26 Апрель 2018

Новости Центральной Азии

Золото талибов. Куда утекают деньги от добычи камней и драгметаллов в Афганистане

Афганцы с найденным в шахте изумрудом. Кадр из фильма Journeyman Pictures c сайта YouTube

Если месторождения драгоценных камней и металлов в Афганистане разрабатывать современными методами, то за счет их добычи не только восстановится экономика, но и будет обеспечен мир в стране. Так, по крайней мере, считает исполняющая обязанности министра по недрам Афганистана Наргис Нихан. Однако, по ее словам, на сегодняшний день большинство месторождений находится в районах, контроль над которыми осуществляют различные вооруженные группировки, и местные командиры незаконно занимаются там добычей драгоценных полезных ископаемых, обогащаются на этом вместе с международной мафией «за счет разграбления национального достояния афганского народа».

Это утверждение в полной мере можно отнести к северной афганской провинции Бадахшан. В 2005 году суммарная стоимость запасов минералов и драгоценных металлов в горных районах страны специалистами министерства природных ресурсов Афганистана и их коллегами из США и ООН была оценена в $3 трлн. И если афганские месторождения полезных ископаемых использовать законно, то страна будет иметь ежегодную прибыль в размере $320 млн и более. Исследование международной организации Global Witness («Глобальные свидетели»), обнародованное в 2014 году, показало, что в Афганистане сосредоточены очень большие запасы меди, железа, золота, мрамора, драгоценных и полудрагоценных камней, но война дала возможность незаконным вооруженным группировкам добывать их незаконно и обеспечить свои нужды за счет контрабанды.

Уже не первый год от жителей и властей провинции Бадахшан поступает информация о том, что боевики «Талибана» добывают золото в районах Рагистан и Роянджан. Источники в этих районах сообщили «Фергане», что еще 4-5 лет назад золото добывали сами местные жители путем промывки песка в ручьях, но с 2016 года «Талибан» взял эти районы под свой контроль, организовал там технику и поставил дело так, что сейчас на боевиков работают около 2000 человек, которые незаконно добывают золото. Прибыль самих талибов оценивается в $2000-3000 в день.

Представители местной администрации провинции Бадахшан утверждают, что от добычи драгоценных камней и золота в течение 2017 года они не получили в казну ни одного афгани, так как большинство месторождений находятся в руках вооруженных группировок, которые, наряду с талибами, занимаются их разработкой.

Талибская доля

Хотя талибы не являются единственными, кто ведет разработки местных месторождений, однако даже там, где этим заняты другие группировки, «Талибан» взимает свою «долю». Контроль над торговлей драгметаллами и камнями является одним из основных источников доходов этого движения.

Глава совета старейшин района Рагистан Абдурахман Тахири говорит, что «Талибан» контролирует ряд месторождений золота и драгоценных минералов и с каждого рядового добытчика берет «дань» — деньгами или натуральным продуктом. «Незаконная добыча золота привлекла в район большое количество талибов. Два года назад их число в нашем районе не доходило до 100 человек. Сейчас их уже более 600 человек, и они вооружены разными новыми типами оружия. В основном они охраняют месторождения золота и драгоценных камней», — отмечает Абдурахман Тахири.

Помощник губернатора провинции Бадахшан Гулмухаммад Байдар приводит другие данные: «На самом деле число талибов и иностранных боевиков в Рагистане и Роянджане достигает 1000 человек. Мы в 2017 году своими силами смогли на месяц взять под контроль Роянджан, но талибы провели ряд мощных атак и вытеснили нас оттуда. Местные жители с большим удовольствием работают под охраной талибов, которые берут свою долю, но не чрезмерную и, как считают жители, справедливую. Например, с 5 грамм золота талибы берут 1 грамм в качестве налога. Многие жители вынуждены идти на незаконную деятельность из-за длительной безработицы. Я лично убежден в том, что причиной этой безработицы стала коррупция в структурах местной администрации и в афганском правительстве, в котором большинство чиновников заняты преследованием своих личных целей, одна из которых — обогащение», — сказал Байдар.

Начальник районной администрации района Рагистан Гуламулла Саид подтвердил факт незаконной добычи драгоценных минералов и металлов не только в этом, но и в большинстве других районов Бадахшана. «Купля-продажа драгоценных камней и золота ежедневно осуществляется на местных рынках. Покупатели приезжают из столицы и из других провинций. Мы не можем помешать этому, так как эти люди — просто наемники, над ними стоят известные вооруженные командиры, депутаты парламента и другие чиновники правительства, которые нам запрещают препятствовать незаконной торговле на наших базарах Зеракай и Тмелар. Около десяти лет в нашей провинции известные месторождения лазурита Киранумунжан, турмалина Джурм, граната в районе Хаш, золота в Шахри Бузурк и в Дуабаи Яфтали Бала находятся в руках местных вооруженных группировок, которые через посредников реализуют добычу на местных базарах и контрабандой вывозят за рубеж», — пояснил он.

Золотая жила

По информации, полученной в министерстве природных ресурсов Афганистана, только в провинции Бадахшан в горах находятся 16 больших шахт лазурита, граната, рубина, аметиста, золота и других полезных ископаемых.

«Правительство за 17 лет не сумело отдать в аренду ни местным добытчикам, ни иностранным компаниям на выгодных условиях месторождения, с которых можно было бы получать положенный доход в казну или же доход с тендеров. Иностранные компании по добыче природных ресурсов могли бы и сами себе обеспечить охрану, а самое главное — они смогли обеспечить легальной работой местных жителей. Что касается талибов — администрация Бадахшана и силовики могли бы их прогнать, но нашей полиции и армии трудно там долго продержаться, так как месторождения находятся высоко в горах», — сказал «Фергане» сотрудник МВД Афганистана Насир Рахими.

Начальник полиции Бадахшана Абдул Халик Аксай в свою очередь отметил, что полиция Бадахшана страдает от недостатка военной техники и сотрудников, поэтому не может пресекать незаконную добычу золота и драгоценных камней. Он считает, что правительство должно создать специальную дивизию по охране таких месторождений.

По данным афганского общественного объединения по борьбе с коррупцией, среди более чем 1500 месторождений золота и минералов в Афганистане всего лишь 50 находятся в тех районах, которые худо-бедно контролируются правительством.

Представитель министерства природных ресурсов Афганистана Абдулкадир Мутфа утверждает, что ведомство в курсе происходящего и ежедневно получает информацию о количестве незаконно добытых вооруженными бандами золота и камней и о размерах доходов от этого промысла. «Мы работаем над новым планом по борьбе с незаконной добычей в Бадахшане и других провинциях севера. Мы несколько раз готовились к организации тендеров, но со стороны некоторых депутатов в парламенте, которые получают большие доходы от незаконной добычи, процесс был приостановлен. Надеемся, что в скором времени правительство примет необходимое решение по поводу охраны месторождений золота и минералов», — говорит чиновник.

Маршруты контрабанды

Впрочем, афганские власти неоднократно заявляли о тщательной охране месторождений полезных ископаемых в стране и обещали народу позаботиться о них.

«Еще в 2015 году правительство запретило добычу лазурита в Бадахшане. Мы тогда с помощью местной полиции в городе Файзабаде начали задерживать местных торговцев драгоценными камнями и лазуритом, но тут же столкнулись с местными вооруженными командирами и их боевиками, — напомнил бывший пресс-секретарь МВД Афганистана Сиддик Сиддики. — В ходе рейдов местной полиции мы тогда выяснили, что фактически у каждого вооруженного командира в Бадахшане и у некоторых депутатов парламента в мешках хранятся центнеры ценных камней, в том числе и лазурит. Эти камни они держат не у себя дома, а в домах своих наемников, которые находились в районах Джурм, Бахарак, Киранумунжан и в самом Файзабаде в ожидании повышения цен на эти камни. Но нам начали угрожать, и наши рейды на этом закончились, а незаконная добыча и торговля продолжается. При этом вооруженные банды в Бадахшане занимаются перевозкой в Таджикистан и афганских наркотиков, и афганского золота, и драгоценных камней. А из Таджикистана эти камни попадают через местных бизнесменов в Россию и Европу».


Изумрудная шахта в Панджшерской долине. Кадр телеканала CNN

Депутат афганского парламента от провинции Бадахшан Абдурауф указывает на другой маршрут. По его информации, лазурит из Бадахшана напрямую привозят в Кабул и реализуют на столичных базарах. Но есть маршрут в Пакистан и Китай. По словам депутата, камни из Бадахшана, особенно лазурит, а также золото прямо из Бадахшана через приграничные с Пакистаном районы Шахи Салим и Гарам Чашма в долине Читрал попадают в пакистанский Пешавар. Но из-за снижения цен на афганский лазурит в Пакистане уже более года этот маршрут фактически заморожен.

Еще один депутат парламента от Бадахшана — Абдул Вали Ниязи — отмечает, что добыча лазурита и других ценных минералов вооруженными группировками в Бадахшане сейчас сведена к минимуму, поскольку цена на них в Пакистане и Таджикистане упала, и группировки не могут реализовать камни по желаемым ценам.

Источник «Ферганы» в органах безопасности Афганистана в свою очередь утверждает, что добыча лазурита в Бадахшане продолжается, но маршрут к потребителю выстроен иначе: бадахшанский лазурит перевозится из Файзабада в столицу в больших грузовиках среди фруктов, угля и других грузов. В Кабуле лазурит сортируется и из аэропорта Кабула переправляется контрабандой в Арабские Эмираты, Индию и другие страны мира.

«Лазуритовый» командир

По данным того же источника, добыча лазурита на месторождениях Бадахшана в 2014 году составила более 5500 тонн. В 2015 году власти наложили запрет на разработку этих месторождений, но после этого добыча, наоборот, выросла. Афганское правительство поручило осуществлять контроль за месторождениями местному командиру М. (его имя редакции известно), который в составе МВД Афганистана находится в Бадахшане. Но этот командир вскоре сам наладил контрабанду камней.

По словам источника, в конце 2016 года советник президента по месторождениям и водным ресурсам Мухаммад Юсуф Пуштун был направлен в Бадахшан расследовать дело о незаконной добыче золота и минералов. 19 декабря 2016 года в своем отчете, переданном президенту, он описал, как на автомобилях Ford Rangar, принадлежащих МВД Афганистана, сотни тонн лазурита были перевезены на территории Пакистана и Таджикистана людьми М., а сам М. ежемесячно выплачивает около $500 тысяч талибам, чтобы те не препятствовали ему контролировать добычу.

В отчете указано, что М. стал сдавать местным добытчикам в аренду посуточно некоторые месторождения, снабжая их взрывчаткой для ведения работ. В результате этого сейчас многие породы с прожилками бадахшанского лазурита и других камней варварски повреждены.

Также в документе говорится о том, что М. имеет своего приближенного в управлении безопасности Файзабада, который заранее предупреждал его о рейдах и предотвращал задержание с поличным. Юсуф Пуштун указывает, что в 2016 году М. смог отправить только лишь в Китай более 1000 тонн высококачественного лазурита.


Бадахшанский лазурит. Фото «Ферганы»

По словам инженера-геолога Зикрии, афганские минералы, особенно лазурит 1-3 сорта, отправляется в Пакистан, а 4-10 сорта реализуются внутри страны. «Высшие сорта затем незаконно попадают в Европу. Цена афганского лазурита с первого по третий сорт на международных рынках — от 500 до 1000 долларов за килограмм. С четвертого по десятый — от 10 долларов за килограмм», — сказал он.

Война за недра

Афганские историки отмечают, что драгоценные и полудрагоценные минералы, особенно лазурит, добывались на территории современного Афганистана 6000 лет назад и даже ранее. Подтверждением тому служит использование афганского лазурита в гробнице Тутанхамона и других фараонов древнего Египта. Образцы афганского лазурита, которым 3800 лет, находятся в государственном музее Лондона.

Еще во времена «Северного альянса» (объединение командиров северного Афганистана, противостоявшее талибам в 1996-2001 годы. – Прим. «Ферганы») в Панджшерском ущелье (северо-восток Афганистана) добывались незаконным путем изумруд и гранат, а в Панджшере и Бадахшане — лазурит. Ахмадшах Масуд финансировал свое войско отчасти за счет реализации драгоценных камней, которые тогда свободно перевозились из Панджшера в Пакистан и Таджикистан.

«В свое время источники предоставляли нам видеозаписи процесса добычи и продажи камней иностранным клиентам как со стороны самого Масуда, так и со стороны других командиров. Местные жители Бадахшана и Панджшера и даже талибы не виновны в незаконной добыче драгоценных камней в той степени, в которой в этом виновны моджахеды, так как они и положили начало контрабанде. И сейчас не только из Бадахшана, но и из Панджшерского ущелья в большом количестве вывозятся драгоценные камни», — уверяет бывший генерал афганской службы безопасности Зулмай Вардаг.

«Из-за незаконной добычи мы ежедневно и ежечасно теряем национальное достояние. Продолжение этого процесса может повлечь за собой опасные политические события, поскольку влияет на ситуацию с законностью и финансированием войны в стране», — считает член Академии наук Афганистана Сурая Попал.

Похожий вывод несколько ранее, в 2017 году, сделал исследователь Global Witness Стефан Картер, анализировавший незаконную добычу афганских драгоценных камней и золота. Он утверждал, что финансирование незаконных вооруженных группировок за счет полезных ископаемых Афганистана является одним из основных источников коррупции и угрозой безопасности в этой стране. И если процесс незаконной добычи полезных ископаемых будет продолжаться и далее, то вскоре в Афганистане начнется еще одна междоусобная война — за доступ к месторождениям.

Соб.инф.

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА