12 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Своя чужая война. Почему казахстанцы сражаются за украинских сепаратистов

Ополченцы в Донбассе. Фото с сайта War.org.ua

В Казахстане на 25 лет тюрьмы осужден наемник из непризнанной Луганской народной республики, который, вернувшись в страну после участия в конфликте на востоке Украины, убил двоих человек. Он – не первый из осужденных наемников: казахстанцы продолжают ездить в непризнанные республики, особенно даже не и скрывая этого. В качестве побуждающих мотивов они называют «долг чести», возможность заработать и даже обмен опытом.

В Карагандинской области расположен небольшой промышленный металлургический город Темиртау. До последнего времени он был известен в первую очередь как место рождения президента страны Нурсултана Назарбаева. Кроме того, Темиртау славится как город с очень плохой экологией и место, где самовыражается известный современный художник, мастер граффити Паша Кас.

Думал, что все законно

Начиная с этой недели Темиртау приобрел дополнительную известность. Теперь это еще и город, в котором на 25 лет был осужден наемник, участвовавший в боевых действиях на востоке Украины, а по возвращении убивший двух человек уже в Казахстане.

Осужденного зовут Никита Степин, ему 32 года, он казак. В прошлом году Степина задержали в России – он уехал туда вместе с другом после совершенного в Темиртау двойного убийства. Согласно материалам дела (из казахстанских СМИ историю подробно разбирало только радио «Азаттык». – Прим. «Ферганы»), Степин работал в гаражном кооперативе вместе с товарищами, однако собственник гаража, который они арендовали, постоянно угрожал им и не давал нормально работать.

В июле 2017 года ситуация дошла до драки между хозяином гаража и его товарищами с одной стороны и друзьями Степина – с другой. Сам Степин в момент начала конфликта, судя по всему, отсутствовал, однако появился в тот момент, когда его друзья уже лежали на земле. Находясь, как было сказано, «в состоянии нервного срыва», Никита Степин приставил к голове хозяина гаража обрез и выстрелил. После этого Степин застрелил еще одного человека. Вместе с другом они бежали в Россию, обрез выбросили по дороге. Однако скрыться им не удалось, в конце концов оба были задержаны.

Тут-то и началось самое интересное. При обыске у Степина обнаружили медаль «За освобождение Донбасса», некое подобие военного билета, а также удостоверение о присвоении казачьего чина. Следствие стало разбираться в этих обстоятельствах более подробно. Выяснилось, что Степин как минимум дважды выезжал на Украину для участия в боевых действиях. Так, в 2015 и 2016 годах он воевал на территории Украины в составе сепаратистского «Всевеликого войска Донского имени Матвея Платова».

Любопытно, что сам Степин этих фактов своей биографии особенно и не скрывал. На суде он заявил, что выполнял «долг чести», «защищал мирное население» и стрелял не по людям, а по «атакующим целям». Отец осужденного, давая интервью журналистам, открыто недоумевал: сын его постоянно ходил по городу в военной форме, но никогда никаких проблем у него не возникало.

Сам Степин также полагал, что его участие в боевых действиях не являлось чем-то противоправным. Он якобы не знал, что это запрещено в Казахстане, тем более, что, по его мнению, в России за наемничество не предусмотрено никакого наказания.


Никита Степин. Кадр казахстанского телеканала ТТК

Показательно, что сам Никита Степин попал на украинское поле боевых действий не напрямую из Казахстана, а через Россию. Оказывается, еще в начале 2015 года, когда ситуация на востоке Украины особенно обострилась, поток людей из Казахстана в Российскую Федерацию резко увеличился. По их словам, они ехали «защищать землю от врагов».

Порядок перемещения был таков: сначала из Казахстана «добровольцы» ехали в Россию (казахстанцы попадали в основном в Ростов), и уже оттуда их в качестве «добровольцев» отправляли на передовую на юго-восток Украины. «Новая газета – Казахстан» опубликовала интервью с неким Стилетом – полевым командиром из непризнанной ДНР. Тот рассказал, что очень много «добровольцев» едут на Донбасс именно из Северного Казахстана, куда входят, в частности, Карагандинская область и Темиртау.

С нагайками наперевес

В принципе, в Уголовном кодексе Казахстана имеется статья о наемничестве. Однако в 2014 году депутаты в срочном порядке инициировали еще и введение уголовной ответственности за участие в вооруженных конфликтах в других странах – так сказать, в дополнение. Показательно, что случилось это 20 марта 2014 года – через два дня после так называемых «крымских событий».

Первым осужденным по новой статье стал житель Астаны Евгений Вдовенко. В декабре 2014 года его приговорили к пяти годам колонии строгого режима за участие в деятельности сепаратистов в Луганске. Сам Вдовенко утверждал, что он никого не убивал. Однако многочисленные комментаторы замечают, что на фотографиях в соцсетях Вдовенко красуется с оружием в руках. В своих показаниях Вдовенко также упоминал пункты сбора в Ростове, куда приезжали казахстанцы, желающие попасть на войну.

Неконтролируемый поток «добровольцев», отправляющихся из Казахстана в Донбасс, мог поставить руководство страны в сложное положение. Генпрокуратура Казахстана заявила, что у нее нет сведений от украинских коллег о казахстанцах, которые могли бы находиться в зоне боевых действий. Однако наличие или отсутствие официальной информации уже ничего не меняло. Было ясно, что казахстанские «добровольцы» на Украине имеются.

Так, в феврале 2015 года стало известно о первом погибшем казахстанце: житель Уральска Владимир Кондаков погиб под Донецком в результате обстрела со стороны украинских военных. Его страница в соцсети «Одноклассники» была полностью посвящена сепаратистской тематике, хотя родственники погибшего упорно называли Кондакова простым слесарем. По сообщениям тех же родственников, Кондаков поехал воевать за деньги. В комментариях к заметке о гибели Кондакова на сайте «Уральской недели» пользователи писали, что за день в бою сепаратисты платят наемнику 500 долларов, за день без боя – 200. Для рядового человека, живущего где-нибудь в западном Казахстана – деньги фантастические.

Позже, в апреле 2015-го, на три года был осужден житель Атырау. По мнению суда, он неоднократно выполнял боевые задания, находясь в одном из батальонов ДНР. «Научившись обращению с зенитной установкой «ЗУ-23С» и «Стрела-2», производил выстрелы по беспилотному летательному объекту», – сообщалось в пресс-релизе суда.

В августе 2015 года за оказание сепаратистам медицинской помощи условный срок получил житель Усть-Каменогорска, в октябре 2016-го года на три года отправился в тюрьму житель Актобе с позывным «Ермол», а в сентябре 2017 года за участие в боях на стороне ДНР на 3,5 года условно был осужден житель Семея некий Ш.

Надо сказать, что сообщения о казахстанцах, принявших участие в военном конфликте на востоке Украины, появляются не очень часто, при этом реальные имена почти не называются. Так, например, газета «Курсив» в феврале 2015 года рассказывала о двух казахстанских наемниках, носивших прозвища «Теркин» и «Ниндзя». Точно известно о них было лишь то, что «Теркин» состоял на учете в психдиспансере, а «Ниндзя» ради поездки на передовую продал свой автомобиль.

«Новая газета – Казахстан» в материале о погибшем Кондакове из Уральска рассказывала также о некоем Михаиле (фамилия авторам материала была неизвестна) из города Тараз. Этот Михаил собирался добраться до Донецка, используя связи своих родственников. Остановило его лишь то, что «связного» убили.

Информации о казахстанцах, воюющих на Украине, по-прежнему мало. Однако небольшой объем информация вовсе не означает, что и казахстанцев в зоне боевых действий тоже мало. Скорее это говорит о том, что масштабов проблемы не знают толком даже власти. Впрочем, это объяснимо. Уехать в Донецк или Луганск можно разными способами – как самостоятельно, так и через пункты сбора добровольцев. Первых так просто не отследишь. Да и о вторых информацию у России запросить нереально, учитывая ее благожелательное отношение к сепаратистам. К тому же уже к концу 2015 года у казахстанских властей появилась еще одна проблема: обострилась ситуация в Сирии, и наемники потянулись уже в ту сторону.


Ополченцы в Донбассе. Фото с сайта Novorossia.su

Надо отметить, что среди русского населения Казахстане действиям России и поддерживаемых ею сепаратистов сочувствуют многие (российское телевидение тут смотрят почти все). Однако особую группу риска в этом смысле всегда составляли представители казачьих объединений. Погибший Владимир Кондаков был членом одной из шести казачьих организаций Уральска. В подобной же организации находился осужденный на прошлой неделе Никита Степин.

Сами казаки вслух всячески открещиваются от участия в моральном выборе своих товарищей и заявляют, что если дело доходит до обсуждения, все-таки стараются отговаривать от поездки на Украину. «Это их решение, которое они принимают самостоятельно, – говорит казачий атаман из Уральска Сергей Иртикеев. – Если наш казак захочет поехать – ради бога, он уже взрослый человек. Я говорю таким людям, что законом это запрещено, но мы сами запретить никому ничего не можем. Знаю, что наши уральские казаки, которые проживают в России и имеют российское гражданство, ездили на Донбасс на передовую».

Казачьи организации в Казахстане традиционно сильны как раз в районе северного Казахстана и на западе страны – то есть рядом с Россией. Крупнейшее казачье объединение есть еще в Алма-Ате. Однако оно отделено от «украинской проблемы» расстоянием (больше 2000 километров до пограничных российских городов) и внутренними распрями. Есть еще так называемые «славянские объединения» – внушительное их количество находится на востоке Казахстана. Но эти организации неоднократно демонстрировали свою лояльность казахстанской власти. Самый показательный в этом смысле случай – их возмущение статьей Ильи Азара из «Медузы» под названием «Усть-Каменогорская народная республика», после которой сайт был заблокирован в Казахстане на второй день своего существования. Впрочем, несколько человек из восточного Казахстана уже были осуждены за участие или помощь сепаратистам. Это говорит о том, что и у «славянской» лояльности есть свои границы.

Молодая гвардия сменяет добровольцев

Сейчас случаи поимки наемника из Казахстана, воевавшего на Украине, выглядят чистой случайностью. Однако это не значит, что поездки туда прекратились – просто они приобрели несколько иной характер.

30 мая сайт «Луганский информационный центр» сообщил о том, что в скором времени в непризнанную республику приедет группа молодых людей из Казахстана. Правда, едут они туда не воевать, а заниматься разными урбанистическими проектами. Договоренность об этом была достигнута в ходе форума «Ладога-2018», проходившем в Ленинградской области.

«Один из них (проектов) – это «Культпросвет», который мы хотим реализовать с молодежной организацией из Казахстана, которая находится в Актобе, – говорит глава движения «Молодая гвардия» при организации «Мир Луганщине» Евгений Губарев. – Сейчас мы общаемся по этому поводу. На следующей неделе у нас будет скайп-конференция, и мы будем разговаривать с ребятами, как мы это видим, каким образом это реализуем».

Однако установить, какое именно молодежное движение из Казахстана участвовало в «Ладоге-2018», не удалось: среди зарегистрированных на официальной странице мероприятия во «ВКонтакте» нет ни одного представителя из Казахстана (хотя это вовсе не означает, что их на самом деле не было на форуме).

В Казахстане эту новость сразу перепечатало издание «Караван», однако потом по неизвестным причинам заметку удалило (правда, она осталась в кэше «Гугла»). Сам Губарев заявил также, что в рамках обмена опытом возможно, например, «развитие рэп-движения и уличных видов спорта». Какие именно это будут виды спорта, можно только догадываться.

Стоит отметить, что в Казахстане инициатива «Молодой гвардии» вызвала определенное недовольство.

«Что это за «Молодая гвардия»? И что за «молодые активисты из Казахстана» собираются посещать сепаратистов? – возмущается известный политолог Досым Сатпаев. – Нашим правоохранительным органам не за мирными митингующими казахстанцами гоняться надо, которые лишь хотят, чтобы их услышали. Лучше пусть всю энергию власти направят на обеспечение информационной безопасности страны (а не элиты), так как промывкой мозгов части наших граждан давно уже занимаются все, кому не лень. В Казахстане явно зреет «пятая колонна» потенциальных сепаратистов».

Добавим в заключение, что к «крымскому референдуму» Казахстан отнесся «с пониманием», однако сепаратистские объединения на территории Украины официально так и не признал.

Вячеслав Половинко

Международное информационное агентство «Фергана»