19 Сентябрь 2019




Новости Центральной Азии

Узбекистан: Письмо политзаключенного Азама Фармонова - новое свидетельство о пытках

Эта фотография Азама Фармонова сделана до заключения. О том, как он выглядит сейчас, никаких сведений нет
На прошедшей неделе стало известно, что Азаму Фармонову, бывшему председателю Сырдарьинского областного отделения Общества прав человека Узбекистана (ОПЧУ), содержащемуся в печально известной колонии «Жаслык», срок заключения продлен на пять лет и двадцать шесть дней. Правозащитнику, который должен был освободиться из-под стражи 29 апреля 2015 года, предъявлено новое обвинение - в нарушении статьи 221 Уголовного кодекса Узбекистана («Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания»). В адрес радиостанции «Озодлик» (узбекская служба «Радио Свобода») поступило рукописное письмо Азама Фармонова, адресованное генеральному секретарю ООН. Ниже - перевод письма политзаключенного на русский язык с незначительными грамматическими правками.

«Г-н Генеральный Секретарь!

Я, Фармонов Азам Тургунович, родился в 1978 году. С 2001 года являюсь председателем отделения Общества Прав Человека Узбекистана по Сырдарьинской области. Меня арестовали 2 мая 2006 года и возбудили против меня уголовное дело по статье 165 УК Республики Узбекистан. В июне 2006 года приговором Янгиерского городского суда я лишен свободы сроком на девять лет. Все досудебные следственные действия были незаконными. Судебное заседание прошло без моего участия, что совершенно незаконно. 17 июля 2006 года меня привезли в колонию № 71, т.е. в «Жаслык», где меня встретили беспощадными психическими и физическими пытками, которые осуществлялись помощниками руководителя учреждения и подчиненными им сотрудниками. В течение тридцати пяти дней меня держали в карантине под непрерывным психическим и физическим давлением. После выхода из карантина меня несколько раз помещали в изолятор, продолжались психические и физические истязания. Несколько раз меня лишали гуманитарных актов амнистии.

В тюрьме «Жаслык» у осужденных вообще нет никакого права на заявления, жалобы, обращения, эти и другие права администрация учреждения открыто нарушает. Внутренний распорядок дня введен администрацией в одностороннем порядке и все направлено на применение по отношению к осужденным психических и физических пыток.

Ссылаясь на внутренний распорядок дня учреждения, администрация может обвинить любого осужденного в нарушениях и поместить в изолятор, применяя против него пытки. Режим в колонии таков, что ни один пункт распорядка не соответствует демократическим нормам. Утренний подъем, физзарядка, завтрак, прогулка осужденных – все это проводится под угрожающими криками и психическим давлением. Питание и одежда осужденных ужасны. Просмотр ТВ и прослушивание радиопередач сопровождается непрекращающимся психическим давлением. В сорокоградусные морозы осужденных подвергают пытке холодом - заставляют прогуливаться в легкой одежде, в то время, когда сами представители учреждения одеты в ватные штаны и теплые одежды.


Фотокопия оригинала письма Азама Фармонова

Очень многие заключенные лишены прав, которые им гарантирует УК, УПК, УИК (уголовный, уголовно-процессуальный, уголовно-исполнительный кодексы – ред.). Родственники осужденных, приезжая на свидания, ждут своей очереди неделями и месяцами в невыносимых условиях. Представители Международного Красного Креста не имеют никакой возможности свободно общаться с осужденными, поскольку администрация колонии, совершающая преступления против человечности, ни за что не позволит этого. Посылки и передачи тоже используются как средство психического давления - некоторые продукты могут быть изъяты без всяких причин или вообще не выдаваться под выдуманным предлогом.

В учреждении очень много политических осужденных, поэтому все действия администрации, чувствующей полную безнаказанность, носят спланированный характер и их не сосчитать: мошенничество, шантаж, воровство, убийства, преднамеренные нанесения увечий и т.д…

Администрация учреждения, нарушая законы Узбекистана, как бы показывает, что объявила войну демократическому строю.

Под этим скрывается неуважение к президенту Узбекистана и демонстрируется насколько далеко узбекское правительство от народа. Здесь осуществляются действия, направленные на то, чтобы показать, что выбор демократического строя президентом и правительством - это ошибка. За каждым осужденным стоят сотни его близких. К каким же иным выводам они должны прийти, видя подобную несправедливость? Зачем осуществляются все эти действия?

За 8,5 лет моего нахождения в этой тюрьме я не имел ни одной возможности обратиться к властям, ведь у меня нет права на обращения. Даже если отправить свое обращение, оно не дойдет ни до президента, ни до правительства. Поэтому я обращаюсь к вам, и через вас – к президенту и правительству Узбекистана. Представляется, что преступления здесь совершаются как-бы по приказу сверху, но я уверен, что президент Республики Узбекистан не останется безразличным, узнав о сложившимся здесь положении вещей. Уверен, если обращение дойдет до президента, в этой тюрьме установят демократический режим и полностью обеспечат права осужденных на обращения, а пытавшиеся дискредитировать президента и правительство будут строго наказаны. Я полностью осознаю, что это мое обращение как правозащитника и гражданина может стать последним, и прошу взять меня под вашу защиту.

Азам Фармонов».

См. также:

«Узбекистан: «Раскаяние палача» - видеоверсия в четырех частях»,

«Правозащитники Узбекистана сообщают о жестоких пытках в колонии под Бекабадом»,

«HRW призывает Узбекистан покончить с пытками и не запугивать адвокатов»,

«Бывший заключенный: «Пытки в тюрьмах - наследие большой страны, частью которой был Узбекистан»»,

«Узбекистан: Родители заключенного решились открыто заявить о пытках в отношении сына»,

««До самого конца». Human Rights Watch выпустила доклад о политических заключенных в Узбекистане»,

«ООН: Пытки в Узбекистане весьма распространены и остаются обыденностью».

Международное информационное агентство «Фергана»






РЕКЛАМА