17 Июль 2019




Новости Центральной Азии

Россия: Пропавшие в Москве искатели убежища обнаружены в следственных изоляторах Таджикистана

07.09.2011 16:27 msk, Фергана

Россия

23 августа 2011 года в Москве исчезли два искателя убежища – гражданин Узбекистана Муроджон Абдулхаков и гражданин Таджикистана Сухроб Козиев, каждого из которых требовали к выдаче для уголовного преследования власти стран их гражданской принадлежности. По неофициальным сведениям, полученным правозащитными организациями, оба находятся в СИЗО Таджикистана - Козиев в Худжанде, а Абдулхаков в Душанбе, сообщила «Фергане» руководитель программы «Право на убежище» Елена Рябинина.

Абдулхаков и Козиев ранее (в разное время) были освобождены из СИЗО-4 в Москве в связи с тем, что Европейский Суд предписал российским властям приостановить их принудительное возвращение в страны исхода, а сроки содержания под стражей, установленные УПК России, истекли.

23 августа знакомые Муроджона и Сухроба сообщили их адвокатам и представителям в ЕСПЧ, что оба они не приехали на встречи, о которых условились незадолго до этого, а телефоны обоих практически одновременно оказались отключены либо вне зоны действия сети. Кроме того, стороне защиты известно, что в течение предшествующего месяца Сухроб Козиев неоднократно замечал слежку за собой, о чем сообщал своему адвокату.

Адвокаты Абдулхакова и Козиева предприняли все возможное для выяснения судьбы своих подзащитных – были направлены запросы во все соответствующие государственные органы и службы экстренной помощи, однако какой-либо информации о том, что произошло с исчезнувшими, получить не удалось. Представители Абдулхакова в ЕСПЧ проинформировали об этом Страсбург, который направил властям России запрос о предоставлении дополнительной информации по делу заявителя и установил срок для ответа – 15 сентября.

Тем временем, к правозащитным организациям, оказывающим помощь беженцам и искателям убежища, стали поступать сведения о том, что он, возможно, в тот же день был отправлен в Таджикистан, где и содержится под стражей – сначала в милиции Худжанда, а позднее в СИЗО. Попытки его родственников сдать в СИЗО передачу для него и обеспечить его помощью адвоката успехом не увенчались: сначала им было сказано, что все вопросы откладываются до окончания празднования дня независимости Республики Таджикистан, который отмечается 9 сентября, а потом – что и после этой даты ни передач, ни доступа к адвокату Козиев не получит.

6 сентября в Институт прав человека поступила информация о том, что Муроджон Абдулхаков также находится в Таджикистане и также под стражей – в СИЗО Душанбе. Ему удалось передать оттуда номер телефона руководителя программы «Право на убежище» с просьбой сообщить ей об этом.

УВКБ ООН, куда Абдулхаков и Козиев ранее обратились с ходатайствами о предоставлении международной защиты, выразило серьезную озабоченность в связи с их исчезновением – в МИД и ФМС России были направлены запросы о проверке информации об их местонахождении и принятии мер к защите их прав, гарантированных Конвенцией ООН 1951 года «О статусе беженцев» и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

Как отмечает Елена Рябинина, сопоставление полученных защитой сведений – пока еще не подтвержденных документально, но вызывающих мало сомнений в своей достоверности, – дает веские основания для следующей версии. Неизвестными лицами, заинтересованными в том, чтобы Сухроб Козиев был передан таджикским властям, готовилось его похищение – отсюда и слежка, которую он замечал в последнее время перед своим исчезновением. Муроджон Абдулхаков, видимо, оказался рядом с ним в тот самый момент, когда похитители приступили к реализации своих планов, был «прихвачен за компанию», как нежелательный свидетель, и вместе с Сухробом отправлен в Таджикистан в расчете на то, что его исчезновение останется бесследным. Иные варианты развития событий представляются сомнительными.

Об административном выдворении искателей убежища либо об их депортации речь идти не могла, так как на руках у обоих были документы, подтверждающие недопустимость их принудительной высылки из России.

Совершенно исключена также версия об их поездке в Таджикистан по собственной инициативе, поскольку у обоих не было на руках паспортов: Козиев утратил свой несколько лет назад, еще до того, как в 2009 году был задержан в связи с розыском, а паспорт Абдулхакова хранится в Управлении ФМС России по г.Москве.

В случае подтверждения информации о том, что Абдулхаков и Козиев были принудительно перемещены в Таджикистан, неизбежен вопрос о том, каким образом их предполагаемые похитители смогли преодолеть пограничный контроль на выезде с территории России, относящийся к компетенции Федеральной погранслужбы ФСБ Российской Федерации.

Столь же неизбежны вопросы Страсбурга о нарушении Россией своих обязательств по Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, к которым, в том числе, относится исполнение предписаний ЕСПЧ, направленных по Правилу 39 Регламента Суда, о приостановке высылки заявителей.

Международное информационное агентство «Фергана»






РЕКЛАМА