26 Сентябрь 2020




Новости Центральной Азии

Узбекистан: Владимиру Березовскому вынесен приговор. Текст последнего слова журналиста

13.10.2010 15:25 msk, Фергана.Ру

Узбекистан

Владимир Березовский
13 октября был вынесен приговор корреспонденту российской «Парламентской газеты» и редактору сайта «Вести.Uz» Владимиру Березовскому, гражданину России, постоянно проживающему в Ташкенте.

Согласно приговору, который зачитал судья Нодыр Акбаров, журналист был признан виновным в клевете и оскорблении, однако освобожден от уголовного наказания в связи с применением по отношению к нему амнистии.

Напомним, что Владимир Березовский обвинялся в «оскорблении» и «клевете», однако кого именно он оскорбил и кого оклеветал так и осталось неизвестным, поскольку в обвинительном заключении пострадавшие от его преступной деятельности не были названы, суд также не смог их установить. «Фергана.Ру» подробно писала о его деле здесь, здесь и здесь.

***

Предлагаем вашему вниманию последнее слово Владимира Березовского, произнесенное им в Яккасарайском суде по уголовным делам после завершения прений сторон.

«Работая в «Правде Востока», я познакомился с документами по делу узбекского поэта и журналиста Усмана Насыра. Его расстреляли в 1937-ом. Сегодня я понимаю, каково ему было смотреть в глаза своим палачам. Ведь он, публикуя свои статьи, и думать не мог, что совершает преступление. Но поступила анонимка, донос и по суду журналиста отправили на смерть. А статейка в тогдашней прессе рассказала народу об очередном враге народа.

Вот так и я. 35 лет проработал в журналистике, и вдруг некто Тухтаев и Зуфаров написали донос, и тут же было сфабриковано уголовное дело. И бесполезно что-то доказывать. Следователи прячут глаза, прокуроры отсиживаются в кабинетах под охраной, суд принимает к рассмотрению дело, шитое белыми нитками, в котором нет ни одного (!) доказательства вины подсудимого. А в местной прессе под хитрыми псевдонимами мгновенно появляются грязные статейки с переходом на личности (имеется в виду статья «Как бы «гонения» на как бы «журналистов», опубликованная сайтом gorizont.uz, принадлежащим Р.Джураеву, директору ООО «Информационно-рейтинговое агентство Saipro», владельцу газеты «БВВ» и сайта Uzreport. – Прим. ред.).

Не скрою, что присутствую на суде с чувством глубокого омерзения. Накануне суда я объехал пять или шесть адвокатских фирм. Люди просто отказывались от защиты, не желая терять лицензии. Адвокаты советовали мне бежать, пока не поздно, из страны, говорили, что в Узбекистане не возбуждают просто так уголовных дел, что тут не выносят оправдательных приговоров. И это мне говорили юристы...

Теперь по делу, которое сфабриковано от начала и до конца.

Уже в решении о возбуждении уголовного дела за подписью прокурора Исаева видно служебное рвение. Если в заключении Центра мониторинга УзАСИ фигурируют 16 «крамольных» новостей, то Исаев смело увеличивает их число в двадцать с лишним раз, утверждая, что клевета содержится в 386 информационных сообщениях (имеются в виду сообщения российских информагентств, перепечатанных сайтом Вести.Uz. – Прим. ред.). Если в «Экспертном заключении» речь идет о боевиках, которые орудуют в Ферганской долине, включая Узбекистан, Таджикистан и Киргизию, то прокурор смело пишет, что они, дескать, орудуют только в Ферганской области.

Больше того, Исаев утверждает, что «действовавшая штаб-квартира Исламского движения Узбекистана на территории Кандагарской провинции Афганистана, в настоящее время функционирует в Республике Узбекистан». Хотя по тексту совсем иначе: «Боевики ИДУ нередко задерживаются и в соседних Киргизии и Таджикистане. ИДУ призывает к насильственному свержению правительств среднеазиатских республик и их преобразованию в исламские государства».

Зачем же прокурору сгущать краски, подтасовывать факты, зачем нагнетать информационную истерию? А потому что так велели!

В новостях, которые фигурируют в Заключении УзАСИ №71-ДСП от 1 марта 2010 года, нет призывов к свержению существующей власти, изменению конституционного строя Узбекистана. Между тем, это прямо утверждается в постановлении от 6 апреля 2010 года (о возбуждении уголовного дела против В.Березовского – Прим. ред.). То есть дело с самого начала двигалось с обвинительным уклоном, с горячим желанием выполнить полученное указание, пусть даже откровенно переступая через закон.

Обращаю внимание суда, что ни в так называемом «Экспертном заключении» за подписью Зуфарова от 12 июля 2010 года, ни в материалах предварительного расследования нет ни одного документа, который бы опровергал содержание «крамольных» новостей. Все, что написано Зуфаровым, - это дилетантские рассуждения человека, не знакомого с основами современной журналистики, человека, весьма ограниченного в интеллектуальном смысле. Человек просто не отличает информацию от официальной пропаганды, которая, как мы знаем, любит приукрасить события. По сути, документ, подписанный Зуфаровым, это донос в стиле сталинской эпохи.

Простой пример. В информации под заголовком «Виктор Иванов: основная часть наркодоходов оседает в Ферганской долине» говорится, что «С начала 2009 года объем наркотрафика из Средней Азии в Россию составил примерно $17 млрд., об этом сообщил РИА «Новости» директор ФСКН России Виктор Иванов. По его словам, основная часть доходов от направленных на север наркотиков поступает в распоряжение транснациональной преступности и организаций террористического толка, находящихся в районе Ферганской долины. Доля «Талибана» в незаконной индустрии мала, примерно 0,2 процента. Большинство средств уходит на счета «Исламского движения Узбекистана» и группировки «Хизб ут-Тахрир». «Они не просто вовлечены в наркотрафик, а по сути его и организовывают. Эти группировки извлекают доход примерно в $15 млрд.», - заявил Иванов. По его данным, от незаконного оборота наркотиков Россия ежегодно теряет 2-3 процента своего ВВП».

Может, Зуфаров опроверг какую-либо цифру или факт из этой информации? Нет, конечно. Он просто в ужасе от того, что часть доходов поступает бандитам и наркодельцам Ферганской долины. Но, может, в узбекской прессе встречалась иная цифра преступных доходов от наркобизнеса? Может, узбекские источники утверждали обратное: что, дескать, в долине нет и не было наркобизнеса и террористов? Где же тогда эти источники и сообщения, отчего Зуфаров, следствие, прокуратура никак не нашли их, не представили? Ларчик открывается просто. Таких сообщений и источников нет и не было. А налицо попытка выдать желаемое за действительность. Мол, все у нас хорошо, а российские СМИ и российское руководство все врут. Но тогда откуда все эти Андижаны, Оши, Баткены, откуда настоящая война в Таджикистане, откуда миллионные потоки мигрантов, откуда 100.000 смертей от афганских наркотиков ежегодно по всему миру?..

И так можно пройтись по каждой новости, по каждой «криминальной» статье на Вести.Uz. Результат будет аналогичным.

Полученные и представленные суду документы из российских СМИ ясно показывают, что новости, выставленные на Вести.Uz, правдивы, не искажены, что до сих пор, хотя они уже год находятся в открытом доступе в Интернете, никто и никогда не предъявлял претензий. Кстати, получить эти данные вполне могли и УзАСИ, следствие и прокуратура. Но никто из них не ударил и пальца о палец, не обратился с запросом в эти СМИ, хотя они вполне доступны. Складывается такое впечатление, что правоохранительная система Узбекистана находится на глухом острове и отгорожена от всего цивилизованного мира высоким дувалом.

Дело против Березовского и Вести.Uz вызвало негативный отклик по всему миру. Нью-Йорк, Москва, Франкфурт, Вена, Варшава, Бишкек, Алма-Ата, Астана - везде подняли голос против произвола, против преследования журналиста. В мою защиту выступили Союз журналистов России, Общественная палата России, Международный центр защиты журналистов, Центр Экстремальной журналистики, наконец, заявление сделал представитель ОБСЕ по СМИ, который прямо посоветовал узбекским властям переломить негативную тенденцию в отношении прессы, прекратить преследование журналистов с целью их запугивания, соблюдать соглашения внутри ОБСЕ, подписанные Узбекистаном.

Как запугали прессу - видно по нашему суду. Ни одного журналиста с местного ТВ, из местных газет, ни одного телефонного звонка от местных журналистов. Может, неинтересно? Нет, люди боятся, что завтра придут за ними.

Появились десятки, сотни статей по всему миру, осудивших эту провокацию против свободы слова.

И что, спрашивается, выиграли кукловоды этого уголовного дела? Бросили тень на свою страну, которую теперь долго будут склонять по всему миру. Впереди, в первых числах декабря саммит ОБСЕ в Астане, не думаю, что руководству Узбекистана там будет комфортно. Но за это оно пусть скажет спасибо товарищам из прокуратуры, которые поставили на поток дела против творческой интеллигенции и журналистов, на мой взгляд, просто делая карьеру, высасывая из пальца «громкие» дела.

Я провел свое журналистское расследование. И точно установил, кто стоит за этим делом, кто написал вместо Зуфарова пресловутое «Экспертное заключение» и чем руководствовались все эти неуважаемые господа. Сидят они в бывших зданиях ЦК, горкома КПСС и КГБ. И, видимо, никак не могут отойти от методов своих предшественников.

Но так могут поступать только близорукие люди. Между Россией и Узбекистаном существуют договоры о мире и сотрудничестве, о стратегическом партнерстве, о союзнических отношениях; президент Ислам Каримов подписал в Казани договор о гуманитарном сотрудничестве в рамках СНГ, где прямо говорится о поддержке интернет-проектов между странами, именно таких, как Вести.Uz. Все договоры, кстати, действуют, но действуют и силы, которые пытаются сорвать их, растоптать, стравить два государства.

Мне очень обидно. Тридцать с лишним лет назад меня пригласили в Узбекистан, чтобы помочь становлению местной прессы в целинных районах. Я начинал работать в Джизакской области, хорошо знаю Голодную, Каршинскую, Джизакскую степи, объездил всю страну в качестве специального корреспондента. Здесь у меня родились и выросли дети, здесь похоронена моя мать. Я всю жизнь работал в правительственных СМИ и знаю цену слову. Я написал сотни, тысячи статей по Узбекистану и о его людях. Нашлись такие, кто захотел выслужиться, облить меня грязью, чтобы у Узбекистана появился еще один враг в моем лице. Но Узбекистан и его народ навсегда останутся для меня второй родиной.

Я уже говорил, что ни следствие, ни суд, ни обвинение так и не назвали мотивов, которыми я руководствовался, совершая мнимые преступления, цели, которые я якобы преследовал. Их просто не было. Назвать меня клеветником на узбекский народ - это то же самое, что назвать «врагом народа» в 37-году. Таких статей в Уголовном кодексе Республики Узбекистан нет. Так могут выставить дело только оголтелые националисты. И мы их знаем поименно.

Я просил прокурора (тщательно скрывавшего свою фамилию; позже выяснилось, что это помощник прокурора Яккасарайского района Ташкента Пирмухаммедов – прим. ред.), чтобы он не выступал от имени Узбекистана и узбекского народа и не нарушал тем самым 10-ю статью Конституции Узбекистана. Но г-н прокурор не удержался в своем рвении. Он даже придумал новую статью уголовного кодекса - за умаление достижений Узбекистана во главе с президентом. Этого было бы смешно, если не было грустно. Под такую статью можно подвести за любую шутку, за любой анекдот, что и было в том самом 37-ом году.

Конечно, можно писать только о праздниках, выставках и детских утренниках. Но так в жизни не бывает, так пресса не строится. Для того мы и вызывали в суд специалистов в области журналистики, чтобы просветить прокурора и всех остальных участников процесса, как строится современная пресса, о ее законах. Но их так и не пригласили в суд, а потому мы вынуждены выслушать ваши, г-н прокурор, дилетантские измышления. Причем, заведомо ложные, ведь ваши «оригинальные» формулировки не прописаны ни в одном правовом акте Узбекистана, об этом нет и речи в обвинительном заключении, за рамки которого вы так далеко вышли.

Как журналист, я могу хоть каждый день писать проблемные статьи. Это моя профессиональная обязанность перед обществом. А вы, г-н прокурор, должны не преследовать меня, а охранять, беречь: о свободе слова и отказе от цензуры записано в вашей Конституции. Кстати, у прокуратуры отчего-то не хватило смелости привлечь меня за проблемные статьи в «Парламентской газете» за моей подписью. Наверное, потому, что крыть нечем. Или потому, что судиться в этом случае надо было бы в Москве, где вы даже до здания суда не пробились бы сквозь толпу журналистов.

Заговорил прокурор ни с того ни с сего о традициях и менталитете узбекского народа в связи с сайтом Вести.Uz. …Но народ Узбекистана состоит, как я понимаю, из узбеков, русских, казахов, туркмен, татар и людей других национальностей. Непонятно, кого имел в виду г-н прокурор, нарушающий Конституцию своей страны и выступающий вместо депутатов Олий Маджлиса (парламента) и президента от имени народа. В то же время народ Узбекистана с удовольствием смотрит программы российского ТВ, читает российские газеты, ходит на российские фильмы, концерты российских певцов и других артистов, не советуясь с г-ном прокурором насчет своей ментальности.

Насчет президента. По работе я не раз встречался с Исламом Абдуганиевичем. Но не позволил себе козырять этим, понимая роль и значение главы государства. А вот г-н прокурор ловко прикрылся трескучей фразой о президенте, тщетно пытаясь скрыть все убожество и незаконность нелепых обвинений в мой адрес. У меня такое ощущение, что он, прокурор, не занимался делом на судебном заседании, а витал где-то в другом измерении, видимо, представляя, как он прославится громким делом против российского журналиста.

Между тем, на его глазах в суд были представлены документы о том, что новости на Вести.Uz не принадлежат мне, Березовскому, что сам сайт Вести.Uz тоже не принадлежит мне, что я не редактировал его до 2010 года. Убедительно доказано, что предварительное следствие велось с чудовищными нарушениями закона, крайне безграмотно, беспардонно. Но прокурор, который должен стоять на страже закона, на страже прав человека, предложил лишь мягко пожурить всю эту камарилью, которая за несколько месяцев изображения бурной деятельности не смогла отличить черное от белого и расписалась в своей полной профессиональной непригодности, в нравственном уродстве.

На прокурора не произвели впечатления ни авторитетное мнение доктора юридических наук, профессора, крупного деятеля в области СМИ Михаила Федотова, ни заявление представителя по СМИ ОБСЕ Дуни Миятович, ни заявление правительства США по поводу данного процесса. Ему было все равно, что узбекского посла уже дважды вызывали в российский МИД, что с соответствующей нотой обратилось посольство России в Ташкенте. Зато с полным доверием прокурор оперся на «Экспертное заключение» мифического Зуфарова, которое было сфабриковано следователем Толиповым. И это говорит о многом. Ну а фраза прокурора о том, что потерпевшего не следует вызывать в суд из-за того, что его имя и фамилия неизвестны, войдет в число юридических анекдотов.

На протяжении практически всего процесса защита и гособвинение говорили на разных языках. Прокурор, например, так и не вспомнил о законе «О судебной экспертизе», который был принят под давлением международной общественности. Однако всем наблюдателям, которые следили за процессом по всему миру, ясно, что обвинение безнадежно проиграло защите. Я посоветовал бы прокурору заглянуть в Интернет, он там найдет немало поучительных откликов и оценок.

Была бы полезна лингвистическая экспертиза, отвергнутая судом вместе с прокурором. В частности, откуда взялась статья об оскорблении непонятно кого. В русском языке, чтоб вам было известно, оскорбить можно только бранными словами. К ним относятся матерщина, а также сравнение человека с животным, отходами, фекалиями, мусором, если имя человека увязано с половыми органами или другими частями тела. Это я говорю как квалифицированный специалист в области русского языка. Ну и где такие слова в текстах новостей? Только полуграмотный Зуфаров, а вслед за ним все остальные деятели из прокуратуры увидели оскорбления в обычных новостях, которые пишутся нейтральными, не окрашенными эмоционально словами.

То же самое по клевете. Мой адвокат камня на камне не оставил от доводов так называемой экспертизы, которая тщилась огульно обвинить меня в клевете. Если бы на Вести.Uz действительно публиковались заведомо ложные новости, то давным-давно за них бы потащили в суд российские СМИ, которым они принадлежат. Ну а если обвинение считает, что врут российские СМИ, то и надо было обращаться в суд с исками против них. Но тут, видно, храбрости не хватило, все-таки понимали, в какое посмешище можно было превратиться.

Я убежден, что это уголовное дело, возбужденное и расследованием с чудовищными нарушениями закона, надо закончить оправдательным приговором за отсутствием состава преступления. И это будет лучшим доказательством мира и сотрудничества между нашими народами и государствами, лучшим вкладом в развитие демократии, свободы прессы, гражданского общества. Надеюсь, что у суда хватит мужества отстоять истину.

Ну а обвинительный приговор я восприму как высокую оценку моего скромного труда. Значит, я остался настоящим журналистом. В этом случае суд может войти в историю юриспруденции, когда за чужие статьи, размещенные на сайте в другом государстве, следует наказание. Что, конечно, никак не вяжется с авторским правом, с международным законами и обязательствами Узбекистана в области СМИ и демократии, его претензиями на статус современного цивилизованного государства.

Опасность этого суда и в том, что он создает прецедент, который проложит позорную дорогу к судам над другими журналистами в Узбекистане, честно исполняющими свой профессиональный долг перед обществом. Если сегодня я буду признан виновным, это нанесет еще один удар по журналистике в вашей стране, переживающей далеко не лучшие времена из-за жестокой цензуры и распоясавшихся гонителей свободы слова.

Выбор за вами, ваша честь! У суда еще остался шанс спасти лицо узбекской Фемиды».






РЕКЛАМА