треть от пострадавших. Людям приходится объяснять, что писать заявление необходимо, потому что если нет заявления, то нет уголовного дела, а значит - нет наказания для виновного.

Осложняет дело и несовершенство российского законодательства, не говоря уже о качестве работы наших правоохранителей. Мы работаем с 2011 года и за это время освободили более 500 человек. Однако по нашим историям было заведено только одно уголовное дело – по ситуации в Гольяново, – которое к тому же потом было прекращено. Мы каждый год туда ездим и стараемся отслеживать ситуацию. К нам регулярно поступает информация, что там кого-то продолжают держать в рабстве. Конечно, мы предпринимаем все усилия для предотвращения таких вещей. Однако владельцы магазина настолько тесно «дружат» с полицией, что сделать что-то практически невозможно. В какой-то момент магазин закрылся, но потом открылся почти на том же месте – через дорогу. Нас поражает, что вокруг него было столько шума, такой скандал, а люди ходят в этот магазин как ни в чем ни бывало.

30 октября 2012 года группа гражданских активистов вызволила из рабства 12 человек, в том числе 9 женщин, которые удерживались в подвале дома в московском районе Гольяново. По словам освобожденных, хозяева магазина – граждане Казахстана – содержали своих работников в плохих условиях, регулярно избивали, а женщин насиловали. Некоторые за это время родили детей. Стало известно, что двоих новорожденных хозяйка магазина забрала у матерей, сказала, что передаст их родственникам в Казахстан, а после сообщила, что дети погибли. По словам женщин, некоторые из них провели в магазине более 10 лет и за это время ни разу не выходили на улицу.
Недавно к нам обратился мужчина из Узбекистана. В 2009 году пятеро его детей, четыре сына и дочь, уехали в Россию на заработки. В 2010 году он приехал их искать и пробыл в России до 2014 года, потом его депортировали за просроченные документы. Срок запрета истек, и в 2017 году он вернулся в Москву искать детей снова. Якобы видел их на свалке в Химках, туда приехала полиция, но, видимо, информация «утекла» и никого не нашли. Возможно, что мужчина ошибся, и это были не его дети – поиски продолжаются.

Его дети также были вывезены из Узбекистана в составе организованной группы. Очевидно, что в этой стране широко действуют вербовщики, которые партиями вывозят людей, и люди эти регулярно попадают в рабство. И это проблема, которой всерьез должно заниматься правительство Узбекистана.

– Какие советы вы можете дать мигрантам?

– Учить русский язык и российское законодательство. В противном случае легко можно стать добычей вербовщиков и недобросовестных работодателей.

Необходимо также делать все по закону. Сейчас мигрант приезжает в Россию и может купить все справки, в том числе бумагу, подтверждающую знание русского языка. Однако позже это выходит ему боком.

В странах происхождения надо учить людей хотя бы минимальным нормам миграционного законодательства, нормам трудовых взаимоотношений. Об этом много говорят, но наша работа показывает, что разговоры эти до дела так и не доводят.

Юлия Силуянова: Рабство начинается тогда, когда у человека нет возможности покинуть место работы: если, например, его не отпускают с рабочего места, если у него забирают документы. Его не обязательно бьют, принуждать можно и другими способами. Распространена практика, когда человека запугивают, говоря, например, что все сотрудники правоохранительных органов куплены и даже если он сбежит, его все равно вернут обратно.

Особенно часто такое запугивание встречается в Дагестане. Злоумышленники объясняют работникам, что тут все якобы куплены. Вдобавок вокруг горы, и человеку физически некуда бежать. Вот и получается, что именно в Дагестане мигранты годами работают в кошарах и на заводах. У нас был случай, когда человек за три месяца сменил работу на трех заводах и в пяти кошарах, где пас овец. За все это время ему попался единственный сравнительно честный работодатель, который заплатил несчастному 5 тысяч рублей.

Очень важно придавать огласку всем случаям трудового рабства. Часто мигранты не хотят писать заявления, для них важнее побыстрее вернуться на родину и все забыть. Из-за того, что потерпевшие уезжают, уголовные дела часто сходят на нет. Помочь тут могут СМИ. Обычно если какая-то проблема освещается журналистами, это сигнал для следственного комитета и правоохранительных органов в целом, которые после этого могут начать проверки.

Тем не менее, оперативно решать проблемы трудовой эксплуатации сложно, так как правовые механизмы тут не доработаны. Если ты хочешь защитить свои интересы, ты, конечно, можешь сделать это, привлекая разные инстанций. Но решение будет принято, например, через год. Получить же помощь здесь и сейчас гораздо сложнее. Поэтому лучше всего работать на предотвращение, чтобы не попадать в такие ситуации.

Если ты, например, уезжаешь на заработки, необходимо раздать контакты работодателей и их адреса всем своим родственникам. Если тебе уже на месте работы предлагают куда-то переехать, об этом также надо сообщать родне – давать всю информацию вплоть до телефонов водителей и номерных знаков автобусов. На случай попадания в рабство лучше заранее оговорить со своими родственниками кодовое слово или фразу. Например, если человек говорит по телефону: «я хочу поехать в Ташкент», родственники должны понять, что он попал в трудную ситуацию и ему нужна помощь. Нам известен случай, когда всего одно такое слово смогло освободить попавшего в рабство на три года гражданина Узбекистана.

* * *

Ситуация с мигрантами ежегодно меняется, потому что меняются поколения мигрантов. В первых волнах миграции, которая началась после развала СССР, на заработки в Россию ехали люди, воспитанные еще в Советском Союзе. Они получили приличное образование и знали русский язык. Сейчас же миграция больше сельская, люди язык знают плохо, и этим пользуются вербовщики и недобросовестные работодатели. Доверять односельчанам тоже можно далеко не всегда. Поэтому так важна предварительная работа в странах, откуда люди массово едут в Россию: надо объяснять, куда они едут и как следует действовать в случае нарушения их прав. Ведь, к сожалению, в России они оказываются мало кому нужны, в том числе и посольствам своих стран.

Страница движения освобождения от рабства «Альтернатива» и телефон «горячей линии» 8-800-550-71-40

P.S. Только что стало известно, что еще два человека из освобожденных в Санкт-Петербурге отправлены на родину в Узбекистан.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА