23 Сентябрь 2018

Новости Центральной Азии

Слон против носорога. Как США объявили торговую войну Китаю

24.03.2018 11:02 msk, Алексей Винокуров

Политика Экономика Китай

Дональд Трамп и Си Цзиньпин. Фото пресс-службы Белого дома США

Антикитайский бенефис Дональда Трампа мировые СМИ анонсировали заранее. Однако до последнего не многие верили, что он состоится. Казалось, Трамп и Си Цзиньпин так хорошо понимают друг друга, а идея китайского коллеги стать пожизненным председателем и вовсе вызвала у американского президента восторг. И это уже не говоря о том, что входить в клинч со второй экономикой в мире казалось не совсем разумным. Во всяком случае, администрация Обамы на это не решалась.

Но Трамп на то и Трамп, чтобы идти поперек ветра.

22 марта 2018 года американский президент торжественно вышел перед публикой и ничтоже сумняшеся подписал меморандум «О борьбе с экономической агрессией Китая».

Несколько жутковатое название меморандума говорит о решимости того, кто его подписал, и о крайне неприятных последствиях для тех, против кого он писался. В основу меморандума лег 301-й раздел американского Закона о торговле 1974 года. Он разрешает вводить санкции против тех стран, которые проводят нечестную торговую политику или нарушают условия сделки.

Подписывая меморандум, Трамп вводит запретительные пошлины в отношении китайских товаров на сумму до 60 миллиардов долларов. И это еще не все. В течение 15 дней после подписания будет опубликован полный список китайских товаров, которые попадут под санкции. Ожидается, что в нем окажется до 1300 пунктов – в первую очередь ограничения коснутся высокотехнологичных товаров из Китая. Кроме того, будет составлен иск к КНР в ВТО по нарушениям в области лицензирования.


Грузы в торговом порту Китая. Фото с сайта Shiplilly.com

Немного пряника, чуть-чуть кнута

Такие решительные действия в международной практике обычно именуются торговой войной. Войны этой давно уже ждал обыватель, задолго до ее начала запасшийся попкорном и чипсами. К началу торговой войны располагало давнее взаимное раздражение, имевшееся между США и КНР. Американцев раздражал громадный торговый дефицит с Китаем, а китайцев раздражали сами американцы, к которым за последние пару столетий у них накопилось много счетов.

И если китайцы еще могли потерпеть, то американское терпение лопнуло в тот момент, когда Трампу показали цифры дефицита торгового баланса с КНР. Правда, цифры эти довольно приблизительны. Кто-то полагает, что речь идет более чем о 500 миллиардах долларов, кто-то называет более скромные 375 миллиардов. Как бы там ни было, очевидно, что дефицит вопиющий.

Другая причина жестких действий Америки – так называемые «кражи интеллектуальной собственности». Правда, эти кражи сами китайцы кражами не считают. Свою позицию они аргументируют примерно, как дворник в пьесе Михаила Зощенко: «Нет, рази это кража, граждане? Кража – это когда, одним словом… воруют, крадут и там целые кассы ломают. Или там народ убивают к черту».

Тем не менее, расследование касательно отъема китайцами американской интеллектуальной собственности Трамп начал еще в августе 2017-го. Практика в этом вопросе у китайцев была нехитрая, но эффективная: хочешь работать на рынке КНР – передавай технологии китайским партнерам. Официальный Пекин, правда, заявлял, что руководство Китая тут не при чем. Дескать, требование о передаче технологий – это частная инициатива компаний. Однако верится в это с трудом, поскольку такая практика встречается в Китае повсеместно.

Поняв, что американский президент настроен серьезно, китайцы сделали ход конем. Во время визита Трампа в КНР в ноябре прошлого года они заключили с Америкой контрактов более чем на 253 миллиарда долларов. Одних только «боингов» тогда решено было купить на 37 миллиардов долларов.

Трамп решил, что все это случилось благодаря его гению переговорщика, он торжествовал. Обуреваемый радостью, президент США как-то не заметил, что обсуждение остальных вопросов прошло под китайскую диктовку.

Однако Трамп довольно быстро осознал, что заключение выгодного контракта с китайцами – дело одноразовое, а вот торговый дефицит – практически перпетуум мобиле. Трамп понял, что его обвели вокруг пальца. Поняв это, он разозлился. Потом пришел в ярость. Наконец, как выражаются в российских дипломатических кругах, у пацана сорвало резьбу.

Поначалу Трамп, как всякий американец, свято верящий в силу слова, надеялся уменьшить торговый дисбаланс при помощи угроз и громких заявлений. Однако на китайцев это впечатления не произвело. И Трамп понял, что пришло время действовать.

Тем не менее, перед подписанием меморандума американский президент сделал последнюю попытку обойтись малыми средствами.

«Я говорил с высокопоставленными представителями Китая, в том числе с председателем [КНР Си Цзиньпином], – заявил Трамп. – Я попросил их сократить торговый дефицит немедленно на $100 млрд».

Судя по всему, немедленно не получилось. Китайцы не захотели. Они, как известно, не любят торопиться. Особенно когда им это невыгодно.

Впрочем, поняв, что Трамп не шутит, китайцы спохватились. Они даже были готовы пойти на уступки – во всяком случае, на словах. Накануне подписания меморандума премьер Госсовета КНР Ли Кэцян призвал Вашингтон «действовать рационально». Он обещал – ах, эти китайские обещания, каждое есть поэма! – расширить доступ иностранных поставщиков и инвесторов к китайскому рынку. И напоследок к прянику добавил чуть-чуть кнута, предупредив, что в торговой войне «не будет победителей».

Но сто тридцать первое китайское предупреждение не помогло. Меморандум был подписан, а война – начата.


Упаковка американских смартфонов на фабрике в Китае. Фото с сайта Marketplace.org

Труп президента никак не проплывет

Китайцы в ответ могли повести себя по-разному. В китайском духе было бы на некоторое время затаиться и посмотреть, как пойдут дела дальше. В общем-то, принцип недеяния, увэй, применяется китайцами довольно широко. Но в данном случае сидеть как обычно, на берегу реки и ждать, когда политический труп американского президента проплывет мимо, было бы не совсем разумно. Торговая война – это бизнес, а в бизнесе надо действовать, а не ждать, пока все устаканится само.

И китайцы ответили сразу. Уже на следующий день после меморандума они объявили, что введут пошлины на 128 американских товаров. И хоть 128 – это не 1300, но тут важно не количество, а качество и объем. Так, например, США являются крупными поставщиками в Китай сорго и живых свиней. Кроме того, Китай покупает около трети всех соевых бобов, производимых Соединенными Штатами. Повышение пошлин на такого рода продукцию, и тем более запрет на ввоз ее в Китай может ощутимо ударить по американскому производителю.

Но этого, разумеется, показалось китайцам мало. В тот же день посольство Китая в Вашингтоне распространило заявление, в котором КНР призывала США отказаться от торговых ограничений в отношении Пекина. Ограничения эти, по мнению китайцев, могут, в конечном счете, навредить самой Америке.

Спора нет, могут - и навредят, конечно. Только вот вопрос, что навредит США больше – торговая война или попытка сохранить статус-кво?

Однако для Китая гораздо важнее ответных мер и предупреждений было выдвижение встречных претензий американскому партнеру. В китайской системе координат чрезвычайно важно публично доказать неправоту оппонента, тот факт, что он поступает несправедливо.

Пекин, как всегда, аргументы нашел – и в достаточном количестве.

Да, китайцы признают дефицит в торговле, хотя назвали не 500 миллиардов долларов и даже не 375, а всего только 347. Но, по их словам, в сфере услуг у США с Китаем сальдо, наоборот, положительное. И достигает оно целых 37 миллиардов. (Услуги – это в первую очередь туризм, образование и торговля интеллектуальной собственностью).

Кроме того, китайцы заявили, что через них проходит много так называемых промежуточных продуктов, вроде всякого сырья или запчастей, которые ввозятся в Китай, обрабатываются там, а потом экспортируются в США. Так вот китайцы предлагают не учитывать стоимость этих продуктов. Тогда, по их мнению, торговый дисбаланс Китай – США сократится почти наполовину.

Китайцы также указали, что, согласно данным Экономического исследовательского центра Оксфорда, при покупке китайских товаров американская семья экономит около 850 долларов в год.

В торговом дисбалансе китайцы винят также экспортный контроль США. Они полагают, что если Соединенные Штаты снизят уровень этого самого экспортного контроля по отношению к Китаю до уровня Франции, то дефицит торгового баланса может быть сокращен на 34%. Но Франция – партнер США по НАТО, и ей можно поставлять новейшее американское вооружение. А делать такой же подарок Китаю США почему-то не хотят.

Наконец, по мнению китайцев, американские рабочие места «крадет» автоматизация, а вовсе не Китай, как утверждает президент Трамп.

И так далее, и тому подобное. Китайские аргументы, как и китайские предупреждения, не имеют конца. Главный же аргумент Пекина состоит в том, что Китай торговой войны не хочет, однако и не боится ее.

Можно, конечно, попробовать разобраться с китайскими аргументами по порядку. Например, точно ли за турслуги было получено 37 миллиардов и кому на самом деле эти миллиарды пошли – США или Китаю. Однако смысла в этом нет никакого.

Дело в том, что для китайца правдивость аргумента неважна. Важен сам факт выдвижения аргумента и попытка занять выгодную в моральном отношении позицию. И вот тут годятся любые доводы. Если удалось переложить вину на противника, то всегда можно изобразить себя незаслуженно обиженным или, напротив, начать поучать оппонента.


Китайское торговое судно в порту США. Фото с сайта Cargofromchina.com

Уже не малый и не желтый

Президент Путин когда-то предупреждал своих врагов: не загоняйте крысу в угол – прыгнет на голову. Однако в поединке США и Китая крыса отсутствует, тут другие тотемные животные. Если с Трампом все более-менее ясно – это пришедший в ярость республиканский слон, то определить китайского зверя трудно. По масштабам вроде бы носорог, но по повадкам – то ли змея, то ли обезьяна. Так или иначе, Америка в этой схватке выглядит более сильной и могучей, а Китай – более опасным.

Разумеется, о реальной войне речи пока не идет. Это ведь американские авианосцы входят во все сопредельные с Китаем моря, а не китайские подходят к Флориде. Впрочем, и подходить там особенно нечему, авианосцев у Китая – кот наплакал. И это Си Цзиньпин знает хорошо. Вряд ли ему, как Путину, рассказывают бодрящие истории о существовании невидимых подводных дронов и неуловимых ракет на ядерном ходу, которые могут бесконечно долго летать вокруг США, заходя то с юга, то с севера и распугивая прибрежную рыбу.

Да, США все еще первые и в экономике, и по части вооружений. Тем не менее, китайцы уже не хотят быть для Америки малым желтым братом. Зато они готовы по западному стандарту изображать равноправное сотрудничество двух великих держав, при этом не мытьем, так катаньем пропихивая свои интересы.

Это неплохо удавалось им при интеллектуальном, но дипломатичном Обаме, который не чувствовал себя начальником всей планеты. Америка тогда вела себя более деликатно и цивилизованно, а китайцы этим пользовались.

С Трампом Китай вдруг забуксовал. Нынешний американский президент, сам того не зная, действует согласно китайскому ушу: сложные хитрости разбивает прямым лобовым ударом. Однако на лобовой удар китайцы отвечают новыми хитрыми телодвижениями.

Так называемая мягкая сила в китайском варианте представляется как игла, обернутая ватой. Снаружи мягко, а пойдешь дальше – можно сильно уколоться. Не говоря уже о том, что укол может быть ядовитым. Сейчас пока США способны переварить любые китайские токсины, но вот сможет ли их переварить Трамп, чье положение президента недостаточно устойчиво?

В сложившейся ситуации каждая из сторон, очевидно, будет преследовать свои цели. Для Трампа важнее всего сейчас добиться от Китая демонстративных уступок, чтобы все видели, что Пекин подчинился его воле. Си Цзиньпин же, чья власть укрепилась, но не стала еще абсолютной, будет готов уступить внешне, но постарается сохранить статус-кво, чтобы со временем перейти в медленное, ползучее, чисто китайское контрнаступление.

Алексей Винокуров

Международное информационное агентство «Фергана»





Реклама от партнеров








РЕКЛАМА