17 Июль 2019




Новости Центральной Азии

На суде Бобомурод Абдуллаев обвинил Хаётхана Насреддинова в сотрудничестве с СНБ

Бобомурод Абдуллаев и Хаётхан Насреддинов. Фотографии с личных страниц в Facebook
В Ташкентском городском суде продолжилось заседание по делу Бобомурода Абдуллаева, Хаётхана Насреддинова, Шавката Оллоёрова и Равшана Салаева. Напомним, что на прошлом заседании суд разрешил адвокату Абдуллаева Сергею Майорову ознакомиться с вещественными доказательствами на электронных и магнитных носителях, причем ознакомление это должно было проходить в присутствии обвиняемого во внесудебное время.

Обнаруженные адвокатом противоречия и нарушения

Сергей Майоров ознакомился с представленными доказательствами и в начале судебного заседания подал ходатайство по нескольким пунктам.

Адвокат заявил, что письменное объяснение Бобомурода Абдуллаева, данное оперработнику СНБ Тимуру Якубову, было датировано 26 сентября 2017 года. Эта дата противоречит материалам дела, логике и заявлению Чарос Абдуллаевой, которое датировано 25 сентября 2017 года и направленное против Бобомурода Абдуллаева. Кроме того, само заявление Чарос Абдуллаевой фигурирует в деле под двумя разными входящими номерами (номер присваивается при приеме заявления).

Адвокат обнаружил, что, согласно материалам уголовного дела, СНБ было известно, что статьи за подписью Усмана Хакназарова публиковались с 2003 года, но это обстоятельство не было надлежащим образом зафиксировано. Экспертные заключения были проведены с нарушениями. В деле отсутствует протокол личного обыска Абдуллаева Бобомурода, а протокол его задержания от 29.09.17 не содержит сведений об изъятии у него каких-либо предметов. Однако в других документах дела упоминается, что в ходе задержания у Бобомурода были изъяты магнитные носители. При этом ни перечня изъятых предметов, ни протокола опечатывания этих предметов нет. Кроме того, есть протокол осмотра предметов, изъятых из квартиры Абдуллаева, и в нем упоминаются предметы, которые не изымались из квартиры.

Адвокат отметил, что в письменном объяснении, которое Бобомурод дал 26 сентября, ничего не говорится о проекте «Жатва». Однако в постановлении следователя о задержании Абдуллаева от 29 сентября проект «Жатва», как и в протоколе допроса от 30 сентября. Из какого источника следователь получил информацию о проекте «Жатва», в материалах дела не указано.

Дата создания файлов с информацией, которую следствие посчитало доказательством вины Абдуллаева, - 16 октября 2017 года. Однако Бобомурод Абдуллаев был задержан в сентябре.

В деле также отсутствуют сведения о процедуре - каким образом были получены образцы текстов на русском и узбекском языках, которые якобы принадлежат Бобомуроду Абдуллаеву. Следствие предоставило для экспертизы некие тексты, но экспертное заключение, по утверждению адвоката, может быть признано допустимым доказательством, если нет сомнения в соблюдении процедуры получения образцов текстов, автором которых, безусловно, является Бобомурод Абдуллаев. Несоблюдение процедуры получения образцов делает экспертное заключение недопустимым и требует проведения повторной экспертизы.

Суд удовлетворил ходатайство Сергея Майорова вызвать для допроса в качестве свидетелей оперработника СНБ Тимура Якубова, следователей СНБ Нодира Мухитдинова, Александра Веселова, Нодира Туракулова, М.Эргашева, а также специалистов войсковой части. Суд согласился истребовать журнал приема граждан и регистрации заявлений граждан в отделе писем СНБ за сентябрь 2017 года, где зарегистрированы заявление Чарос Абдуллаевой, и видеозапись ее приема.

Адвокат потребовал, а суд согласился вызвать для допроса в качестве свидетелей следователя Мухитдинова, составившего 04 октября протокол осмотра предметов, изъятых у Бобомурода, и понятых, подписавших этот протокол.

Суд удовлетворил ходатайство адвоката истребовать из СГБ жесткий диск, изъятый в квартире Бобомурода Абдуллаева вместе с его компьютером, а также флешкарту, которая была изъята у Бобомурода при задержании. Суд также согласился затребовать от СГБ информацию, добровольно или принудительно Абдуллаев был доставлен в СНБ в сентябре 2017 года, кто участвовал в его задержании и какие предметы были у него изъяты.

Суд отказался признать экспертные заключения недопустимыми и недостоверными доказательствами по уголовному делу.

А ходатайство назначить повторные комплексные судебные политолого-лингвистические экспертизы текстов проекта «Жатва» и статей, подписанных Усманом Хакназаровым, Бобомуродом Абдуллаевым и Мухаммадом Салихом, суд счел преждевременно заявленным.

Бобомурод Абдуллаев заявил, что до сих пор не ознакомлен со всеми томами уголовного дела. Судья ответил, что завтра у подсудимого будет возможность ознакомиться, и дал такое поручение.

Экспертиза с процессуальными нарушениями

В следующей части заседания были заслушаны эксперты, которые проводили политолого-лингвистическую экспертизу статей, подписанных Усманом Хакназаровым.

Первой судья пригласил эксперта-специалиста Н.Туляганову, доктора политологических наук, профессора Университета мировой экономики и дипломатии. Она исследовала предоставленные ей статьи на русском языке и подготовила заключение о том, что проект «Жатва» содержит идеи о свержении власти неконституционными способами.

На вопрос, в каких статьях, предложениях или словосочетаниях звучали идеи и призывы о свержении власти, она ответила, что в изученный ею статьях были такие фразы, как «до каких пор можно терпеть, пора браться за оружие…» В качестве примера статьи с подобными призывами эксперт назвала «Сирийские уроки».

Всего для экспертизы ей было предоставлены около 300 статей, однако подобные призывы и/или идеи о свержении власти содержались лишь в 4 статьях. В остальных текстах была критика власти и окружения президента.

Адвокаты обратили внимание, что в официальном задании на экспертизу указано, что предоставлены всего 9 статей для изучения, а на самом деле (фактически) для изучения дали около 300 статей. На вопрос адвокатов, почему эксперт подписала официальное заключение, где так сильно расходится указанное количество статей с фактическим заданием, она не смогла ответить, сказала, что не обратила на это внимание.

В тех девяти статьях, что были предоставлены ей официально, эксперт не подтвердила факт существования призывов (идей) к свержению власти.

Неожиданно, отвечая на вопросы Сергея Майорова, эксперт вдруг заявила, что в начале марта ее пригласили в СНБ и попросили сделать уточнения к экспертному заключению: указать, в каких именно статьях она обнаружила подобные идеи. Это было нарушением процессуальных норм, и на это тут же отреагировал адвокат Сергей Майоров, который устно ходатайствовал об истребовании объяснений от СНБ по этому факту.

Второй эксперт, который был приглашен, М.Бахадыров, – историк по образованию, кандидат политологических наук, декан одного из факультетов Университета мировой экономики и дипломатии. Он был привлечен в качестве эксперта для проведения политолого-лингвистическую экспертизу статей на узбекском языке под авторством Усмана Хакназарова.

Он заявил, что ему были предоставлены на экспертизу около 70 статей (на узбекском языке), и основная их часть содержала критику в отношении должностных лиц. На вопрос судьи, в каких именно статьях были призывы к свержению власти, эксперт привел в качестве примеров несколько статей, где были выявлены явно подобные идеи. Все эти статьи вышли в 2013-2014 гг.

На суде выяснилось, что и здесь в официальном задании на экспертизу фигурируют 5 статей, но фактически эксперту дали около 70 статей. В тех пяти статьях, что были предоставлены официально, идеи и призывы к свержению строя не были обнаружены.

Конфликт Абдуллаева и Насреддинова

В заключительной части судебного заседания Бобомурод Абдуллаев, попросив слова, стал зачитывать из уголовного дела объяснительную записку Хаётхана Насреддинова от 17 октября 2017 года. Объяснительная записка была на имя председателя СНБ Рустама Иноятова. В этой записке говорилось, что Хаётхан – человек положительный, и он готов это доказать и подтвердить, он готов сотрудничать. В качестве возможной схемы сотрудничества, он предложил выйти на связь Мухаммадом Салихом, снова войти к нему в доверие и взять у него нужную информацию о доверенных лицах Салиха в Узбекистане.

Бобомурод спросил Хаётхана, когда он написал эту записку и каким образом он передал ее в СНБ?

Хаётхан Насреддинов отказался отвечать на эти вопросы и заявил протест, аргументируя тем, что данная записка не имеет никакого отношения к рассматриваемому делу. Он просил суд запретить публичное оглашение подобных фактов, однако судья ответил, что записка имеется в уголовном деле, а все, что подшито к делу, может быть озвучено всем присутствующим на заседании. После замечания судьи Хаётхан ответил Бобомуроду, что эту объяснительную он, действительно, написал 17 октября 2017 года и передал ее в СНБ в курьерский отдел.

Дальше началась перепалка между Абдуллаевым и Насреддиновым, судья был вынужден сделать Хаётхану замечания.

Подробнее о процессе можно прочитать здесь.

Международное информационное агентство «Фергана»






РЕКЛАМА