18 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

Умида Ахмедова: Надо создать такую среду, чтобы люди могли творить

27.05.2008 21:08 msk, Люция Расмус (Ташкент)

Интервью Узбекистан

«Ах, мёдова!» – так приветствует ее один из знакомых, и мгновенно выстраивается своеобразный ассоциативный ряд. Не буду даже пытаться его воссоздать, уж слишком это индивидуальное занятие – ассоциации. Тем более что пока некоторые с умилением восторгаются вечной труженицей, полной сладости медоносной пчелкой, иные поеживаются от воспоминаний о ее жале.

Умида Ахмедова все время в движении – командировки, фотосессии, встречи, выставки. В отличие от многих своих сверстниц и даже сверстников, она востребована как никогда ранее. В крошечном промежутке между многочисленными событиями и акциями в ее жизни автору этих строк удалось попасть в кухонное пространство квартиры Ахмедовой-Карпова, где происходит самое лучшее в самых лучших традициях прошлого века – человеческое общение.

Фергана.Ру: - Умида, в этом году Вы зачастили в Фергану – выставки в январе, марте…

У.Ахмедова: - Год начался с выставки в Фергане «Сюжеты на пересеченной местности». Эта идея появилась еще летом 2006 года, когда с одним московским фотографом мы приехали в Фергану. Смотрю: у Влада Платонова в арт-кафе «Браво» висят фотографии, причем очень хорошие, неплохо оформленные. И я сдуру ляпаю: «О, Влад, у вас фотографии тут висят, а у меня есть черно-белые - Сох, 1981 год». В начале восьмидесятых я училась заочно на первом курсе ВГИКа, работала в Узкинохронике (киностудия научно-популярных и документальных фильмов Узбекистана. - Прим. ред.) в очень хорошей съемочной группе фильма «Арена – родная земля» с режиссером Баходыром Музаффаровым и оператором Тулкуном Бабаджановым. Поехала ассистентом в Сох и, естественно, фотографировала – какую-то диагональную композицию.

Я сказала Владу: «Сделаю у вас выставку». Через какое-то время Влад звонит и говорит «О, мадам, а вы помните ваше обещание?».

Умида Ахмедова
Умида Ахмедова

В январе арт-кафе «Браво» исполнилось пять лет, и на юбилей я сделала обещанную выставку, правда, черно-белые фотографии подготовить не успела. Расстались мы с тем, что в марте – уже на день рождения Влада, - я все-таки привезу свою выставку черно-белых фотографий. Привезла, и не только соховские, но и другие – тоже черно-белые.

Я очень много слышала про ферганцев, ферганскую школу, мы знакомы с Шамшадом Абдуллаевым. Я заметила такую вещь – у них сложилась традиция, о которой мне еще Нина Усеинова рассказывала: здесь принято открыто высказывать свое мнение. У нас ведь как обычно? На выставке все подходят и говорят: «Старик, это так гениально!», а в кулуарах – «это такое полное …». А в Фергане – люди открытые, высказываются честно. Кстати, то же самое присутствует и в Бухарском центре фотографии – открытое, честное обсуждение, которое в итоге приносит свои плоды.

В арт-кафе сложилась своя уникальная - какая-то семейная атмосфера. С одной стороны, «Браво» должно себя оправдывать и оно работает – как обычное кафе. Но, как я потом даже кому-то куда-то написала, это арт-кафе – сакральное место ферганских художников.

Когда я показала ферганцам свой фильм «Жить и умереть в Самарканде», их гуру – духовный отец этих ребят Александр Куприн - сказал так: «Нет, жить да жить в Фергане!» Мне это очень понравилось.

Словами не объяснишь – какая там атмосфера. Дружелюбие, открытость, такое ощущение, что как будто давно не виделся с близкими друзьями и вот пришел, с ними общаешься и…

Фото Умиды Ахмедовой
Фото Умиды Ахмедовой

Фергана.Ру: - Чувствуешь человеческую теплоту…

У.Ахмедова: - Конечно! Ты знаешь, вот эти ритмы, которые диктуют большие города, это движение, события – одно за другим. Ташкентские ритмы – в рапиде. Не сравнишь с ферганскими, но люди там живут и творят, смотрят хорошее кино. Слава Богу, есть глобализация, Интернет, люди знают, где что. Я много ездила по областям, и мне кажется, что понятие «провинциализм» стирается. Люди в провинции хорошо информированы.

Фергана.Ру: - А это хорошо, что уходит провинциализм?

У.Ахмедова: - Хорошо. Я не люблю провинциализм в том плане, о котором лучше Александра Вампилова никто уже не расскажет. Помнишь его «Провинциальные анекдоты»?

Фергана.Ру: - Я имею в виду самобытность, своеобразие провинциальных городов. Фергана не похожа ни на один другой город. Удастся ли ферганцам сохранить дух и неповторимость Ферганы в эпоху глобализации?

У.Ахмедова: - Это возможно. Не все хотят менять образ жизни, не все хотят оставлять насиженные места. Почему мы стесняемся говорить «любовь к земле»? Любовь к своему городу, к земле – она же есть! И каждый из нас что-то дает этой земле. Например, Александр Куприн. Он настолько чувствует слово, причем не только русское, но и узбекское. Фергана - русский город, но Куприн выучил узбекский – уже в возрасте. Давая мне интервью, он так описывал своеобразие узбекского языка! Когда мы его снимали, к нему подходили его ученики из колледжа искусств. Этот человек создает среду для молодежи и делится с ними тем, что знает. А знает он много, это же бездонный человек!

Возможно, я плохо могу описать дух провинциализма. Но я сама заряжаюсь духом самих людей, этого места. И очень рада, что сделала эту выставку. Самое интересное, что когда в Сохе выясняли наши личности, именно в этот момент открывалась моя выставка в Дании – с показом моего видео-арта «Ускользающая красота». Вот парадокс, да?

Фото Умиды Ахмедовой
Фото Умиды Ахмедовой

Фергана.Ру: - Можно подробнее рассказать о поездке в Сох?

У.Ахмедова: - Сох придумала я. С той поездки в 1981 году у меня остались определенные воспоминания, и я все время говорила ребятам - художнику Диме Ахунбабаеву и Владу Платонову: «Давайте поедем в Сох!» Они поддались на мои уговоры. Мы втроем и поехали. Это очень интересное место, как говорят сами соховские: «Как бы островок между Киргизией и Таджикистаном, а территориально относится к Узбекистану». Там живут, в основном, этнические таджики, очень красивые люди, но в то же время – очень противоречивые, потому что это все равно как бы погранзона, и их обязанность проверять – кто пришел, зачем пришел. Их можно понять. Мужчины соховские, в основном, уезжают на заработки в Россию.

Что я люблю в наших узбекских кишлаках: люди очень доброжелательные, к нам нормально относились. Там очень красиво. Что изменилось? Горы как стояли, так и стоят. Облагорожены святые места, как и по всему Узбекистану.

Фергана.Ру: - Расскажите о Владе Платонове, какой он – «человек, создавший сакральное место»?

У.Ахмедова: - О Владе я много слышала, мельком его видела в Ташкенте. Но познакомились мы в ту памятную ночь, когда завалились к нему с московским фотографом. Несмотря на довольно позднее время, он принял нас очень гостеприимно, душевно. Вообще, такие люди, как Влад, – они как ядро собирают к себе людей. Возможно, не было бы всей этой семейственности, этого небольшого товарищества среди ферганских художников, если бы не Влад и его удивительное качество – располагать к себе.

Влад очень любит искусство фотографии, ему удается очень красиво снимать людей. Так у меня появилась еще одна идея – собрать наши лучшие соховские фотографии и повесить их в кафе. С Димой Ахунбабаевым мы решили сделать еще слайд-шоу и показать его на очередном заседании клуба художников Галереи НБУ (Национального банка Узбекистана. - Прим. ред.).

Фото Умиды Ахмедовой
Фото Умиды Ахмедовой

Есть такое понятие – «миссия». Возможно, создание арт-кафе и поддержка художников - это и есть миссия Влада. К сожалению, художники – очень уязвимая часть общества. Не всегда картины продаются, надо уметь их реализовывать. Прошли времена, когда музеи могли покупать картины современников, когда, будучи членом Союза художников, ты мог поехать на пленэр, например, в Пицунду. И вот в такой ситуации, когда всем очень тяжело, Влад сумел объединить вокруг себя единомышленников, художников, поддерживать постоянные контакты с ташкентскими художниками и быть постоянно в движении – даже в таких, чисто ферганских ритмах… Дай Бог ему здоровья!

Фергана.Ру: - Художником трудно быть во все времена. А легко ли быть женщиной-фотографом в нашей стране?

У.Ахмедова: - Все зависит от того, какая атмосфера в семье, изначально необходима поддержка родителей. Я бесконечно благодарна своему отцу, который понимал и принимал меня, мои родители были как бы выше обывательских правил игры. Они вообще не играли в эти игры, не были рабами стереотипов. Наверное, это еще и потому, что это было другое поколение. Когда я первый раз снимала кураш (вид национальной борьбы. - Прим. ред.) в 1981 году в Паркенте, когда подвыпившая молодежь все время хихикала и чуть ли ни пальцем показывала, у меня было такое ощущение, что я – та первая женщина, которая сбросила паранджу. А старики сказали: «Снимай, доченька, не обращай ни на кого внимания».

Это был первый этап. Конечно, немаловажным было то, что моя сестра училась на журфаке и стала писательницей. Многое зависит и от того, за кого ты выходишь замуж. Я всегда считала, что необходимо, прежде всего, создать семью, для меня это очень важно. Никогда не ставила на первое место свою творческую деятельность, я ведь кинооператор, для меня было важно выполнить, в первую очередь, миссию матери. Я считаю, что мне очень повезло с мужем, ведь если бы не его поддержка, еще неизвестно, делала бы я что-то или нет.

В эти переходные периоды, когда нам пришлось пережить столько всего, мы оказались просто у разбитого корыта. Ведь мое поколение было в самом расцвете сил, когда сломалась вся инфраструктура. Я считаю, что огромное количество женщин-узбечек не смогли реализовать себя. А у нас ведь были прекрасные поэтессы, и не только. Вот посмотри на моих двоюродных сестер – одна математик, другая – врач, третья - специалист по коконам. Потенциал наших женщин очень высокий, считаю, что они значительно сильнее, чем наши мужчины.

Это я заметила, когда, делая еще курсовой фильм по черно-белому освещению, снимала сцены из романа «Мехробдан чаен» («Скорпион из алтаря») Абдуллы Кадыри. В этой сцене девочку – невесту ханского писаря, - хотят отправить в гарем к хану однодневной женой. Так у нее появилась идея сбежать! А парень боялся, не собирался ничего предпринимать. Девочка придумала переодеться мальчиком, и ночью они сбежали в Ташкент.

Вообще, взять и сбросить паранджу, зная, что могут убить, и выйти на сцену - это могли сделать только наши женщины…

Фото Умиды Ахмедовой
Фото Умиды Ахмедовой

Фергана.Ру: - Любовь и уважение к нашим женщинам побудили Вас заняться гендерной темой?

У.Ахмедова: - Седьмого февраля в Бишкеке открылся первый фестиваль женского кино, на котором были представлены фильмы на гендерную тему. Открылся фестиваль нашим с Олегом (Олег Карпов – известный киновед, директор Музея кино, супруг Умиды Ахмедовой. - Прим. ред.) фильмом «Мужчины и женщины в обрядах и ритуалах». Это своеобразный фильм. Я предложила проследить, как идет программирование людей из поколения в поколение, понаблюдать, как они себя ведут именно в ритуальных моментах.

Мы не ставили вопрос – хорошо это или плохо? Наша цель – преподнести, а там – думайте сами! Была очень интересная дискуссия, возникло много вопросов. Вообще, документальные фильмы я снимаю, прежде всего, для нашей публики, мне хотелось бы, чтобы их увидела наша молодежь. А не для того, чтобы получить какие-то призы.

Фергана.Ру: - А как можно быть творцом и не думать о признании? Имею в виду не призы международных конкурсов и фестивалей. Все равно хочется, чтобы люди поняли и оценили. Или нет?

У.Ахмедова: - Конечно, хочется. А кто этого не хочет? Просто должен быть внутренний цензор. Как сделать так, чтобы, снимая документалистику, фото, твоя работа в итоге не навредила людям? Чтобы не спекульнуть чужими проблемами, чужой жизнью - для твоего признания? Это очень серьезная ответственность. Но, к сожалению, очень много среди творцов людей, которые занимаются такими спекуляциями. Их волнуют только «горячие темы», но зачастую их работы бывают поверхностны. Поэтому я не люблю чернуху.

Конечно, признания хочется, но чтобы оно было по справедливости. Чтобы не получилось так, как в моем афоризме - «Посмотри в собственное изображение и плюнь». Чтобы не захотелось, как Иуде, – пойти и повеситься.

Фергана.Ру: - Как Вам удается совмещать внутреннюю цензуру и гражданскую позицию?

У.Ахмедова: - Смотреть равнодушно на то, что происходит в обществе, тоже неправильно. Не зря, особенно в последнее время, часто вспоминаются строчки, которые нас заставляли учить еще в детстве: «Поэтом можешь ты не быть…». Я считаю, что любой творческий человек, прежде всего, должен помнить о своем гражданском долге.

Фото Умиды Ахмедовой
Фото Умиды Ахмедовой

Фергана.Ру: - Вы много раз бывали в разных областях страны. Были ли ситуации, когда опускались руки или, наоборот, когда понимали, что именно ради такого живете и творите?

У.Ахмедова: - Сложный вопрос. Я ничего не приукрашиваю, но, честно говоря, не видела у нас умирающих от голода людей. Я не занимаюсь экономикой, политологией. Я человек, который просто наблюдает за людьми, снимает их и их жизнь такими, какие они есть. Иногда радуюсь, иногда печалюсь. Меня волнует, прежде всего, ментальность людей. Дело в том, что я пытаюсь копаться глубже – почему с людьми это происходит? Почему с тобой это происходит? Ты же – человек! Ты же должен сам что-то сделать, чтобы жить хорошо.

В Бишкеке один журналист задал мне вопрос – что это у вас за обычаи, когда в Хорезме один парень сделал свадьбу за семь тысяч долларов, а на следующий день оставил молодую жену и уехал в Москву батрачить? Я люблю свой ответ! Во-первых, человек, который делает свадьбу за такие деньги, не едет батрачить. Во-вторых, извините меня, что, есть указ президента делать свадьбу именно за семь тысяч долларов? Это же твои личные, внутренние проблемы, это твоя зависимость от общественного мнения, от того, что скажут соседи.

Показуха, она, конечно, есть в нашем народе. Тогда этот журналист спросил – а почему нельзя сделать так, как ты этого хочешь? Я тогда сказала: стоп, я тоже узбечка, почему, когда у меня есть лишние деньги, я не покупаю бриллианты или еще один телевизор, хотя это есть у моей соседки? Мы с мужем обновляем компьютер, даем детям хорошее образование, стараемся, чтобы у них был доступ ко всем самым современным технологиям. Почему? Я тоже узбечка и приезжаю снимать свадьбу в каких-нибудь старых джинсах и с камерой, потому что мне так удобно. Возможно, люди, которые меня не знают, смеялись, но мне, честно говоря, на это плевать, потому что я думаю только о том, что я должна это снять. Это мой критерий.

Слава Богу, у нас есть право на образование, более того – это твоя обязанность. У тебя есть голова, ты читаешь, учишь иностранные языки – ты сам улучшаешь свою жизнь.

Все зависит от твоего трудолюбия, и в целом – от трудолюбия всего народа. Смотри историю той же Японии или Голландии. Вспомни тех же «Едоков картошки» Ван Гога. Страна с ужасными климатическими условиями стала державой, которая выращивает цветы. У нее тоже есть свои проблемы, но надо перенимать от других народов хорошее.

Почему депортированные татары и корейцы так быстро адаптировались в новых условиях и улучшали свою жизнь? Их ведь бросали в абсолютно непригодные для жизни места! Они работали, осваивали эту землю, строили дома, бани. Если у тебя есть мозги, руки-ноги целы, уровень твоей жизни зависит только от тебя.

Да, развал державы - это трудный исторический момент. Но ведь есть же люди, которые что-то делают! Как в одном наманганском кишлаке один другому говорит: «У тебя урюк уже расцвел, отцвел, поспел, плоды на земле валяются. Давай соберем, высушим, сдадим, на базар отправим. Хоть что-то надо делать!»

Но у нас очень многое зависит от того, что скажет сосед. Рабы общественного мнения и бесконечного оглядывания вокруг. Ты поставь себе задачу, ведь это твоя жизнь, твои дети, ты несешь за них ответственность, и так было и будет всегда – независимо от того, какое сейчас время.

Фото Умиды Ахмедовой
Фото Умиды Ахмедовой

Фергана.Ру: - Есть ли у Вас сверхзадача?

У.Ахмедова: - Конечно. Пусть это звучит высокопарно, но я всегда говорила, что если мы не передадим наши знания молодым, тем, кто идет за нами, – значит, мы зря живем. Мы должны это делать, и есть масса способов. В прошлом году в Андижане я встретилась с руководителями местных предприятий. Классные ребята. С ними можно и нужно общаться, можно их убедить в своей правоте. Я предложила: «Ребята, у вас бизнес, связанный с автомобилем, давайте объявим конкурс для всех, у кого есть фотоаппарат, на тему «Использование автомобиля с юмористической точки зрения». Во-первых, кто-то получит приз, во-вторых, эту фотография увидят люди - на выставке. Самые лучшие фотографии вы сможете купить для своего офиса». Если превратить вот такие движения в систему, если создать среду – она будет развиваться. Надо просто думать – как создать такую среду, чтобы люди могли творить. Потом, глядишь, один, другой, выйдут на международный уровень. А ведь это – реально!

Я верю в потенциал наших людей. Но мне досадно, что зачастую наш менталитет – с оглядкой на то, кто что скажет, – мешает реализоваться. Вот у нас в Паркенте есть талантливый математик, но ему сказали – зачем тебе эта наука, она сейчас денег не принесет, мама сказала, папа сказал, соседи сказали, родственники – и он работает обычным преподавателем. Да, ладно, пусть работает, но по призванию он - не Педагог, он - Математик! Со своим талантом мог бы осуществить большие дела.

Фергана.Ру: - И что нужно делать?

У.Ахмедова: - Менять сознание людей.

Фергана.Ру: - Но ведь люди не меняются на протяжении тысячелетий.

У.Ахмедова: - Да, возможно, люди по своей природе могут не меняться, но среда все равно меняется. Допустим, если в юности я ходила без платка, в короткой юбке или джинсах, и вся махалля (квартал) за голову хваталась, то сейчас все нормально к этому относятся. В том же самом Паркенте.

Фото Умиды Ахмедовой
Фото Умиды Ахмедовой

Фергана.Ру: - А каким образом, по Вашему мнению, можно менять сознание людей?

У.Ахмедова: - Если тот или иной человек готов сам измениться, готов создавать среду, это можно сделать. Важную роль здесь играют средства массовой информации и учителя. Я училась в единственной русско-узбекской школе Паркента. Директор школы свободно говорил на нескольких языках. Большинство учеников Якова Исаковича Левина легко поступили в институт иностранных языков на факультет английской филологии. Некоторые из них, уже пожилые люди, до сих пор работают в Паркенте и являются авторитетными специалистами. Волею судьбы наши учителя попали в Паркент и посеяли зерна знаний, которые прорастают в их учениках. И это тоже меняет сознание.

Фергана.Ру: - Но в последнее время таких людей все меньше. И их мало кто слушает. Зато зарубежные специалисты все чаще появляются в наших школах, институтах и рассказывают то, о чем, по их мнению, мы не знаем. Никогда не забуду программу мастер-класса одного из европейских квартетов, в которой значилось знакомство с тем, кто такие Бах и Бетховен. И этот мастер-класс планировали провести в нашей знаменитой Успенке – школе, в которой было воспитано несколько поколений лауреатов престижных международных конкурсов!

У.Ахмедова: - Есть гениальная узбекская поговорка: «Олдингдан утган сувни кадри йук» - «Воду, что протекает рядом в арыке, не ценишь». Это уже человеческая психология. Вот, приезжает, например, фотограф из Великобритании и начинает рассказывать о той или иной тенденции в мировой фотографии. Самое интересное, что я говорила о том же за два-три года до приезда этого зарубежного специалиста. Или приезжают супруги из Германии с видео-артом. Наши зрители пришли: «О, видео-арт!» А у нас какой уже по счету фестиваль видео-арта в Музее кино проходит? Но там ведь – made in Germany! Бренд. И так везде и во всех сферах.

Все, кто к нам приезжает, не знают наших людей, уникальности тех, кто перед ними сидит, они не понимают особенностей советского времени. Вспомни колониальную Индию – девяносто процентов населения осталось неграмотным. А у нас? Больше семидесяти лет - и по инерции пока это идет – по одной школьной программе учились в Москве, в Прибалтике и в отдаленном таджикском кишлаке! И людям давали зарплату, и дети ходили учиться. Другое дело – кто как дальше это продолжил. Но это была государственная программа! Просто изолированность, железный занавес сыграли свою негативную роль, и те, кто к нам приезжает, по сути, ничего о нас не знают. Они думают, что приедут и «откроют нам Америку». Но они этого не делают. Более того, они не делают что-то лучше или хуже нас. Просто у них есть больше возможностей для самореализации.