13 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

Божество с холма злых духов. Как спящий Будда поселился в музее древностей в Душанбе

«Будда в нирване». Фото с сайта Steemit.com

В Национальном музее древностей Таджикистана, что в центре Душанбе, хранится редчайший экспонат — 13-метровая статуя «Будды в нирване». Это самая большая в мире глиняная статуя лежащего Будды. Она была найдена в 1966 году при раскопках на холме Аджина-Тепа, который находится в Хатлонской области, что на юге Таджикистана. Обнаруженные там развалины буддийского монастыря признаны памятником всемирного наследия ЮНЕСКО. Созданный безымянными скульпторами «Будда в нирване» — совершенное творение, которое восхищает всех, кто его увидел.

Предания старины далекой

Монастырь Аджина-Тепа рассказывает об истории Вахшской долины как части страны, которая в древние времена именовалась Бактрия. С IV века нашей эры она становится известной историкам как Тохаристан. В состав Бактрии (Тохаристана) входили центральные, восточные и южные части современного Таджикистана (районы республиканского подчинения, Хатлонская область, Горный Бадахшан), север Узбекистана и юг Афганистана.

«Это были глубокие и насыщенные века в истории нашего края. В VI веке до нашей эры территория была завоевана ахеменидским царем Киром. На смену ему в IV веке до нашей эры пришли войска Александра Македонского, в III веке до нашей эры — государство Селевкидов, затем — Греко-Бактрийское царство, — рассказывает директор музея древностей Таджикистана, доктор исторических наук, академик Рахим Масов. — Потом Бактрия входила в Аршакидское царство. Следующим этапом исторического развития Таджикистана является вхождение Тохаристана в Кушанскую империю в I-IV веках нашей эры, на смену которой в V-VI веках пришли эфталиты. В VII веке устанавливается власть Тюркского каганата. Через Тохаристан проходил Великий шелковый путь, который соединял Среднюю Азию с государствами Средиземноморья и Индией. Экономика процветала, господствовали в разное время разные религии, в период Ахеменидского правления – зороастризм, в период правления Кушан — буддизм».

По словам Масова, это было «удивительно толерантное время». Мирно сосуществовали все религии, между верующими не было вражды. В Тохаристане в V-VI веках нашей эры население исповедовало несколько религий и культов. В те времена здесь было немало зороастрийских, несторианских, манихейских общин, последователей тенгрианства, но основной религией долгое время оставался буддизм, который тохарские миссионеры проповедовали в тогда ещё в языческом Тибете.

Всему этому наступил конец, когда в первой половине VIII века Средняя Азия подверглась нашествию арабов, которые огнем и мечом выжигали, уничтожали существующую культуру, разрушали все исторические памятники. Был разрушен и буддийский культовый храм в Аджина-Тепе. Через много столетий благодаря археологам до нас дошли отголоски тех событий.


Остатки буддийского монастыря на Аджина-Тепе. Фото Danny Roper с сайта Wikipedia.org

Секреты древних мастеров

В 1959 году ученые во главе с Борисом Литвинским заинтересовались бесформенным нагромождением земли, которое находилось в 12 километрах от города Курган-Тюбе (ныне Бохтар), названным в народе Аджина-Тепа (холм злых духов, нечистой силы). В следующем году археологи пробурили два пробных шурфа, а с 1961 года таджикская экспедиция во главе с Борисом Литвинским и его заместителем Тамарой Зеймаль начала раскопки.

Раскопки на холме продолжались более 15 лет. Шаг за шагом археологи исследовали каждый его участок. Оказалось, что Аджина-Тепа представляет собой комплекс жилых и культовых помещений буддийского монастыря. По найденным там монетам историки определили, что этот монастырь существовал с середины VII до середины VIII веков. Среди многочисленных памятников буддийского искусства, найденных во время раскопок, выделялась гигантская скульптура «Будды в нирване». Фигура лежала в традиционной позе Будды на правом боку (подобные каменные статуи лежащего Будды встречаются в странах Юго-Восточной Азии).

«Будда в нирване» был создан из глины по специальной старинной технологии, благодаря которой статуя сохранилась до наших дней. Основа статуи сделана из горизонтальных рядов сырцовых кирпичей. «Грубая поверхность выполнялась толстым слоем саманной штукатурки, которую накладывали многократно по мере высыхания очередной обмазки. По самой верхней прослойке лепились складки одежды, причем их накладывали по заранее намеченным линиям... Сверху фигура была обмазана слоем скульптурной глины толщиной в 4-5 мм и раскрашена», — пишут Литвинский и Зеймаль в своей книге «Аджина-Тепа. Архитектура. Живопись. Скульптура» (1971 год).


«Будда в нирване». Музей древностей в Душанбе. Фото с сайта Silkadv.com

«Будда — это коллективное творение. Создавалось оно из пахсовых блоков (пахса — плотно спрессованная глина. – Прим. «Ферганы»). Пахсовая технология существует еще с бронзового века. Это самый доступный материал в Центральной Азии. По-настоящему, приготовление хорошей пахсы — это очень долгий и сложный процесс. Туда намешивали особого рода траву и разные добавки, которые превращали ее почти в камень. Именно глину, а не лёсс, который применяют сейчас, брали из специальных карьеров. Она несколько раз вымачивалась, вымывалась, чтобы вышли все соли. На это уходило 1,5-2 месяца», — говорит Татьяна Филимонова, кандидат исторических наук, ведущий специалист Института истории, археологии и этнографии Академии наук Таджикистана.

Реставрация длиною в 35 лет

Если бы Будду после раскопок оставили на холме Аджина-Тепа, он бы разрушился, говорит Рахим Масов. «Для того чтобы такие памятники были сохранены, нужна определенная температура, закрытое пространство и охрана», — говорит он.

Татьяна Филимонова также отмечает, что невозможно содержать археологические экспонаты на открытом воздухе, в тех местах, где их нашли. «Местные жители не понимают ценность таких памятников, и за ними невозможно уследить», — поясняет она, приводя в пример древнее городище Саразм в Пенджикенте, на котором местные жители могут пасти скот, повреждая исторические памятники.

«Во время раскопок на Аджина-Тепе не были найдены плечо и предплечье левой руки, грудь, кисть правой руки. В завале возле изголовья постамента были найдены куски головы и части ладони правой руки. Арабы лишь частично разбили тело Будды, вероятно, понадеявшись, что дальнейшее разрушение продолжит сама природа», — рассказывает Рахим Масов.


Археологические раскопки в Аджина-Тепе. Архивное фото с сайта Silkadv.com

В 2000 году восстановлением статуи Будды для подготовки к музейному экспонированию занялась реставратор Государственного Эрмитажа Вера Фоминых. В своей статье «Реставрационная реконструкция монументальной глиняной статуи «Будды в нирване» из Аджина-тепа (Таджикистан)» она вспоминает об этапах реставрации памятника в советское время:

«В 1966 году реставраторы Государственного Эрмитажа во главе с П.И.Костровым извлекли статую Будды из раскопа, перевезли в реставрационно-технологическую лабораторию Института истории Академии наук Таджикской ССР в Душанбе. Сняв оболочку, не тронули ядро скульптуры из сырцовых кирпичей. Невозможно было перевезти Будду целиком, поэтому он был разделен на 44 части (72 фрагмента). Через три года главным реставратором скульптуры стала Л.П.Новикова, ученица Кострова. За время консервации произошло высыхание фрагментов статуи, что привело к деформации. В 1970-1980-е гг. они реставрировали и консервировали фрагменты скульптуры. К началу 1990-х гг. коллектив душанбинской лаборатории под руководством Новиковой практически завершил реставрацию фрагментов статуи — оставалось обработать 4-5 фрагментов из 72. Однако в Таджикистане началась гражданская война, Новикова и многие другие сотрудники лаборатории вынуждены были покинуть республику. Работа была приостановлена. Подготовка к монтажу фрагментов осложнялась еще и тем, что лаборатория Института истории не располагала необходимыми условиями для стыковки обрабатываемых фрагментов».

При помощи международных гуманитарных фондов Таджикистан изыскал средства для строительства Национального музея древностей, он был открыт в 2001 году. На реставрацию глиняного божества США выделили $30 тысяч, позже правительство Японии предоставило музею грант в размере $260 тысяч.


Музей древностей в Душанбе. Фото с сайта Thousandwonders.net

Реставраторам во главе с Верой Фоминых предстояло вновь обработать имеющиеся фрагменты, реконструировать утраченные части и смонтировать статую. О последней стадии работы Вера Фоминых рассказывает так:

«Реставраторы готовили недостающие фрагменты одновременно с подготовкой к монтажу скульптуры. Самые крупные утраты частей скульптуры связаны с верхней частью туловища — плечо и предплечье левой руки, грудь, кисть правой руки. На месте этих утраченных частей была изготовлена деревянная основа, обитая асбестовыми плитами, замастикованная лёссом. Таким образом, была завершена реставрационная реконструкция глиняной скульптуры «Будда в нирване» — одного из наиболее замечательных памятников Южного Таджикистана (края, в котором буддизм господствовал на протяжении многих столетий), занимающего почетное место в истории буддийского искусства. Скульптура была установлена для экспонирования в Национальном музее древностей в дни, когда Республика Таджикистан отмечала десятилетие независимости и за несколько месяцев до тех печальных дней, когда афганские талибы взорвали знаменитые статуи Будды в Бамиане».

Туманное будущее таджикской археологии

Как говорит Рахим Масов, на территории Таджикистана могут быть сделаны и другие археологические открытия, но в настоящее время денег на раскопки у государства нет. «В советское время каждый год проводились по 30 экспедиций, а сейчас — всего 2-3, и то, если их финансируют международные организации. Иногда проводятся совместные российско-таджикские экспедиции. Российские ученые также помогают нам в создании реставрационно-технических лабораторий и обучении таджикских специалистов», — говорит академик.

«С советского периода в результате поисковых работ в Таджикистане накоплен большой архив исторических памятников — около одного миллиона. Археологи и сейчас находят памятники, фиксируют их, но не вскрывают. Если мы вскроем их, они разрушатся под воздействием природы и человеческого фактора, а в таком естественном законсервированном виде они лучше сохранятся», – отмечает Татьяна Филимонова.

«Деньги для реставрации памятников сейчас дают комитету по реставрации при министерстве культуры Таджикистана. Вместо того чтобы бережно реставрировать здания, они создают безвкусный новодел. И Гиссарская крепость, и городище Хульбук теперь не вызывают интереса у туристов, потому что они подверглись чрезмерному обновлению — привезли обычные кирпичи и отстроили современные стены. От древности не осталось и следа. Реставрация не означает, что нужно вновь отстраивать стены и памятники. Надо пытаться максимально сохранить их в первозданном виде, как это было с «Буддой в нирване». Его реставраторами была проведена ювелирная работа», — сказал «Фергане» научный работник, пожелавший остаться неизвестным.


Дети в музее древностей. Фото автора

Анахита — девочка-подросток, которая часто приходит в музей древностей. Она долго стоит перед Буддой, и у работников и посетителей музея создается впечатление, что она с ним разговаривает.

- Я медитирую вместе с Буддой, мне кажется, что он меня понимает, — делится Анахита. — Я прихожу сюда довольно часто, когда мне трудно, плохо, когда надо выговориться. И мне становится легче. Рядом с Буддой тишина и покой.

Подготовила Ульфат Масум

Международное информационное агентство «Фергана»