9 Август 2020




Новости Центральной Азии

Кыргызстан: Азимжан Аскаров обратился в Комитет ООН против пыток

12 и 13 ноября 2013 года Комитет ООН против пыток рассматривает доклад Кыргызстана по выполнению Конвенции против пыток. Правозащитник Азимжан Аскаров, осужденный на пожизненное заключение, обратился в Комитет в рамках слушаний национального доклада.

«Я хорошо понимаю, что Кыргызская Республика еще не ратифицировала статью 22 Конвенции против пыток, признающую право Комитета ООН рассматривать индивидуальные сообщения из нашей страны, - написал А.Аскаров. - Поэтому я обращаюсь в этот авторитетный орган в рамках рассмотрения очередного доклада страны в Комитете против пыток.

Мировому сообществу известно, что суды по июньским событиям 2010 года сопровождались нападениями, давлением на адвокатов и судей, избиениями подсудимых и их адвокатов. Оскорбления и нападения были до судебных заседаний, в залах суда и после заседаний суда. Государство не смогло обеспечить справедливое судебное разбирательство, безопасность судей и участников процесса по этим делам, в частности по моему сфабрикованному делу. Поэтому, согласно нашему законодательству и международным нормам, эти дела должны быть пересмотрены в нормальных условиях.

Кыргызская Республика гарантирует судебную защиту всех прав и свобод граждан, закрепленных Конституцией и законами страны. Но все эти права граждан остаются лишь на бумаге. Уже более трех лет, в основном невинные люди, включая меня, томимся в подвалах тюрем, ожидая справедливости», - пишет А.Аскаров.

В своем обращении он снова возвращается к тому, что он подвергся пыткам во время следствия: «Мне в течении трех дней не предоставляли адвоката и применяли жестокие пытки, чтобы получить признательные показания по сфабрикованному обвинению. Мне сломали четыре ребра, избивали жестоко, о чем говорили синяки в теле, вокруг левого глаза и шрамы на голове. Но суд не принимал во внимание мои жалобы на пытки и ходатайства защиты. У моего адвоката Нурбека Токтакунова не было условий, чтобы защищать меня в судах, на него нападали, оскорбляли и угрожали смертью». А.Аскаров описывает избиения и унижения, которым он подвергался во время ареста: «Не знаю, сколько человек на меня накинулись, меня пинали как футбольный мяч. Я упал на землю, один [милиционер] наступил мне на шею, а другие что есть сил, пинали меня куда придется. У меня изо рта пошла пена и тут кто-то закричал: «остановитесь, вы убьете его…» Кто-то ударил меня рукояткой пистолета по голове. Кровь из раны выстрелила как из насоса, пол в кабинете запачкался кровью. Милиционеры кричат, чтобы я вытирал кровь. Я стал рукавом рубашки вытирать кровь, а они все больше стали пинать меня. Один из оперативных сотрудников Бахтияр Каримов попытался остановить их: «Эй, негодяи, что вы делаете? Вчера же только, когда Азимжан заходил в милицию, вы все подбегали к нему, здоровались за руку. А сегодня теперь вы бьете этого старика?» Он сцепился со своими коллегами и еле остановил их. Тогда другие милиционеры сказали, что наденут мне мешок на голову и посадят в хлорку. Этого, правда, они не сделали, но физическую расправу надо мной устроили. Потом завели меня в «обезьянник» в дежурной части».

Несмотря на многочисленные заявления о пытках самого Аскарова, его адвокатов и других правозащитников, уголовное дело о применении пыток так и не было возбуждено.

Правозащитник заявляет о неправосудности вынесенного ему приговора и настаивает на пересмотре своего дела. «Я прошу Комитет ООН против пыток довести до президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева и парламентариев, убедить их в необходимости пересмотра дел по июньским событиям и, в частности, моего дела, - пишет А.Аскаров. - Чтобы доказать свою невиновность, я, Аскаров Азимжан, готов предоставить суду все доказательства, хотя бремя доказывания вины человека лежит на государстве. Я готов пройти через детектор лжи с участием журналистов и широкой общественности.

Я все еще надеюсь, что при Вашем содействии я добьюсь справедливости и долгожданная свобода придет. Но в последнее время меня все чаще одолевает мысль объявить бессрочную голодовку в знак протеста. Меня удерживает от этого шага лишь нежелание причинить боль своим близким и убежденность в том, что власти страны только вздохнут облегченно, если меня не станет. Но боюсь, что наступит день, когда мне будет уже все равно. Потому что я устал…»

Международное информационное агентство «Фергана»






РЕКЛАМА