14 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Узбекистан больше не лихорадит. Многолетняя борьба с малярией подходит к концу

23.11.2018 12:36 msk, Егор Петров

Узбекистан Общество

Малярийный комар. Фото с сайта Cdc.europe.eu

На этой неделе стало известно, что Узбекистан обратился во Всемирную организацию здравоохранения с просьбой об официальной сертификации факта искоренения малярии на территории страны. Уже несколько лет в республике не фиксируются случаи заражения инфекцией, и шансы на получение сертификата от ВОЗ очень высоки. Это станет не только свидетельством роста благополучия в стране, но и заслуженным результатом многолетних усилий. Узбекистан шел к этому тридцать лет, и борьба с тяжелой болезнью не была простой.

Начало противостояния

Малярия — опасное для жизни инфекционное заболевание, которое переносят малярийные комары (также малярией можно заразиться через кровь, от человека к человеку). При укусе в тело человека попадают плазмодии — паразиты, которые разрушают эритроциты и становятся причиной сильного отравления организма. Заразившийся малярией человек испытывает лихорадку, озноб, жар, судороги, анемию, его рвет. Лихорадка повторяется циклами. При быстром течении болезни человек умирает от кровотечения слизистых оболочек, отека мозга, отказа печени и почек.

Плазмодии появились около 50-100 тысяч лет назад. Первые описания малярийной лихорадки были сделаны в Китае около пяти тысяч лет назад. От малярии страдали египтяне, греки и римляне. Некоторые историки даже считают, что именно эпидемия малярии стала причиной падения Римской империи. В XVII веке болезнь стали успешно лечить хинином — порошком из коры хинного дерева. Это средство наряду с другими лекарствами используется до сих пор.


Симптомы малярии. Инфографика с сайта Ppt-online.org

В Узбекистане первые попытки изучения паразитарных болезней были предприняты российскими исследователями в 60-х годах XIX века. Однако до советского периода это были единичные работы. Первые серьезные исследования и организованная борьба с малярией началась в 1920-х годах. Эту работу возглавил Леонид Исаев, начальник Бухарской научной экспедиции по изучению местных паразитарных заболеваний. Он обнаружил большое количество стоячей воды вокруг Бухары, служившей источником размножения малярийных комаров. Развернув кампанию по осушке болот, он смог привлечь на эти мероприятия несколько сотен человек. И уже через некоторое время это позволило добиться спада заболеваемости. Исаев вел активную просветительскую работу, выступал с лекциями, писал статьи. Он сумел добиться организации первого в Средней Азии института тропических болезней. В 1924 году на территории республики существовали 10 противомалярийных пунктов и станций. Через 13 лет количество станций удалось довести до 62, а пунктов — до 319.

Рыбы против комаров

Тем не менее ситуация еще долго оставалась сложной. В середине 1930-х малярия была одной из самых распространенных болезней в Узбекистане, ее вспышки происходили по всей республике. В 1940 году было зафиксировано больше 200 тысяч случаев заболевания малярией, через шесть лет — 350 тысяч. Только после того, как советское правительство в 1946 году приняло специальную масштабную программу по борьбе с малярией, положение стало выправляться. Проводилась осушка заболоченных и затопленных мест, вода обрабатывалась специальными препаратами, помещения опрыскивали инсектицидами. Одним из оригинальных методов борьбы с комарами стал завоз в узбекские водоемы американской рыбы гамбузии, которая питается личинками насекомых. Она прижилась практически во всех водоемах бассейна Аральского моря и стала распространенной рыбой в узбекских реках и арыках. Все эти усилия привели к тому, что в 1960 году было объявлено об окончательной победе над малярией. В 1962 году в СССР даже была выпущена специальная марка, посвященная искоренению болезни в стране.


Советский плакат о лечении малярии. Иллюстрация с сайта Afroforum.ru

В последующие 20 лет ситуация не менялась, однако в начале 1980-х малярия вернулась в республику: ее завезли из Афганистана советские солдаты. По некоторым данным, за годы советско-афганской войны в Узбекистане были зафиксированы около семи тысяч случаев заболевания малярией. Сразу после обретения независимости эпидемиологическая обстановка улучшилась. С 1992 по 1998 год в республике не выявили ни одного случая местной передачи болезни. Правда, скоро это изменилось, и к 2000 году таких эпизодов было уже 46. В 2005 — 64.

Здесь большую помощь республике оказал Глобальный фонд по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией. Международная организация выделила Узбекистану на два проекта в 2005-2009 и 2011-2014 годах $4,7 млн. Эти средства пошли на обучение медработников и сотрудников эпидемиологического надзора, на опрыскивание водоемов и помещений инсектицидами, на обеспечение населения специально обработанными оконными и надкроватными противомоскитными сетками, а также на просветительские кампании через СМИ. Осуществленные проекты оказались очень успешными. К примеру, на эффективность основных средств по борьбе с малярией могут влиять такие биологические факторы, как резистентность малярийных комаров к инсектицидам, используемым в спреях и защитных сетках. Однако согласно карте на сайте ВОЗ, в Узбекистане по итогам тестов зафиксирована 100% смертность насекомых-переносчиков малярии (по сравнению, например, с Афганистаном, где в некоторых районах эффективность инсектицидов составляет 90% и ниже).

Как получают сертификат ВОЗ о победе над малярией

ВОЗ выдает сертификат об отсутствии малярии, когда государство предоставляет неоспоримые доказательства, что в течение как минимум последних трех лет по всей стране были прерваны цепочки передачи всех видов паразитов, которые вызывают малярию у человека, и что существует эффективная система наблюдения и реагирования, способная препятствовать восстановлению передачи инфекции. По данным ВОЗ, уже в 2013 году Узбекистан добился того, чтобы в течение трех лет подряд в стране не было ни одного местного случая заражения.

После получения запроса от властей в страну направляется Группа по выдаче сертификатов о ликвидации малярии (MECP), чтобы проверить предоставленные данные. Если специалисты убеждаются, что в стране нет заболеваний инфекцией и выстроена надежная система борьбы с болезнью, они направляют рекомендацию присвоить стране статус победы над малярией в комитет ВОЗ по политике в отношении малярии (MPAC). Комитет в свою очередь направляет свою рекомендацию генеральному директору ВОЗ, который принимает окончательное решение. При этом государство, получившее сертификат, все равно обязано ежегодно направлять в ВОЗ доклады о том, какие меры оно принимает, чтобы малярия не вспыхнула снова. Эксперты по выдаче сертификатов уже посетили Узбекистан в 2018 году. По прогнозу ВОЗ, если их выводы будут положительными, Узбекистан получит сертификат к концу года. Стоит отметить, что Глобальный фонд по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией выделит республике $400 тысяч в качестве поощрения за получение сертификата.


Забор крови для тестирования на малярию. Фото с сайта Scidev.net

ВОЗ не уточняет, сколько времени должно пройти между моментом, когда страна достигает трех лет без локальных случаев заражения малярией, и получением сертификата. Иногда это быстро — Туркменистан отрапортовал о трех годах без малярии в 2009 году и уже на следующий год получил сертификат. В случае Казахстана после достижения необходимых трех лет без малярии в 2004 году до обретения документа прошло 8 лет. Киргизия заявила о трехлетнем периоде без малярии в 2013 году, сертификат был ей выдан в 2016 году. Единственной страной в Центральной Азии помимо Узбекистана, кто еще не получил сертификат, является Таджикистан. Республика зафиксировала три года без случаев заболеваемости малярией только в 2017 году и сейчас находится в стадии недопущения повторного укоренения болезни.

Достижение победы над малярией ценно не только как свидетельство повышения качества жизни и защиты здоровья населения, но и как инструмент увеличения туристической привлекательности. Например, Центр по контролю и профилактике заболеваний (федеральное агентство министерства здравоохранения США) уже сейчас отмечает, что путешественники в Узбекистан, Туркмению, Казахстан и Киргизию могут не опасаться заболеть малярией. Туристов, направляющихся в Таджикистан, пока что предупреждают, что риск заболеть хоть и очень низок, но в редких случаях все же существует, поэтому следует избегать укусов комаров. В Афганистане, для сравнения, риск оценивается как средний, и всем въезжающим рекомендуют принимать профилактические препараты.

Как для Таджикистана, так и для Узбекистана общая граница с Афганистаном является потенциальным источником риска импорта малярии. По данным ВОЗ, на Афганистан приходятся 8% всех случаев заражения одним из подвидов болезни, трехдневной малярией. Кроме того, последние годы в стране наблюдается рост заболеваемости: с 350 тысяч человек в 2010 году до 630 тысяч в 2017-м.


Малярийный плазмодий в крови человека. Фото с сайта Cdc.gov

Мировые тренды

Глобальная техническая стратегия ВОЗ по борьбе с малярией предполагает сокращение не менее чем на 90% показателей заражения и смертности от малярии и элиминацию заболевания не менее чем в 35 странах к 2030 году. По оценкам организации, в 2017 году было зафиксировано 219 миллионов случаев заболевания малярией в 90 странах. Число смертей среди заболевших составило 435 тысяч. При этом эксперты подчеркивают, что отмечавшееся на протяжении нескольких прошлых лет неуклонное снижение числа случаев заболевания малярией в мире сегодня практически остановилось.

Около 70% всех случаев заболевания малярией (151 миллион) и случаев смерти от малярии (274 тысяч) в 2017 году были сосредоточены в Индии и 10 странах Африки (Буркина-Фасо, Камерун, Демократическая Республика Конго, Гана, Мали, Мозамбик, Нигер, Нигерия, Уганда и Объединенная Республика Танзания). В африканских странах число заболевших растет: проблема, в частности, в недостаточном доступе населения к надкроватным сеткам и инсектицидам для обработки жилищ. В Индии, наоборот, удалось снизить число заражений на 24% по сравнению с 2016 годом. В целом, число стран, вплотную приблизившихся к победе над малярией, продолжает расти: если в 2010 году их было 37, то сейчас уже 46. В европейском регионе ВОЗ (куда входит Центральная Азия) статус свободных от малярии государств до сих пор не получили шесть стран — Узбекистан, Таджикистан, Азербайджан, Грузия и Турция.

Егор Петров

Международное информационное агентство «Фергана»