5 Декабрь 2019



Новости Центральной Азии

Узбекистан: Сотрудница ГУИН совершила самосожжение из-за начальника Таштюрьмы

03.07.2008 14:39 msk, Соб. инф.

Права человека Узбекистан

Второго июля инструктор по воспитательной работе со спецконтингентом капитан Нина Шестопалова обратилась к ташкентским правозащитникам. Она рассказала о творящемся в ее отношении администрацией ГУИН и лично начальником Таштюрьмы произволе, и сообщила, что полгода назад от отчаяния попыталась покончить жизнь самоубийством, вследствие чего стала инвалидом второй группы.

Нина Шестопалова показывает свои ожоги
Нина Шестопалова показывает свои ожоги. Фото ИА «Фергана.Ру»

В среду, 2 июля, стало известно о случившейся несколько месяцев назад попытке самоубийства сотрудницы Главного управления исполнения наказаний (ГУИН) Узбекистана Нины Шестопаловой.

7 декабря 2007 года на территории Таштюрьмы работающая инструктором по воспитательной работе в звании капитана МВД Нина Шестопалова облила свое тело бензином и подожгла его, оставив записку, в которой сообщала, что до самоубийства ее довел начальник тюрьмы Эркин Комилов. Об этой страшной истории сообщает веб-сайт правозащитного альянса Узбекистана.

Приводим текст ее записки:

«Я, Шестопалова Нина, 1965 года рождения, совершаю акт самосожжения из-за начальника Таштюрьмы Комилова Эркина, местного «царька». Он издевался надо мной и теперь моих детей тоже лишил квартиры. Статья Конституции Узбекистана, где указано, что материнство и детство защищены законом, - это не про нас. Прошу винить в моей смерти начальника Комилова Эркина».

Женщине удалось выжить только благодаря быстрой реакции сотрудников Таштюрьмы, успевших сбить с нее пламя. С тяжелыми ожогами кожи Шестопалову доставили в ожоговое отделение Республиканского научного центра экстренной медицинской помощи (РНЦЭМП), здесь ее лечили на протяжении нескольких недель. Затем женщину перевезли в первую клиническую больницу, где сделали несколько операций по пересадке кожи.

В своем заявлении в «Правозащитный альянс Узбекистана» Нина Шестопалова более подробно объяснила причины, заставившие ее совершить самосожжение.

«Я работаю в системе ГУИН двадцать пять лет, живу с детьми в общежитии в одной комнате, потому что руководство ГУИН не обеспечило меня жильем. В ноябре 2007 года принадлежащий Таштюрьме барак, который расположен на улице Наманганской в городе Ташкенте, перевели на баланс хокимията (мэрии) и сотрудникам Таштюрьмы передали в собственность комнаты барака. Начальник отдела кадров ГУИН М.Саидходжаев обещал мне две комнаты в этом бараке, согласно очередности. Но начальник Таштюрьмы Комилов, игнорируя очередность, предоставил жилье своему заместителю М.Расулову и еще одному новому сотруднику, который работает у нас несколько дней. Таким образом, жилье, которое должна была получить я, перешло людям, которые, как я считаю, дали взятку Эркину Комилову».

Далее пострадавшая перечисляет длинный ряд допущенных в ее адрес обид и несправедливостей:

«Начальник Таштюрьмы Эркин Комилов на протяжении нескольких лет издевался надо мной… Перед посещением Таштюрьмы представителями Международного Комитета Красного Креста меня, как и других работников Таштюрьмы, Эркин Комилов заставлял сверхурочно работать в ремонтно-строительных работах, на протяжении месяца я практически не спала и не бывала дома, и только была занята покраской помещений Таштюрьмы. Также Эркин Комилов заставлял меня работать без выходных дней, несмотря на то, что я мать троих детей, а моему младшему сыну всего лишь четыре года. Эркин Комилов игнорировал мои жалобы на то, что больных туберкулезом женщин купают в одном помещении вместе со здоровыми, и что мне часто приходилось контактировать с заключенными, больными корью, туберкулезом, холерой, гепатитом, без дополнительной оплаты за вредность. Когда я была беременная в 2004 году, Эркин Комилов заставлял меня охранять больную раком в больнице «Новый ТашМИ», и мне приходилось ездить в машине марки УАЗ в холодное время в течение двух месяцев в эту больницу на дежурство. Каждый раз в поездке я два часа тряслась в холодной машине во время проезда до больницы и обратно. Вся эта несправедливость по отношению ко мне довела меня до состояния суицида».

Прокуратура Юнус-Абадского района узбекской столицы отреагировала на случившееся и возбудила уголовное дело по статье 103 Уголовного кодекса Республики Узбекистан (доведение до самоубийства). Впрочем, как сообщает «Правозащитный альянс», в этом деле сразу же начались фальсификации, преследующие своей целью оправдание начальника Таштюрьмы. Следователь прокуратуры Б.Ибрагимов представил дело так, будто в день самосожжения пострадавшая была в состоянии алкогольного опьянения, хотя Нина Шестопалова никогда не употребляет алкоголь. 6 марта 2008 года уголовное дело в отношении начальника Таштюрьмы было прекращено «за отсутствием состава преступления».

Что касается Шестопаловой, то она стала инвалидом второй группы. За семь месяцев лечения ГУИН ей ничего не заплатил. Вместе со своими тремя детьми она продолжает жить в той же комнате общежития. Правда, теперь она, по всей видимости, останется еще и без работы: как сообщает «Правозащитный альянс», начальник Таштюрьмы Эркин Комилов отобрал у нее служебное удостоверение.

«Я никогда не думала, что, имея высшее образование, будучи офицером и патриотом своей страны (хотя я и русская), окажусь в таком совершенно бесправном положении, - пишет в своем заявлении Нина Шестопалова. - Я семь месяцев хожу по инстанциям и добиваюсь своих прав в одиночку. Но с сегодняшнего дня я присоединяюсь к правозащитникам Альянса, чтобы вместе отстаивать свои права и права граждан Узбекистана. Теперь как правозащитница Альянса я могу сказать о том, что творится у нас в Таштюрьме и в системе ГУИН». И привела несколько фактов из жизни начальника Таштюрьмы и нравов этого пенитенциарного заведения.

Полностью текст заявления Нины Шестопаловой можно прочитать на сайте Правозащитного альянса Узбекистана – www.pau-novosti.ucoz.ru.