4 october 2022




Новости Центральной Азии

Власти Узбекистана снова уверяют, что не используют детский труд на сборе хлопка

07.09.2012 10:22 msk, Фергана

Узбекистан

Рупор МИДа Узбекистана агентство Жахон заявляет, что детский труд на полях страны не используется, и перечисляет гарантирующие это документы.

В частности, упомянуты Гражданский кодекс (1995 г.), Семейный кодекс (1998 г.), законы «О социальной защищенности инвалидов» (1991 г.), «Об охране здоровья граждан» (1996 г.), «Об образовании» (1997 г.), «О гарантиях прав ребенка» (2007 г.) и другие.

Далее говорится, что Узбекистан является членом Международной организации труда (МОТ) с 1992 года и ратифицировал 13 важнейших конвенций Организации, в том числе «О минимальном возрасте для приема на работу» №138 и «О запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда» №182. Постановлением правительства страны от 12 сентября 2008 года установлена норма о недопущении организациями и физическими лицами принуждения несовершеннолетних детей к труду.


Лидер Правозащитного альянса Узбекистана Елена Урлаева с детьми - сборщиками хлопка, сентябрь 2011 года

Согласно действующему законодательству, прием на работу в республике допускается с 16 лет, а достигшие 15 лет подростки могут быть приняты на работу с письменного согласия одного из родителей или заменяющего его лица, напоминает Жахон.

Использование принудительного детского труда на сельскохозяйственных работах, в том числе при сборе хлопка, не допускается, любое нарушение в отношении детского труда жестко преследуется законом, утверждает МИД. Контроль над соблюдением действующего законодательства осуществляется через различные государственные структуры и ведомства, включая институт Омбудсмена и его подразделения в регионах, Министерство труда и социальной защиты населения, представительства международных организаций, таких как ЮНИСЕФ, а также различные НПО, занимающиеся защитой прав детей и молодежи.

Отметим, что власти Узбекистана ежегодно заверяют мировое сообщество в том, что хлопкоуборочная кампания проходит без принудительного участия детей. Так, в мае 2008 года министр внешнеэкономических связей Узбекистана Эльер Ганиев во время встречи в вашингтонском офисе Международного консультативного комитета по хлопку (International Cotton Advisory Committee) заявил, что все обвинения в адрес узбекского правительства, связанные с использованием детского труда в хлопковом секторе страны, являются ложью. Он отмечал, что «дети работают в аграрной индустрии Узбекистана на легитимной и безопасной основе, так же, как и [остальные дети] во всем мире», подчеркнув, что «национальное законодательство Узбекистана запрещает подобную практику использования принудительного детского труда».

Тем не менее, гражданские активисты, правозащитники и журналисты вплоть до прошлой осени без особого труда обнаруживали на сборе урожая детей и подростков.

В докладе «From the field: Travels of Uzbek Cotton Through the Value Chain» («С поля: Путешествие узбекского хлопка по ценовой цепи»), подготовленном и опубликованном в июне 2012 года организацией Responsible Sourcing Network (RSN), говорится, что Узбекистан является единственной страной, где правительство организовывает сбор хлопка ценой принудительного детского труда и зарабатывает на этом более одного миллиарда долларов в год. Премьер-министр и хокимы (главы местных администраций) устанавливают нормы по сбору хлопка и для учащихся: школы закрываются с сентября по ноябрь, и правоохранительные органы обеспечивают сбор урожая. В среднем, от полутора до двух миллионов детей из сельской местности, иногда с семи лет, но чаще всего с одиннадцати, привозят на автобусах на поля, где они находятся полный рабочий день, собирая хлопок. Дети не обеспечиваются достаточным питанием и чистой водой, им не гарантирована безопасность и не предоставляется медицинское обслуживание, говорится в докладе RSN.

Подробнее о проблемах хлопководства в Центральной Азии читайте в специальной рубрике «Ферганы» «Хлопок».

Международное информационное агентство «Фергана»






РЕКЛАМА