17 Сентябрь 2019




Новости Центральной Азии

"Нейтральный Туркменистан": Векторы трансконтинентального диалога

24.09.2008 10:48 msk, Нейтральный Туркменистан

Туркмения

ВЕКТОРЫ ТРАНСКОНТИНЕНТАЛЬНОГО ЭНЕРГОДИАЛОГА

Нейтральный Туркменистан, №238 от 24 сентября 2008 года

Еще не так давно - всего несколько десятилетий назад - природный газ из-за низких мировых цен воспринимался как второстепенный энергетический ресурс, не вызывавший к себе повышенного внимания со стороны крупных инвесторов. В тот период главным энергоносителем считалась нефть, и при разработках нефтегазовых месторождений «черное золото» пускали в дело, а «голубое топливо», как правило, - в воздух. Но в последние годы ситуация кардинально изменилась - глобальный экономический рост и баснословные цены на «черное золото» сыграли роль катализатора в процессе повышения устойчивого спроса на газ.

Когда человечество охватила энергетическая фобия, связанная с надвигающимся энергокризисом, одни страны - активные потребители углеводородов - стали гадать, как им с выгодой для себя перекроить мир, а другие - поставщики топлива - выгадывать, с кем из всесильных держав вступить в альянс. Туркменистан в этой ситуации продолжал принципиально держать курс между крайними точками многополярного мира, дистанцируясь от политизации отношений.

Хотят сильные мира сего или нет, но политика, проводимая ими, всегда испытывает на себе влияние тенденций мирового экономического развития. Тем более, в наши дни, когда из смутных очертаний отдаленной угрозы стал воплощаться в реальность

«ПРИЗРАК» ЭНЕРГОДЕФИЦИТА.

Безрадостная картина истощающихся подземных кладовых нефти и эмбриональное состояние альтернативных источников энергии (будущих конкурентов углеводородов, но пока еще находящихся на стадии начального развития) заметно укрепили позиции второго на сегодняшний день по значимости энергоносителя - природного газа.

К счастью, мировая экономическая система стала выкарабкиваться из сложной ситуации, когда «черные понедельники» сотрясали финансовые рынки и фондовые площадки, вызывая падение котировок крупнейших банков и компаний. Правительства разных стран вынуждены были предпринимать экстренные меры для поддержания ликвидности финансовой сферы, и, в первую очередь, за счет вливания гигантских сумм для обеспечения стабилизации фондовых индексов. Но и в этой кризисной ситуации природный газ продолжал котироваться как достаточно твердая «углеводородная валюта», стабильно увеличивающая сферу своего влияния - ведь не зря аналитики полагают, что к середине 20-х годов человечество будет использовать «голубое топливо» вдвое больше, чем в наши дни.

Отсюда возникла констатация того, что человечество стоит на пороге газовой эры. Однако реалии сегодняшнего дня дают основания полагать, что мы, скорее всего, уже вступили в эпоху, когда это углеводородное сырье во многом определяет нашу повседневную жизнь. Более того, из-за стабильно прогрессирующего спроса, доля природного газа в энергетическом балансе планеты, густо окутанной сетью газовых артерий, ежегодно увеличивается почти на два с половиной процента.

Что касается Туркменистана, то по оценкам разных экспертов, наш газоресурсный потенциал варьируется до 24,6 триллиона кубометров, что дает возможность государству строить планы по выводу «голубого топлива» на газоэкспортные рынки не только на ближайшую, но и средне- и долгосрочную перспективу. При этом внешнеэкономическая стратегия Туркменского государства основывается на принципах равноправного и взаимовыгодного сотрудничества с зарубежными партнерами, невзирая ни на политические, ни на идеологические, ни на какие-либо иные их воззрения.

Однако даже такая во всех отношениях политкорректная позиция Туркменистана не всегда однозначно расценивается теми, кто дислоцируется в диаметрально противоположных пунктах многополярного мира. Поэтому Президент Гурбангулы Бердымухамедов во время визита в США в своем выступлении в «Евразия Групп», затронув вопрос о международных газопроводах, вполне резонно отметил, что «такие проекты всегда несут в себе геополитическую составляющую». И тут же следом пояснил: «если выбран маршрут для проекта, то он всегда устраивает одну группу стран и не устраивает другую».

Стратегическая дальновидность туркменского лидера и плотный график его плодотворных Зарубежных визитов позволили не только вывести на новый уровень двусторонние отношения, но и установить с главами многих государств личные контакты, основанные на доверительных отношениях.

После первых зарубежных поездок Гурбангулы Бердымухамедова мир убедился в том, что его дипломатическая активность стала приносить плоды - некогда менторский тон политических тяжеловесов Запада сменился на диалог уважающих друг друга партнеров, Ближний Восток стал еще ближе, а Дальний Восток - оказался не таким уж и далеким. В русле этих тенденций претворялась в жизнь и энергетическая политика. Так, проекты строительства Прикаспийского и туркмено-китайского газопроводов перешли в практическую стадию своего претворения, а кропотливая деятельность международных экспертов по подготовке проекта Трансафганской газотрассы - обретать некоторую определенность.

ЭКСПОРТНЫЕ ГАЗОПОСТАВКИ

осуществляются Туркменистаном по двум маршрутам: первый из них -в Россию (через Узбекистан и Казахстан по системе магистральных газопроводов Дерьялык-Европа и Гарабогаз-Европа) и второй - в Иран (по газопроводу Корпедже - Курт-Куи). Согласно двустороннему межгосударственному соглашению о сотрудничестве в газовой отрасли, подписанному в 2003 году сроком на 25 лет, предусматривается довести ежегодные поставки туркменского газа в Россию до 70-80 млрд. кубометров. Для чего и строится Прикаспийский газопровод мощностью в 20 млрд. кубометров, а также реконструируется трубопроводная система Средняя Азия - Центр. Это стало возможным после подписания Туркменистаном, Россией и Казахстаном межправительственного Соглашения о строительстве Прикаспийского газопровода. Каждый участник достигнутых договоренностей на территории своей страны будет самостоятельно осуществлять работы, предусматривающие реконструкцию существующих и строительство новых компрессорных станций и установок по подготовке газа.

Туркменистан планомерно осуществляет работы в этом направлении. Так, в мае нынешнего года Президент Гурбангулы Бердымухамедов на уникальном по своим запасам природного газа Довлетабадском месторождении дал старт строительству суперсовременной компрессорной станции «Довлетабад-2» (производительность 20 млрд. кубометров газа в год), а также принял участие в торжественной церемонии сдачи в эксплуатацию дожимной компрессорной станции «Довлетабад-3». Эта компрессорная станция, оснащенная оборудованием от лидирующих на мировом рынке компаний, производящих технологическое оборудование, позволит увеличить производительность газодобывающих промыслов месторождения до 10 миллионов кубометров газа в сутки, благодаря чему значительно увеличится объем поставок- туркменского газа в Россию.

Однако напомним и то, что Президент Гурбангулы Бердымухамедов неоднократно заявлял, что Туркменистан, оставаясь верным ранее заключенным международным соглашениям по экспорту энергоносителей, в своей стратегии ориентируется на создание многовариантной системы транспортировки «голубого топлива». На сегодняшний день туркменской стороной совместно с заинтересованными партнерами было разработано несколько вариантов газоэкспортных проектов. Но чтобы реализовать столь амбициозные проекты, способные изменить в лучшую сторону энергосистему огромных регионов (а значит, и жизнь миллионов людей, живущих на обширном пространстве Евразийского континента), необходим благоприятный политический климат, создающий условия для взаимовыгодного межгосударственного партнерства, основанного на принципах взаимного уважения и доверия. Только при таких условиях можно рассчитывать на участие в проектах крупных инвесторов, мировой финансовой и деловой элиты, что в конечном итоге позволило бы получить богатый урожай на туркменском нефтегазовом поле. Туркменистан, обретя в начале 90-х годов прошлого века независимость политическую, стал добиваться независимости и экономической, для чего предпринял поиск наиболее эффективных путей диверсификации маршрутов транспортировки углеводородов с тем, чтобы вывести свое главное природное богатство на новые газоэкспортные рынки. Тем более, что к тому времени газомагистрали, оставшиеся после распада некогда сверхмогущественного государства, по большей части уже успели выработать свой ресурс. И желание туркменской стороны проложить энерготрассы к платежеспособным потребителям было вполне мотивированным, ибо давало возможность избежать участи послушного газопоставщика для всемогущего монотранспортера. И первой такой попыткой был Трансафганский газопроект, предусматривающий поставки «голубого топлива»

В ЮЖНО-АЗИАТСКОМ НАПРАВЛЕНИИ.

И хотя идея создания такой энерготрассы, как уже было сказано, родилась сразу же после обретения страной независимости, Соглашение о строительстве газопровода было подписано главами Туркменистана, Афганистана и Пакистана лишь в 2002 году. А четыре года спустя на очередном заседании Руководящего комитета свое участие в проекте подтвердила и Индия. Ресурсной базой для поставок газа по трубопроводу, который к тому времени стал уже именоваться проект Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ), должно стать крупное месторождение Довлетабад и примыкающие к нему высокоперспективные зоны газонакопления, объемы которых считаются достаточными для успешной реализации данного проекта. Английская компания Penspen подготовила технико-экономическое обоснование проекта Трансафганского газопровода, протяженность которого составит 1680 км.

Во время апрельского визита Президента Туркменистана в Афганистан, главы государств обсудили ряд вопросов торгово-экономического и гуманитарного характера. Особое внимание было уделено теме расширения партнерства в топливно-энергетической сфере и планам по транспортировке энергоресурсов из Туркменистана в Афганистан и далее - в Южную Азию. Важным было и то, что в ходе встречи Гурбангулы Бердымухамедов и его афганский коллега, отметив необходимость активизации экономического сотрудничества (особенно в таких сферах, как ТЭК, транспорт, энергетика), обсудили перспективы расширения межгосударственного партнерства в изучении возможностей по совместному поиску и разведке нефтегазовых месторождений в приграничных с Туркменистаном районах Афганистана.

Ответной реакцией на вызовы и угрозы современности явилось единодушное желание обоих Президентов развивать межгосударственное сотрудничество в борьбе с терроризмом, трансграничной оргпреступностью, незаконным оборотом наркосредств и психотропных веществ.

Встречи на афганской земле ярко продемонстрировали, что жители этой страны искренне благодарны Туркменистану за гуманитарную помощь, направленную в Афганистан в период аномальных холодов прошлой зимы. За безвозмездную реконструкцию туркменскими специалистами железной дороги, соединяющей две соседние страны. За поставку электроэнергии и сжиженного газа по льготным ценам. За содействие в подготовке высококвалифицированных специалистов и многое-многое другое, что по-настоящему сближает два народа. И вручение Гурбангулы Бердымухамедову медали, носящей имя национального героя, стоявшего у истоков независимости Афганистана Газы Амануллы Хана, явилось логическим признанием заслуг туркменского лидера за последовательное претворение в жизнь политики гуманизма, дружбы и добрососедства.

Партнерство в нефтегазовой сфере официального Ашхабада и Дели было приоритетным и в ходе переговоров, проведенных в апреле между Президентом Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовым и вице-президентом, Председателем Верховной Палаты Индии Хамидом Ансари. В итоге обсуждений, важнейшей темой которых был все тот же Трансафганский проект, газовые интересы Туркменистана и Индии были отражены в Меморандуме о взаимопонимании между топливно-энергетическими ведомствами двух стран.

После этого состоялись очередные заседания Руководящего комитета проекта строительства Трансафганского газопровода (в Исламабаде) и технических групп стран-участниц проекта ТАПИ. Таким образом, проект этой перспективной газотрассы методично продвигается к началу своей реализации.

БЛИЖНИЙ ВОСТОК СТАЛ БЛИЖЕ

после первого официального визита главы Туркменского государства в одну из наиболее влиятельных стран современного мира -Королевство Саудовская Аравия. Если опустить то, что наши народы имели контакты в далеком прошлом (в их основе лежали духовные, религиозные и культурные традиции), точной датой начала официальных дипотношений между Туркменистаном и Королевством Саудовская Аравия является 22 февраля 1992 года, когда было подписано соответствующее Коммюнике.

Плотный график визита главы Туркменского государства в Саудовскую Аравию включал в себя целую серию деловых встреч - переговоры с членами правящей династии и правительства, в том числе и с заместителем министра нефти и минеральных ресурсов Королевства Мутлабом Ан-Нафиса, во время встречи с которым в качестве важнейшей сферы приложения взаимных интересов была названа геологоразведка и освоение углеводородных ресурсов туркменского сектора Каспийского моря.

Президент Гурбангулы Бердымухамедов во время встречи с саудовскими бизнесменами пригласил представителей деловых кругов Королевства к совместной реализации крупных проектов в разных сферах, включая нефтегазовую отрасль. Глава государства также предложил им принять участие в разработке каспийского углеводородного потенциала и в модернизации нефтеперерабатывающей и нефтехимической индустрии Туркменистана.

Через несколько месяцев глава Туркменского государства нанес официальный визит в еще одну из наиболее значимых стран Ближнего Востока - Объединенные Арабские Эмираты. Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов и Президент ОАЭ шейх Халифа бин Зайед Аль-Нахайян закрепили обоюдную готовность к продолжению полномасштабного межгосударственного диалога в Совместном коммюнике и ряде других документов, которые охватили практически все сферы взаимодействия, включая нефтегазовый сектор туркменской экономики и химическую отрасль.

Во время встреч Гурбангулы Бердымухамедова с представителями деловых кругов Объединенных Эмиратов арабские бизнесмены проявили огромный интерес ко всем потенциальным направлениям партнерства, и в особой степени - к совместному освоению морских нефтегазовых месторождений, сервисной работе на суше, перерабатывающей отрасли и нефтехимической промышленности. Таким образом, официальный визит главы Туркменистана в ведущие страны арабского Востока, а также официальный визит Президента ОАЭ Халифа бин Зайеда Аль-Нахайяна в Туркменистан в очередной раз подтвердили, что наше государство открыто для всех, кто заинтересован в равноправном и взаимовыгодном сотрудничестве. А вручение Гурбангулы Бердымухамедову особо почетных наград арабского мира (высшей государственной награды ОАЭ Ордена Зайеда и высшей награды Саудовской Аравии, носящей имя Короля Абдель Азиза бен Абдурахмана Аль-Сауда) также явилось ярким символом высокого международного авторитета страны и выражением признания огромных личных заслуг главы Туркменистана со стороны ведущих стран Ближнего Востока.

ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ КУРС

в энергетической политике Туркменистана уже несколько лет притягивает внимание официального Ашхабада, Вопрос о строительстве газопровода Туркменистан-Китай стал рассматриваться с 1996 года, однако практическая реализация проекта началась после вступления в должность главы Туркменского государства Гурбангулы Бердымухамедова.

Государственный визит в Китайскую Народную Республику Президента Гурбангулы Бердымухамедова состоялся во второй половине июля прошлого года.

Один из важнейших вопросов, на который главы двух государств должны были дать ответ в ходе пекинских переговоров, быть или не быть газопроводу Туркменистан-Китай?

В рамках официального визита в Китай в июле 2007 года Президент Туркменистана провел переговоры с Председателем КНР Ху Цзиньтао, по итогам которых был подписан целый ряд соглашений.

В ходе пекинских переговоров Гурбангулы Бердымухамедов и его китайский коллега лично убедились в том, что каждая из сторон готова сделать все от нее зависящее ради претворения в жизнь грандиозного проекта, чрезвычайно выгодного для обоих государств.

Прошло чуть больше месяца и на договорной территории Багтыярлык состоялась торжественная церемония старта строительства газопровода Туркменистан-Китай, на которой Гурбангулы Бердымухамедов вручил руководителю китайской компании CNPC пакет документов, гарантирующих право на проведение здесь работ.

Трубопровод общей протяженностью около 7000 км, взяв начало от месторождений правобережья Амударьи, дойдет до провинции Гуандун, расположенной на Тихоокеанском побережье. Предусматривается, что по этому трубопроводу в КНР будет ежегодно поставляться 30 млрд. кубометров туркменского газа в течение трех десятков лет. Также принято решение, согласно которому на начальном этапе реализации проекта 13 миллиардов кубометров газа (после соответствующей очистки и подготовки) будут подаваться в магистральный трубопровод с освоенных месторождений Самандепе и «Алтын асыр», а оставшиеся 17 миллиардов кубов - с новых месторождений, освоение которых предусматривает Соглашение о договорной территории Багтыярлык.

Это картины ближайшего будущего. Но уже сегодня мы являемся свидетелями того, что этот крупномасштабный проект с первых шагов стал вовлекать в круговорот глобальных событий колоссальные природные, финансовые, технологические и интеллектуальные ресурсы двух дружественных стран - Туркменистана, расположенного в Центральной Азии, и Китая, раскинувшего свои владения на самом востоке континента. Но уже сегодня пока еще строящаяся газотранспортная артерия, объединив усилия народов разных стран, сделала для нас Дальний Восток не таким уж и далеким...

ЕВРОПЕЙСКИЙ ВЕКТОР

всегда был одним из важнейших во внешней политике Туркменского государства. Началом активного взаимодействия Евросоюза и Туркменистана можно безошибочно назвать прошлогодний визит Гурбангулы Бердымухамедова в Штаб-квартиру ЕС в Брюсселе, где туркменский лидер провел двусторонние встречи на самом высоком европейском уровне.

Так, в рамках визита состоялись переговоры с премьер-министром Королевства Бельгия Гаем Верхофстадом, встречи с высокопоставленными дипломатами и представителями бизнес-элиты европейских стран. Ключевым вопросом, помимо длинного ряда актуальных тем, было обозначено сотрудничество в нефтегазовой сфере, ибо реализация вынашиваемого обеими сторонами проекта Транскаспийского газопровода поможет в определенной степени обеспечить энергетическую безопасность стран Евросоюза.

Важность реализации этого крупного проекта неоднократно обсуждалась в ходе встреч главы Туркменского государства с заинтересованными сторонами. В том числе и со спецпредставителем Европейского Союза по странам Центральной Азии Пьером Морелем, с Верховным представителем Европейского Союза по внешней политике и безопасности Хавьером Соланой, с комиссаром Европейского Союза по энергетике Андрисом Пиебалгсом, заместителем исполнительного директора Международного агентства по энергетике Уильямом Рамсаем, Государственным секретарем США Кондолизой Райс и др.

В апреле нынешнего года Президент Гурбангулы Бердымухамедов провел три встречи, приняв еврокомиссара по внешним связям и политике добрососедства Бениту Ферреро-Вальднер, главу МИД Словении, Председателя Совета ЕС по общим делам и внешним связям Димитрия Рупеля, министра иностранных дел Франции Бер-нара Куншера, прибывших в туркменскую столицу для участия во встрече «тройки» Европейского Союза и стран Центральной Азии на уровне глав внешнеполитических ведомств.

Собеседники высказались за наращивание взаимовыгодных контактов по всему спектру партнерства, особо остановившись на перспективах расширения сотрудничества в нефтегазовой сфере, подчеркнули заинтересованность стран Евросоюза в поставках туркменских энергоносителей.

В ходе майского визита в Ашхабад представительная делегация Евросоюза провела достаточно результативные переговоры с Президентом Туркменистана. Переговорный процесс завершился подписанием Меморандума о взаимопонимании и сотрудничестве в области энергетики между Туркменистаном и ЕС, ставшего важным шагом на пути создания нормативно-правовой базы взаимодействия Туркменистана и Европейского Союза.

Удовлетворенный результатами визита, еврокомиссар по энергетике Андрис Пиебалгс, покидая Ашхабад, сказал:

- Мне представилась возможность обсудить вопросы дальнейшего развития наших отношений в энергетической сфере и, в частности, возможности прямых поставок туркменского газа в страны Евросоюза. Подписанный Меморандум является хорошей базой для развития наших контактов, создания нашего общего будущего.

К теме Транскаспийского газопровода, по которому туркменский газ мог бы поставляться через Азербайджан и Грузию в Турцию, а далее - в Европу, добавим, что о своей заинтересованности участвовать в разработке морских месторождений туркменского сектора Каспия, которые могут стать ресурсной базой этой газомагистрали, заявили крупнейшие компании России, США, Великобритании, Голландии, Австрии, Канады и других стран.

* * *

В заключение хотелось бы напомнить о важной инициативе Президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова, согласно которой в Организации Объединенных Наций необходимо поставить вопрос о принятии Конвенции по обеспечению безопасности транснациональных транспортных коммуникаций, представляющих собой жизненно важные .объекты не только экономического, но и огромного социального значения, способных обеспечить стабильность и процветание многих народов и регионов. Ведь то, что объединяет людей разных стран мира, безусловно, должно находиться под охраной всего мирового сообщества.

Что же касается вопроса об обязательном присутствии геополитической составляющей международных энергопроектов, то в этом отношении Президент Туркменистана, выступая в «Евразия Групп», однозначно заявил: «Туркменистан придерживается подхода исключительно прагматичного, дистанцируя себя от политизации сугубо коммерческих проектов».

...Идеальным жители нашей планеты назовут время, когда с открытием новых месторождений и разработкой альтернативных источников энергии жесткая конкурентная борьба на нефтегазовых полях сражений наконец-то реинкарнирует в энергетическое братство народов. Но Туркменистан уже сегодня, выдерживая четкий курс между крайностями многополярного мира, успешно претворяет в жизнь внешнеполитическую доктрину, незыблемым принципом которой является равноправное партнерство со всеми, кто в этом заинтересован.






РЕКЛАМА