12 august 2022




Новости Центральной Азии

В ГСИН Киргизии объяснили частые суициды солдат слабой психикой призывников

02.08.2018 15:20 msk, Фергана

Политика Кыргызстан Общество

Вышка часового в колонии в Киргизии. Фото с сайта Kloop.kg
В Государственной службе исполнения наказаний (ГСИН) Киргизии заявили, что частые суициды солдат службы охраны и конвоирования объясняются слишком слабой психикой призывников. Об этом 2 июля сообщило радио «Азаттык».

«Принятые военным комиссариатом военнослужащие отбираются в Национальную гвардию, в Генеральный штаб и другие структуры. Оставшиеся военные поступают на службу к нам», – пояснила пресс-секретарь ГСИН Элеонора Сабатарова. По ее словам, в результате охранниками в местах лишения свободы становятся молодые люди, совершенно не готовые к службе в армии. Среди них немало детей мигрантов, которые росли у родственников, чужих людей или даже на улице. Встречаются и неграмотные призывники.

Сабатарова заявила, что руководство предпринимает усилия, чтобы оградить военнослужащих от стрессов. Им строго запрещается общаться с заключенными. Если выясняется, что в той же колонии или СИЗО содержится знакомый или родственник военнослужащего – его переводят служить в другое учреждение.

В свою очередь, руководитель правозащитного центра «Кылым шамы» Азиза Абдирасулова заявила, что солдаты-срочники вообще не должны охранять заключенных. «Охрана тюрьмы – особая работа, там сидит особый контингент. Они не только охраняют тюрьму, но и смотрят за осужденными. Если осужденные будут оказывать психологическое давление, то в каком состоянии они будут? Поэтому тюрьмы должны охранять специалисты, которых берут по контракту», – заявила Абдирасулова.

Эксперт по военным вопросам Анвар Сартаев заявил, что властям Киргизии стоило бы взять пример с соседнего Узбекистана. Там военнослужащие относятся к обеспеченной категории населения, многие стараются попасть на службу. Среди желающих проводится строгий отбор. В Киргизии же дело обстоит совершенно иначе. «У нас берут выпускников 11 классов. Они не проходят никакой подготовки. Они не подготовлены с морально-психологической точки зрения, физически слабые», – посетовал эксперт.

В июне из автомата Калашникова застрелился 18-летний солдат, охранявший колонию для пожизненно заключенных №19 в селе Жаны-Жер. В середине июля с тяжелым огнестрельным ранением госпитализировали 21-летнего военнослужащего, охранявшего некое «учреждение №1» в селе Молдовановка. Первоначально сообщалось, что солдат пытался покончить с собой. Затем в ГСИН заявили, что расследование покажет – была это попытка суицида или неосторожное обращение с оружием. Наконец, 31 июля 19-летний военнослужащий застрелился в здании суда Ленинского района Бишкека.

Журналистам «Азаттыка» удалось побеседовать с родственниками Арзыбека Байсал уулу, погибшего в колонии №19. Дядя покойного Эркин Тагаев рассказал, что Арзыбек был сыном его сестры и с трех-четырех лет воспитывался у него в доме. По словам Тагаева, племянник не пил, не курил и мечтал служить в армии. «Племянник ни в чем не нуждался, если бы у него была обида на кого-то, он сообщил бы мне», – заявил Тагаев. Он добавил: «Мы недовольны, что дело не доводят до конца, следствие затягивают. Они к смерти человека относятся, как к краже телефона».

По данным центра «Кылым шамы», в 2012-2016 годах в армии Киргизии погибли 62 военнослужащих, 70% из них покончили с собой. Более поздней статистики в распоряжении правозащитников нет. В то же время официально Минобороны сообщало о суицидах 13 солдат за 2012-2017 годы.

Международное информационное агентство «Фергана»






РЕКЛАМА