9 Декабрь 2019




Новости Центральной Азии

Адвокат У.Кувватова Н.Николаев: «Мы предъявляем властям Таджикистана встречный иск»

Судебные слушания в Дубае (ОАЭ) по экстрадиции таджикского оппозиционера Умарали Кувватова будут гласными, сообщил «Фергане» адвокат У.Кувватова Николай Николаев. Напомним, что Умарали Кувватов, лидер оппозиционной «Группы-24», был задержан по запросу таджикских властей в аэропорту города Дубай 23 декабря 2012 года. До недавнего времени Умарали Кувватов возглавлял компанию, которая занималась поставками ГСМ для нужд НАТО в Афганистане и тесно работал с одним из президентских зятьев, действия которого вынудили Кувватова покинуть Таджикистан. Прибыв в Москву, Кувватов занялся политикой и не раз заявлял, что возглавляемая им «Группа-24» намерена выставить своего кандидата на президентских выборах, которые состоятся в 2013 году. Кувватов заявлял, что необходимо объединить таджикскую оппозицию и добиться того, чтобы президент страны Эмомали Рахмон подал в отставку.

«Фергана» задала адвокату У.Кувватова Николаю Николаеву несколько вопросов.

- То, что защита добилась гласного судебного рассмотрения дела по экстрадиции Кувватова в Таджикистан, - это прецедент? Или такое случается, даже если между странами действует соглашение по вопросам экстрадиции?

Н.Николаев: Мы изначально говорим о том, что процесс по экстрадиции Кувватова - это политический процесс. Если бы дело не было политизировано, то высшие чиновники Таджикистана: глава МВД, глава Интерпола, заместитель генпрокурора - не сидели бы и лично не участвовали в этом деле, не вели бы переговоры. Это во-первых.

Во-вторых, то, что мы добились гласного рассмотрения, - это, наверное, более наша заслуга, нежели обычный вариант рассмотрения дел. Объясню, почему. По делам об экстрадиции существует межправительственное соглашение, в котором сказано, что лицо, подлежащее выдаче, может быть экстрадировано без решения суда: это решает генпрокурор страны пребывания. Г-н Кувватов мог быть экстрадирован на родину в досудебном порядке, по закрытому протоколу, на основании представленных таджикской стороной документов.

Публичность рассмотрения политического дела Кувватова, позволяет, по крайней мере, минимизировать риски. Во-вторых, на гласных слушаниях мы будем добиваться того, чтобы в Эмиратах более внимательно рассмотрели материалы, которые представила таджикская сторона, на предмет возможности их подделки или компиляции. Мы надеемся, что суд будет следить, чтобы таджикская сторона не злоупотребляла, скажем так, совершенной надуманностью обвинений.

- Когда и где будет суд?

- Мы рассчитываем, что 10 марта объявят, что будет процесс по этому делу. Я надеюсь на нем присутствовать, чтобы наблюдать за ходом судебного разбирательства, которое должно пройти в Дубайском городском суде. Я не могу сказать, будет ли там пресса. Но радует, что в деле будет разбираться Высокий суд Арабских эмиратов, и мы надеемся, что непредвзятое мнение членов коллегии или членов суда станет основополагающим в оценке факторов, которые привели к задержанию Кувватова на границе ОАЭ.

- В интервью Азии-Плюс вы сказали, что у вас есть данные об измене государственных должностных лиц. Вы можете прокомментировать свои слова?

- Речь идет о разных процессах. Первый - суд по экстрадиции Кувватова. Человек задержан, и наша задача - не допустить его экстрадиции, не более того. Никаких других вопросов, не касающихся этого процесса, мы в суде поднимать не будем: ограничимся процессуальными нормами ОАЭ и рассмотрением тех документов, которая представила таджикская сторона. В рамках этого процесса мы решаем узкую тактическую задачу: не допустить экстрадиции Кувватова на родину в Таджикистан, где он будет подвергнут пыткам и его жизни угрожает реальная опасность.

Есть второй процесс, который наиболее важен для нас, и мы будем обязательно к нему идти. Это встречные иски а)к властям Таджикистана; б) к конкретным лицам, которые виновны в организации политического преследования Кувватова и в)к иным организациям, иным государственным учреждениям, частным лицам и тому подобное - по материальному возмещению ущерба, нанесенного деловой репутации и проч. Это и материальные иски, и конкретные уголовные дела в отношении лиц, инспирировавших это дело.

В рамках второго дела нами будут рассмотрены и предъявлены суду те имеющиеся у нас документы, в которых, как мы полагаем, находятся, в том числе, сведения о государственной измене определенных чиновников. Я определю круг этих лиц: руководство МИДа, руководство Генеральной прокуратуры, руководство МВД и руководство ГКНБ республики. Каждому будет роздано то, чего он заслуживает.

Объясню, почему.

По нашим данным, которыми мы располагаем и которые являются на 100 процентов достоверными, руководство республики проводило секретные переговоры с некоторыми должностными лицами. В этих переговорах были нарушены нормы этические, ущемлялся суверенитет Таджикистана. Эти люди нанесли прямой ущерб своими действиями: добиваясь выдачи господина Кувватова, они торговались и предлагали подписать любые соглашения, ущемляющие интересы Таджикистана, - только бы наш подзащитный был выдан. Если это не является элементами государственной измены - ну, в таком случае мы будем досконально исследовать эти факты, предъявлять их и доказывать, что данное преступление со стороны обозначенного круга лиц имело место.

У нас, действительно, имеются аудиозаписи переговоров между членами семьи президента Рахмона, между другими государственными лицами, в том числе начальником МВД, по закрытой тематике. Там и финансовая составляющая, и отражение внутреннего распределения ролей в семье Рахмона, и ряд других интересных вопросов. Эти документы были нам переданы сотрудниками, которые сейчас находятся на территории Таджикистана. И если кто-то считает, что мы блефуем, - это их дело. А дело наше - пользоваться доказательствами так, как мы считаем возможным.

Я не сомневаюсь, что господин Кувватов будет оправдан, потому что в его действиях нет состава инкриминируемых ему преступлений, и мы надеемся, что Дубайский суд примет решение в соответствии с духом и буквой законодательства. Я надеюсь на объективность суда и следствия по делу об экстрадиции Кувватова.

Мы заявляем, что всеми силами, всеми имеющимися у нас возможностями, всеми материальными и документальными средствами будем доказывать, что дело в отношении Кувватова сфальсифицировано и каждый чиновник, который имел к этому отношение, должен нести персональную ответственность. Вплоть до уголовных статей, в которых предусмотрена ответственность за тяжкое совершение преступлений в отношении государства.

Международное информационное агентство «Фергана»






РЕКЛАМА