14 Декабрь 2018




Новости Центральной Азии

В Таджикистане опечатано все недвижимое имущество лидера ПИВТ Мухиддина Кабири

Мухиддин Кабири
На объектах, принадлежащих лидеру Партии исламского возрождения Таджикистана Мухиддину Кабири и его родным, в минувшие выходные в Душанбе были проведены обыски. Все недвижимое имущество главы исламской партии опечатано, сообщили «Азии-плюс» родственники Кабири. По их словам, обыски и опись недвижимого имущества семьи Кабири проводила комиссия, в состав которой входили сотрудники Генеральной прокуратуры и Агентства по борьбе с коррупцией. Обыски проводились в цехе по производству туалетной бумаги и салфеток, который принадлежит одному из родственников Кабири, в строительной компании, которая принадлежит брату лидера ПИВТ, в офисе Центра «Диалог» (некоммерческая организация Кабири) и на других объектах. Во время обыска велась оперативная съемка. Родственникам Кабири не удалось получить объяснения, на основании чего проводятся обыски.

«Все документы, офисная техника была изъята. Также они говорили, что заберут всю производственную технику, но так как она закреплена, они не смогли ее вывезти. Двери всех объектов были опечатаны», - рассказали близкие лидера ПИВТ. Обыск был также проведен в частном доме Мухиддина Кабири, где 27 августа была проведена последняя пресс-конференция политсовета ПИВТ после того, как был опечатан центральный офис партии. Владельцем этого дома является сын Кабири. Документы на все квартиры и дома сыновей Кабири (у лидера ПИВТ семеро детей – шесть сыновей и одна дочь) и его близких родственников также изъяты, сами дома опечатаны.

Генпрокуратура и Антикоррупционное ведомство Таджикистана пока отказываются комментировать местным СМИ произведенные обыски, ссылаясь на то, что в эти дни они заняты визитами глав государств и саммитом ОДКБ.

Еще в июне на конференции в Москве Мухиддин Кабири предположил, что в Таджикистане ему может угрожать уголовное преследование. Однако позже руководство Генпрокуратуры и МВД заявило, что никаких уголовных дел в отношении лидера ПИВТ нет. Однако восьмого сентября на сайте государственного информагентства «Ховар» была размещена статья некоего Пулода Гафарова, в которой говорилось о связях Мухиддина Кабири с беглым генералом Абдухалимом Назарзода (Ходжи Халим), обвиненным властями в вооруженном мятеже четвертого сентября. В результате нападений на отделение милиции в городе Вахдат и Центральный аппарат Минобороны в Душанбе погибли девять сотрудников правоохранительных органов. По данным властей, всю прошедшую неделю генерал с членами своей группировки скрывался в труднодоступном Ромитском ущелье, что в 50-100 километрах от Душанбе. В ходе проводимой там силовой операции за это время были уничтожены 22 и задержаны свыше 120 сторонников мятежного генерала. Восьмого сентября против Назарзода и его сообщника, полковника Минобороны Джунайдулло Умарова, Генпрокуратура Таджикистана возбудила уголовное дело по четырем статьям Уголовного кодекса – терроризм, измена государству, организация экстремистского сообщества и диверсия.

Таджикские власти настойчиво пытаются связать фигуру Назарзода, его близкое окружение и последние происшествия в республике с деятельностью ПИВТ. Хотя руководство ПИВТ незамедлительно заявило о том, что никакого отношения к ней генерал не имеет, правительственные СМИ продолжают утверждать, что Назарзода действовал в сговоре с ПИВТ, и указывают на причастность к организации путча лидера партии Мухиддина Кабири.

«Внештатная ситуация, когда активизировавшиеся в последнее время местные исламисты, воодушевились действиями талибов и «Исламского государства», показали свои истинные планы захвата власти и государственного переворота, была предсказуема и ожидаема. Этому предшествовали многократные длительные «командировки» и встречи лидера ПИВТ Кабири за рубежом, а также его долговременное проживание в Турции, где он обосновал идеологический штаб», - говорится в материале на сайте «Ховар». Бывший замминистра обороны Назарзода, который являлся сторонником Объединенной таджикской оппозиции (ОТО) и по условиям мирного соглашения 1997 года был реинтегрирован в состав правительственных Вооруженных сил, назван в публикации «исполнителем, военным стратегом и непосредственным руководителем» переворота в стране (мнения и комментарии экспертов о последних событиях в Таджикистане можно прочитать здесь).

В ответ на эти нападки политсовет ПИВТ 11 сентября выступил с заявлением, в котором назвал необоснованными и провокационными материалы в государственных СМИ, направленные против партии. Руководство партии отмечает, что «развернутая «информационная война» создает почву для неприятных последствий для нации и государства». Напомним, что 28 августа министерство юстиции Таджикистана объявило ПИВТ вне закона и потребовало от партии в 10-дневный срок прекратить свою деятельность.

Многие политические эксперты в России и других странах считают абсурдной навязываемую официальным Душанбе версию «Кабири-заговорщика» или «Кабири-террориста». «Из Кабири, которого я знаю лично, такой же заговорщик, как из нашего правозащитника Сергея Адамовича Ковалева, или как из Рахмона – Хафез Асад или какой-нибудь другой харизматичный лидер. Кабири всегда был человеком покладистым, договороспособным, гибким. Его и в партии-то постоянно критикуют и пытаются подвинуть более радикальные коллеги из-за обвинений в соглашательстве. Эти обвинения не прекращаются много лет. Кабири называли марионеткой Рахмона, говорили, что он чуть ли не тайно получает зарплату в администрации президента, что он соглашатель, что он сливает все ценности, которые лежат в основе ПИВТ… Кроме того, Кабири – это человек, который не имел авторитета и реального доступа к людям, которые могли бы реально встать во главе такого гипотетического заговора. У него нет ни возможностей, ни ресурса для переворота», – сказал в интервью IslamNews старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Андрей Грозин.

Между тем, международные правозащитные организации Human Rights Watch, Норвежский Хельсинкский комитет и Ассоциация по правам человека в Центральной Азии призывают правительство Таджикистана прекратить действия, направленные на закрытие ПИВТ и преследование ее членов, предоставив возможность политпартиям свободно действовать в стране.

В распространенном 14 сентября совместном заявлении правозащитники отмечают, что еще перед парламентскими выборами в марте 2015 года против ПИВТ властями была развернута «клеветническая кампания», в ходе которой члены ПИВТ обвинялись в экстремизме и аморальном поведении. Решение о закрытии ПИВТ они называют «огромным ударом по правам человека в Таджикистане». «Принудительное закрытие ПИВТ происходит на фоне общего подавления гражданских и политических прав со стороны правительства Таджикистана. Власти заключили в тюрьму активистов оппозиции и журналистов, критики правительства были экстрадированы или похищены из-за рубежа, деятельность НПО подвергается обременительным проверкам. Правительство регулярно блокирует многочисленные интернет-сайты и осуществляется многолетнюю кампанию жестких ограничений религиозной практики. Таджикистан должен соблюдать свои внутренние и международные обязательства по обеспечению прав на свободу выражения мнений, ассоциаций и собраний, так как является участником Международного пакта о гражданских и политических правах, который гарантирует эти права», - говорится в заявлении.

«Это решение не только нарушает основные обязательства в области прав человека в Таджикистане; оно может подтолкнуть законную политическую оппозицию в подполье и создать серьезную опасность нестабильности в стране», - отмечает генеральный секретарь Норвежского Хельсинкского комитета Бьорн Энгесланд.

ПИВТ является единственной зарегистрированной на постсоветском пространстве партией религиозного характера и второй по величине партией в Таджикистане. До последних событий вокруг ПИВТ численность ее членов достигала 45 тысяч человек.

Международное информационное агентство «Фергана»






РЕКЛАМА