18 Декабрь 2018




Новости Центральной Азии

Бобомурод Абдуллаев рассказал на суде о связи СНБ с антигосударственным проектом «Жатва»

Следователи Службы национальной безопасности (СНБ) открыто заявляли Бобомуроду Абдуллаеву, что антигосударственный проект «Жатва», в разработке которого обвиняется журналист и еще трое подсудимых, придуман в недрах СНБ. Об этом Абдуллаев сообщил 26 марта на очередном заседании в Ташкентском городском суде по уголовным делам, передает присутствовавший в зале корреспондент «Ферганы».


У здания Ташкентского суда по уголовным делам 26 марта. Фото Тимура Карпова, “Фергана”

По словам Абдуллаева, на допросах следователи заявляли ему, что могут придумать и написать все что угодно, главное, чтобы это было направлено против лидера «Народного движения Узбекистана» Мухаммада Салиха. Абдуллаев снова заявил, что псевдоним «Усман Хакназаров», под которым писал тексты с 2003 года, придумал сам. Но несколько текстов под этим псевдонимом были написаны не им. Например, статья, в которой порочилось имя правозащитницы Елены Урлаевой.

Он подтвердил, что встречался с Мухаммадом Салихом, который поставлял ему информацию, а Абдуллаев обрабатывал ее как журналист и, понимая, что она должна стать достоянием общественности, публиковал в интернете. «Я писал из-за убеждений, не из-за денег», - подчеркнул Абдуллаев.

В ходе выступления журналиста судья часто делал пометки на листе бумаги, в частности, когда звучали фамилии и даты.

«Я бы назвал выступление Бобомурода разоблачением тайн спецслужб. Он рассказал о том, как следователи пытали его, чем угрожали и чем мотивировали», - говорит главный редактор информагентства «Фергана» Даниил Кислов, также находившийся в зале суда. По его словам, «Салих – это главный акцент дела Бобомурода Абдуллаева: все показания, которые следователи хотели получить, должны были быть направлены против Салиха».

«Самый эмоциональный момент - когда он рассказывал, как следователи били его компьютерным проводом, угрожали расправиться с детьми, с матерью, если он не даст нужных показаний. Допросов было много, и Бобомурод в деталях рассказал о том, как они проходили. Он рассказывает настолько эмоционально, настолько правдиво и таким хорошим языком, что перед глазами встают документальные картины, и им абсолютно веришь», - признался Даниил Кислов.

На заседании суда присутствовали также исследователь HRW по Центральной Азии Стив Свердлоу (Steve Swerdlow) и журналист-международник, эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов. В комментарии «Фергане» Дубнов отметил, что «сегодняшнее заседание в ташкентском городском суде оказалось весьма выразительным свидетельством того, что определенные перемены во внутренней жизни Узбекистана, в том числе и попытки судебной системы выглядеть иначе, чем при прежнем руководстве СНБ во главе с Иноятовым, очевидны. Ровно полтора часа непрерывного выступления главного подсудимого Бобомурода Абдуллаева произвело на публику сильнейшее впечатление. В зале было более 60 человек, вход был абсолютно свободным. Меня пропустили без препятствий, я лишь сдал, как и другие посетители, свои гаджеты. В зале находились родственники, правозащитники, международные наблюдатели, журналисты независимых СМИ.

Мне показалось весьма убедительным его изложение всех тех мытарств, мук, пыток и унижений физических и моральных, которым он подвергался в течение полугода, пока находится в заключении. Именно 27 сентября прошлого года, то есть ровно полгода назад, он и был похищен. Бобомурод подробно изложил, как следователи СНБ требовали от него дать показания на бывшее руководство генпрокуратуры, которое сегодня возглавляет Службу госбезопасности. У меня сложилось такое впечатление, что руководство СНБ во главе с Иноятовым, которое было на момент задержания, ареста и предъявления обвинения Бобомуроду, уже чувствовало, что во главе СНБ встанет Ихтиер Абдуллаев. Именно дело Бобомурода должно было стать свидетельством того, что эта служба под руководством Иноятова необходима для сохранения устоев узбекского режима, потому что она сумела раскрыть заговор против государственного строя Узбекистана, который был обрисован как некая программа «Жатва», в которой главную роль играл известный оппозиционер Мухаммад Салих и его правая рука - Бобомурод Абдуллаев, который был его информационным агентом.

Но я бы хотел выделить вот что. Полуторачасовая речь Абдуллаева была потрясающим изложением средств и методов СНБ, того невообразимого и страшного набора инструментов пыток и истязаний, которым подвергались в СНБ все подозреваемые в государственной измене, или, как их называют тут, «хизбутчики» либо религиозные экстремисты. И теперь, если это правда, а я уверен, что это правда, потому что такое выдумать невозможно, это действительно сильнейший удар по той системе службы безопасности, которая сегодня, благодаря Мирзиёеву, подверглась ребрендингу и стала называться по-другому – Службой государственной безопасности.


Супруга и мать Бобомурода Абдуллаева у здания суда. Фото Тимура Карпова, “Фергана”

Но дело не в этом. На мой взгляд, если этот процесс приведет к тому, что будет доказана преступная деятельность СНБ во главе с прежним руководством, которое фактически осуществляло террор против собственного народа, то это может оказаться серьезным подтверждением того, что внутренние изменения в общественно-политической жизни Узбекистана после прихода к власти нового руководства Узбекистана – это не просто оттепель, это системная попытка изменить страну, вдохнуть в ее жителей веру в будущее и надежда на избавление от всесилья, беспредела Службы национальной безопасности во главе с Иноятовым и его подчиненными. Вот в этом отношении я вижу очень большой общественный смысл и возможный резонанс этого процесса.

Мне показалось, что суд с относительно большей симпатией, чем можно было ожидать, относится к показаниям подсудимого. Единственное, что странно: судебное заседание кончилось ровно в 6 часов, согласно узбекскому КЗОТу, но мне думалось, что ради таких беспрецедентных характеристик этого процесса можно было бы и задержаться.

И еще – что касается Бобомурода Абдуллаева. Я никогда его не знал, не видел лично, не читал, если не считать двух-трех заметок под именем Усмана Хакназарова, но должен сказать, что этот журналист обладает выдающимися профессиональными качествами. Во-первых, потрясающая память. Он очень подробно излагал, фактически ни разу не сбиваясь, все, что с ним происходило вплоть до чисел, когда от него требовали тех или иных показаний, когда требовали подписать задним числом показания. Он называл имена. Он говорил, на мой взгляд, правду хотя бы потому, что там не было внутренних противоречий в этом рассказе, что обычно бывает у людей, которые пытаются где-то что-то исказить и потом начинают путаться, потому что забыли, что они говорили, где правда, где ложь. Поэтому проще всегда говорить правду, и ты никогда не ошибешься. Вот в этом смысле показания Абдуллаева мне показались весьма искренними, правдивыми и эмоционально точными. Полтора часа говорить даже без глотка воды – это было выражением высокого эмоционального, человеческого заряда, так что я это высоко ценю».

Следующее заседание суда пройдет 28 марта.

Абдуллаева и еще трех человек – блогера Хаётхана Насреддинова, предпринимателей Шавката Оллоёрова и Равшана Салаева обвиняют в «посягательстве на конституционный строй Узбекистана». По версии следствия, журналист писал «клеветнические» статьи по заказу оппозиционера Мухаммада Салиха, а бизнесмены Салаев и Оллоёров «поставляли ему информацию».

Нынешнее заседание – третье по данному делу. На предыдущем, 15 марта, Абдуллаев и Оллоёров не признали вину по предъявленным обвинениям, Равшан Салаев признал частично, а Хаётхан Насреддинов – полностью. Стоит отметить, что на том заседании не было его адвоката, Умидбека Давлатова. Интересы блогера представлял государственный защитник, поэтому до сих пор неясно, на основании чего Насреддинов признал свою вину. В интервью «Фергане» Давлатов сообщил, что попытается попасть к своему подзащитному в следственный изолятор после Навруза.

В свою очередь, Абдуллаев в ходе суда рассказал, как его похитили и пытали сотрудники спецслужб. Однако судмедэкспертиза факта применения пыток не подтвердила. Защитник журналиста Сергей Майоров считает, что в этом нет ничего удивительного, так как «последствия признания пыток для государства катастрофические». «Придется привлечь к уголовной ответственности не только самих палачей, но и их пособников, а это половина персонала СНБ и все руководство СНБ. Кто на это пойдет? Никто», – отметил он.

Бобомурод Абдуллаев был задержан узбекскими спецслужбами 27 сентября 2017 года. Расследование против него заняло пять месяцев. После отставки главы службы национальной безопасности Рустама Иноятова в январе этого года, двух следователей – Нодирбека Туракулова и Александра Веселова отстранили от дела журналиста. Позднее стало известно, что Ташкентский военный суд обвинил Туракулова в злоупотреблении властью и «привлечении невиновного к ответственности».

Заседания суда по делу Абдуллаева проходят в открытом режиме, на них допущены все желающие, в том числе правозащитники и журналисты. Подробнее о деле журналиста можно узнать из материалов специальной рубрики «Ферганы» «Бобомурод Абдуллаев».

Международное информационное агентство «Фергана»






РЕКЛАМА