17 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Демографическая аномалия. Сколько миллионов сограждан нужно Эмомали Рахмону для всеобщего счастья

Назира Муллоджонова с новорожденной дочкой. Фото с сайта News.tj

В Таджикистане на днях чествовали рождение 9-миллионного жителя республики. В городе Душанбе у 28-летней Назиры Муллоджоновой в 6:20 утра — именно в это время, по расчетам, должен был быть взят очередной миллионный рубеж — родилась девочка. Счастливым родителям президент Эмомали Рахмон и его сын Рустам, мэр Душанбе, подарили двухкомнатную квартиру. Событие это по большей части символическое, расчеты условные, а выбор счастливчика — лотерея, правила которой еще в прошлом веке описал Сергей Довлатов: «Ничего ущербного, мрачного. Никаких кесаревых сечений. Никаких матерей-одиночек. Полный комплект родителей», — наставлял героя «Компромисса» редактор, добивавшийся от него статьи про 400-тысячного жителя Таллина.

В Таджикистане журналистам выбор очередного миллионного жителя не доверяют. Этим ответственным делом занимается агентство по статистике при президенте, в чьей непредвзятости еще никто открыто не сомневался. Хотя злые языки поговаривали, что 8-миллионная жительница республики, Сумайя Рахмонова, появившаяся на свет в феврале 2013 года, получила квартиру в Душанбе и статус благодаря своей фамилии. Но ничем, кроме зависти, эти слухи не подкреплялись.

Во всем Таджикистане сейчас живет чуть больше народу, чем в Нью-Йорке, но меньше, чем в Москве. Самая маленькая и самая бедная республика Центральной Азии обогнала по числу жителей Киргизию (6,2 млн человек) и Туркмению (по разным данным, от 5 до 6 млн человек), но уступает Казахстану (около 18 млн жителей) и Узбекистану (около 32 млн человек). Несмотря на гражданскую войну и экономические неурядицы, постигшие Таджикистан в последние несколько десятилетий, его жители держат самый высокий уровень рождаемости в регионе.

По словам вице-спикера нижней палаты парламента Хайриниссо Юсуфи, с 1998 года население страны ежегодно увеличивается в среднем на 2,1%. «Если такие темпы роста сохранятся, то в 2020 году численность населения республики составит 10,65 млн человек», — заявила Юсуфи. В национальной стратегии развития до 2030 года содержится более скромный прогноз – к 2020 году в Таджикистане будут жить 9,5 млн человек, а спустя десять лет — 11,6 млн. Эксперты ООН в своем исследовании (результаты которого, впрочем, пересматривают раз в два года) подсчитали, что к 2050 году население республики увеличится до 14,5 млн человек, а к концу XXI века вплотную приблизится к отметке в 19 млн.


Мама 9-миллионной жительницы Таджикистана Назира Муллоджонова с новорожденной, родственниками и чиновниками. Фото с сайта News.tj

«Ненормально, когда женщина беременеет дважды в год»

Численность населения Таджикистана, как и других центральноазиатских республик, начала активно расти при советской власти. «Советское государство через проводимую им гендерную политику активно вмешивалось в репродуктивную сферу. Оно ограничивало, а в 1930-1950-е годы вообще отменило право женщин на аборт, морально и материально поощряло многодетность», – пишет в статье «Традиция многодетного материнства у таджиков в контексте гендера и времени» социолог София Касымова. С середины прошлого века в СССР естественный прирост населения у коренных народов Средней Азии более чем в пять раз превышал соответствующие показатели у народов Прибалтики. И если после окончания Второй мировой войны во всей Центральной Азии проживало не более 17,4 млн человек, то к 1970-у году эта цифра удвоилась, а к 1990-у — перевалила за 50 миллионов.

Таджикистан прошел путь от полутора миллионов человек в 1950-м году до 5,2 миллиона в 1990-м. Начиная с 1960-х годов, республика неизменно занимала первое место в Союзе по естественному приросту населения (даже с учетом того, что в 60-х городские работающие таджички начали все более активно практиковать самый доступный тогда метод прерывания беременности — аборт). В 1970-м году на тысячу жителей Таджикистана приходилось 43 новорожденных, а на одну женщину, в среднем, семь родов. О том, что в действительности это — проблема, впервые начали говорить лишь в 80-х годах, с началом перестройки, однако подобные заявления встречали ожесточенное неприятие местных жителей.

«Тогдашний первый секретарь Каххор Махкамов одним из первых республиканских лидеров начал понимать, что высокую рождаемость надо снижать, но общество его не поддержало. Было много возражений, недовольства. Не соглашались с такой точкой зрения и в таджикской академии наук. Как-то Саъдиниссо Хакимова, основательница таджикского института охраны материнства и детства (сейчас он переименован в институт акушерства, гинекологии и перинатологии), проводила исследование и заявила, что это ненормально, когда некоторые женщины в республике беременеют по два раза в год, а на нее все напустились, говорили, что это обычаи, традиции и так далее», — рассказал «Фергане» директор Института демографии Высшей школы экономики Анатолий Вишневский.

Традиционное представление о семье, в которой поощряется многодетность, по мнению Вишневского, до сих пор в значительной степени определяет демографическое поведение таджиков. «В Китае, например, власть поломала эти убеждения через колено. Они ограничили рождаемость, теперь хотят ее немного повысить, но думаю, у них ничего не получится, потому что они эту позицию, которая имела тысячелетнюю историю, уже сломали. Однако это развязало им руки, и Китай стал быстро развиваться экономически. В России в начале XX века рождаемость была не ниже, а может даже выше, чем в Таджикистане. Там тоже помогли известные политические события», — отметил ученый, подчеркнув, что не призывает Душанбе к китайским мерам.


В советском роддоме. Фото с сайта 22-91.ru

«Главная идея [демографической политики] должна быть такой, что в высокой рождаемости сейчас ничего хорошего нет. Она была хороша, когда была высокая смертность и без этого нельзя было выжить. Сейчас в Таджикистане с его ограниченными земельными ресурсами (лишь 7% земли пригодны для возделывания, 93% территории республики относятся к горным массивам. – Прим. «Ферганы») большой рост населения пользы не принесет», — уверен Вишневский. Правильная с его точки зрения демографическая политика государства должна включать разъяснительную работу, доступ женщин к средствам предотвращения беременности, создание рабочих мест. Кроме того, к планированию семьи ученый предложил привлечь исламское духовенство.

Ислам и контрацепция

В Таджикистане 99% населения исповедуют ислам. Среди европейских исследователей до сих пор распространено мнение, что коренные народы Центральной Азии не желают ограничивать количество детей, так как это противоречит религиозным канонам. Безусловно, религиозное мировоззрение влияет на репродуктивное поведение мужчин и женщин (как и на другие формы их социального поведения), но не настолько сильно, чтобы считать его влияние главной причиной высокой рождаемости, пишет София Касымова. В подтверждение она приводит свидетельства того, что таджикские женщины знали и использовали методы контрацепции даже в начале прошлого века, когда среди их земляков был типичным взгляд на предохранение от беременности как на вмешательство в волю Аллаха, «дававшего женщине столько детей, сколько ей суждено иметь».

В современном мире ислам не препятствует планированию семьи, и в ряде случаев служители мусульманского культа даже поддерживает подобные инициативы (об этом, в частности, пишет Абдел Рахим Омран в книге «Планирование семьи в толковании ислама»).

«В странах Магриба — Алжире, Тунисе, Марокко — низкая рождаемость. Если вы возьмете, допустим, Иран, то там по инициативе исламских религиозных авторитетов была развернута кампания по планированию семьи, и они таким образом снизили рождаемость, сейчас она почти такая же, как в Европе. Когда в свое время шах Мохаммед Реза Пехлеви пытался сделать это, его начали упрекать в том, что он — агент американских империалистов. Когда за дело взялись аятоллы, у которых в то время был большой авторитет, всё получилось: например, был такой период, когда граждане Ирана, желавшие вступить в брак, должны были пройти курсы по использованию контрацепции», — поясняет Вишневский.

В 1984 году коэффициент рождаемости в исламской республике составлял 6,8 ребенка на одну женщину, в 1996 — уже 2,8 ребенка, а в 2015 — менее двух. Этому также способствовало повышение общей грамотности женщин, увеличение городского населения и некоторые другие факторы.

В начале 2000-х годов власти Таджикистана предпринимали попытки «скрестить» религию и планирование семьи. Тогда решено было организовать семинары об отношении ислама к демографическим вопросам и почаще освещать данную тему в СМИ. Этим и ограничились.

Снижать рождаемость уже не надо?

В 2002 году президент Эмомали Рахмон, являющийся отцом девятерых детей, объявил, что вопросы регулирования рождаемости в Таджикистане не являются частным, семейным делом граждан, а входят в круг государственных проблем. На тот момент население страны уже превысило 6 миллионов человек, подушевой внутренний валовый продукт был ниже показателей 1990 года, а доходы 96% жителей оказались меньше уровня минимальной потребительской корзины.


Эмомали Рахмон в окружении детей и внуков. Фото пресс-службы президента Таджикистана

Глава государства отметил, что в стране сложилось «ненормальное социальное положение, при котором существующие экономические ресурсы тратятся лишь в потребительских целях, а не поставлены на службу общему прогрессу», назвав это «демографической аномалией». Бороться с ней решили, в основном, просветительскими методами (о которых, в частности, упоминал Вишневский), а также повышением общего благосостояния граждан. Тогда же в республике был создан институт, занимающийся проблемами демографии, и принят основополагающий документ — Концепция государственной демографической политики Республики Таджикистан на 2003-2015 годы (утверждена постановлением правительства от 6 мая 2002 года, №201). Деньги на ее реализацию выделили из бюджета и взяли у международных организаций.

К концу 2015 года, когда срок действия документа истек, население увеличилось на два миллиона человек, а рождаемость начала постепенно снижаться, но по-прежнему по мировым меркам держалась на высоком уровне (общая рождаемость, по данным ООН, снизилась с 4,5 детей на одну женщину в 2000 году до 3,5 в 2015 году). Демографическую политику государства поддержала, в основном, образованная городская часть населения. Сельские жители, как и прежде, расценивали мероприятия по планированию семьи как вмешательство в «волю Всевышнего» и посягательство на традиции. Ситуацию осложнила активизировавшаяся деурбанизация – отток городских жителей в сельскую местность. Сейчас там сконцентрированы более 75% населения. Традиционные ценности на селе держатся крепче, женщины менее образованы и более зависимы от мужей, экономическая значимость детей в качестве дополнительных рук там выше, чем в городе.

Как сообщил «Фергане» научный сотрудник Института экономики и демографии Академии наук Таджикистана Акбар Субхонов, новую концепцию демографической политики в республике пока не разрабатывают, но в институте «ведутся исследования в этом направлении». «Модель управления демографическим поведением, которая применяется в других странах, на 70% неприменима к Таджикистану из-за сильного влияния обычаев и традиций. Поэтому новая концепция необходима», — уточнил он. Одна из проблем, которая точно будет затронута в документе — увеличившееся количество разводов.

Отвечая на вопрос, будет ли государство и дальше проводить политику, направленную на снижение рождаемости, Субхонов ответил отрицательно. С его слов, суммарный показатель рождаемости в Таджикистане сейчас «находится на оптимальном уровне» (согласно госстатистике, в районе 3,0 детей на одну женщину). «Он вряд ли будет снижаться, в том числе по религиозным причинам», — отметил ученый. По его мнению, улучшить социально-экономическое положение страны можно другими способами, в частности, благоприятным инвестиционным климатом, вступлением в Евразийский экономический союз и дивидендами от трудовой миграции.

Сейчас трудоспособное население составляет 61,3% от общего числа жителей Таджикистана. Еще 35% — дети до 15 лет, что при нехватке рабочих мест в будущем грозит стать бомбой замедленного действия, так как страна не в состоянии «поглотить» такой быстрый рост рабочей силы (официальная безработица в Таджикистане, по данным на июль 2017 года — чуть более 2%, однако эксперты уверены, что эта цифра сильно занижена. – Прим. «Ферганы»).

В последние годы своеобразной «подушкой безопасности» для властей стал массовый отъезд граждан на заработки за рубеж. Жители Таджикистана, в основном, едут на работу в Россию и Казахстан. По разным данным, в трудовой миграции находится от 400 тысяч до двух миллионов таджикистанцев, часть из которых уже получили гражданство других стран. Пункты о том, чтобы сделать миграцию организованной, готовить кадры и «содействовать мигрантам в выезде за пределы страны со своей семьей», значились и в прежней концепции демографической политики республики.

«Миграция — это новое и перспективное явление для Таджикистана, и в условиях глобализации ее снизить не получиться. Для этого республике необходимо предлагать лучшие условия и зарплату, чем, к примеру, в России», — заявил Акбар Субхонов, посетовав, что мигранты сталкиваются в РФ с «юридическими трудностями». Анатолий Вишневский в свою очередь считает, что Россия нуждается в трудовых ресурсах из Таджикистана. Последовательное ужесточение правил пребывания мигрантов в РФ демограф связал с влиянием общественного мнения, которое видит в приезжих работниках угрозу. При этом он добавил, что считает такую позицию «не слишком продуманной».

Анна Козырева

Международное информационное агентство «Фергана»