6 Август 2020




Новости Центральной Азии

Узбекистан: В тюрьмах Навоийской области от пыток погибли двое осужденных мусульман

В колонии КИН 64/48 города Зарафшан Навоийской области Узбекистана от жестоких пыток погиб 44-летний Достон Абдурахманов, неделей ранее в КИН 64/46, расположенной в городе Навои, по той же причине скончался 42-летний Махмуджон Хасанов. Оба были так называемыми «религиозниками» - то есть, осужденными по религиозным мотивам.

Как сообщает председатель Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ) Сурат Икрамов, о смерти Достона Абдурахманова его семью, проживающую в Чиназском районе Ташкентской области, администрация колонии известила утром 11 февраля. На момент отправки этого сообщения ИГНПУ в редакцию «Ферганы» тело покойного еще не было доставлено родственникам в Чиназ: администрация колонии заявила им об отсутствии транспорта для перевозки тела. Родственники поехали за ним на личном автомобиле - микроавтобусе «Дамас», их сопровождали сотрудники Чиназского РУВД, которые потребовали от всех пассажиров отключить телефоны и никому не сообщать о смерти Достона.

Абдурахманов был осуждён на девять лет заключения в 1999 году по статьям 159 («Посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан»), 244-1 («Изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному и общественному порядку»), 244-2 («Создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях») Уголовного кодекса страны. Его обвинили в участии в деятельности партии «Хизб ут-Тахрир», причем, подчеркнем, в суде вина не была доказана. В 2006 году был арестован и его брат Отабек, о его судьбе не сообщается.

Достон Абдурахманов подвергался пыткам как на стадии следствии, так и после вынесения приговора - в КИН 64/51 Косон Кашкадарьинской области, КИН 64/46 и 64/48.

В 2008 году срок наказания истек, однако против Абдурахманова фабрикуют новое уголовное дело - по статье 221 («Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания»), которая у тюремщиков Узбекистана пользуется большой популярностью, особенно в отношении осужденных по политическим или религиозным мотивам. Абдурахманову добавили ещё 3 года лишения свободы. Этот сценарий повторился в 2011 и 2015 годах, и вместо девяти лет заключения Абдурахманов отбыл в итоге 17. Последним местом для него стала камера в КИН 64/48, где в так называемом «карантине», когда вновь поступившим демонстрируют всё их бесправие, подвергся жестоким пыткам со стороны сотрудников колонии и погиб.

Аналогичной оказалась и судьба Махмуджона Хасанова. Как передает «Озодлик» (узбекская служба Радио Свобода), он тоже был осужден в 1999 году на девять лет – по обвинению в членстве в «Хизб ут-Тахрир», по тем же статьям Уголовного кодекса, что и Абдурахманов: именно их применяют к верующим чаще всего. Срок заключения ему продлевали неоднократно. Хасанов скончался от пыток в тюрьме в начале февраля. Сотрудники милиции, доставившие тело Махмуджона Хасанова из Навоийской больницы домой, не сообщили родственникам о причинах его смерти, зато велели немедленно похоронить покойного. По словам одного из участников похоронного обряда (джаноза), похороны Хасанова прошли под контролем десятков сотрудников милиции.

Отметим, что осуждение Абдурахманова и Хасанова в 1999 году – не случайное совпадение: в феврале того года в Ташкенте произошла серия взрывов, в организации которых власти обвинили «Хизб ут-Тахрир», «Исламское движение Узбекистана» и членов партии «Эрк» во главе с соперником Ислама Каримова на первых выборах президента республики Мухаммадом Салихом (Салаем Мадаминовым). Сразу после этого в Узбекистане начались массовые репрессии верующих. Сначала на скамье подсудимых в Ташкенте оказались 22 человека. Картина преступления вырисовывалась только благодаря их признательным показаниям, поскольку правоохранительные органы не смогли предоставить ни одного доказательства их вины. Шестеро человек были приговорены к смертной казни — расстрелу. Спустя три месяца после оглашения приговора Генеральная прокуратура Узбекистана сообщила, что все шестеро были казнены. Остальные подсудимые были осуждены на длительные сроки заключения. Затем судебные процессы стали исчисляться тысячами: по разным данным, были арестованы и осуждены от 6000 до 30.000 человек. «В общей сложности, с 1999-го до сего дня репрессиям подверглись около 120 тысяч человек, - сообщил «Фергане» в 2012 году руководитель Общества политических эмигрантов из Центральной Азии Бахром Хамроев. - Многие получали небольшие сроки и, выходя на свободу, рассказывали родственникам, журналистам, соседям о перенесенных в заключении жестоких пытках. Посредством их рассказов власть наводила страх на народ… В Узбекистане любого человека могут осудить за пособничество террористам в 1999 году. Мне известен случай, когда осудили мальчика, родившегося в 1994 году, — за причастность к терактам в 1999 году! Он был обвинен в 2003 году осужден как пособник террористов и отправлен в навоийскую тюрьму».

Репрессии в отношении верующих происходят до сих пор, но уже по несколько другим мотивам – в последние годы многих обвиняют в террористической деятельности и причастности к так называемому «Исламскому государству» (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ).

Международное информационное агентство «Фергана»






РЕКЛАМА