11 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Россия: «Наши» проводят четвертый пикет у посольства Узбекистана. К чему бы это?..

23.01.2010 17:56 msk, М.Яновская, Д.Кислов

Россия Разное

Фото с веб сайта движения «Наши» - Nashi.Su

21 января 2010 года российское движение «Наши» провело пикет у посольства Узбекистана в Москве. Пикетирующие простояли у посольства, держа флаги движения и плакат, на котором было написано: «Посол Неъматов, назовите дату возвращения памятника».

В таком количестве «Наши» собрались у посольства Узбекистана впервые. Кстати, о количестве. На сайте движения сказано, что на пикет пришло около сорока человек. Однако на фотографиях видно, что людей меньше, а один из участников пикета сообщил в своем блоге, что пикетирующих было двадцать. Когда в комментариях его поправили: мол, посмотри на сайт, там написано, что вас было сорок! - блоггер ответил: «Я за правду» - и, чтобы смягчить ответ, приписал скобку-«смайлик».

Впрочем, двадцать – это тоже довольно много. Не для движения, которое способно нагнать автобусы сторонников, а для данной ситуации.

Пикет «Наших» возле дома московского правозащитника Александра Подрабинека собирал гораздо больше народу
Пикет «Наших» возле дома московского правозащитника Александра Подрабинека собирал гораздо больше народу

Возмущение «общественности»

Прошедший пикет – уже четвертое выступление «Наших» по поводу снесенного в Ташкенте монумента защитнику Родины. Памятник этот был уничтожен в ноябре 2009 года вместе с другими экспонатами парка-музея вооруженных сил. Никакой официальной реакции Москвы на снос монумента сразу не последовало, МИД отмолчался, однако комиссар прокремлевского движения «Наши» Олег Соколов провел 24 ноября 2009 одиночный пикет возле здания узбекского посольства. Он держал плакат «Память не сотрешь» и заявлял о позиции «Наших»: «Мы не позволим кощунственно относиться к нашему героическому прошлому. Точно так, как это было в ситуации со сносом Бронзового солдата в Эстонии, мы будем до последнего отстаивать память о подвиге советских солдат. Ни одно государство не должно стирать из истории правду о победе над фашизмом».

Первый пикет
24 ноября 2009 года. Пикет первый

История с блокадой «Нашими» эстонского посольства и с переносом Бронзового солдата в Таллине до сих пор не забылась, и угроза начать подобную акцию возле посольства Ташкента звучала убедительно.

На следующий день после первого и одиночного пикета посол Узбекистана в России Ильхом Нематов сделал неожиданное заявление, в котором сообщил, что «все экспонаты отреставрируют и возвратят на свое прежнее место». «Мы очень дорожим нашим прошлым, чтим ветеранов, ведь во время войны Узбекистан направил на фронт порядка 1,5 млн человек, каждый третий из которых не вернулся», - сказал Нематов и призвал журналистов «не сравнивать реставрацию экспонатов в Ташкенте с теми событиями, что имели место в Таллинне».

Так выглядел прежний памятник сразу после сооружения
Памятник Защитнику Отечества изначально назывался «памятником Защитнику южных рубежей» и был открыт в мае 1975 года в честь 30-летия победы над фашизмом. Он возвышался перед Музеем вооруженных сил Узбекистана (бывшим музеем Туркестанского военного округа), к которому вела дорожка с монументами, изображающими представителей разных родов войск. В парке боевой славы, окружавшем монумент, под открытым небом располагалась различная военная техника – самолеты Миг-15 и Миг-21, «Катюша», танки, ракеты и пушки, свободно доступные для игр детворы.

Однако 12 января 2010 года в Ташкенте на месте снесенного монумента был торжественно открыт новый памятник «Клятва Родине». От старого советского монумента, аллеи славы и даже любимого горожанами парка не осталось и следа.

Это событие в российском МИДе заметили. 15 января заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин провел телефонный разговор с послом Узбекистана И.Нематовым. Как сообщалось, стороны «обсудили состояние и перспективы двусторонних отношений», и Г.Карасин «обратил внимание Нематова «на обеспокоенность и негативную реакцию российской общественности в связи с ситуацией с демонтажем памятника Советскому воину - защитнику Отечества в Ташкенте в Мемориальном комплексе Министерства обороны Узбекистана».

Первый второй
18 января 2010 года. Пикет второй

Общественность, чье возмущение должно было подкрепить слова Карасина, подоспела быстро: уже 18 января комиссар «Наших» Олег Соколов провел очередной одиночный пикет у ворот узбекского посольства, требуя, чтобы посол назвал дату восстановления монумента защитника родины. На следующий день, 19 января, комиссар снова пришел к посольству с более чем креативным плакатом, на котором было написано: «Посол, не 3.14зди!».

Первый второй
19 января 2010 года. Комиссар «Наших» на своем языке просит посла Узбекистана в России не лгать. Фото с блога комиссара Соколова.

В своем блоге в «Живом Журнале» О.Соколов обратился за помощью к активистам и «френдам»: «Прошу вашей помощи. Одиночные пикеты должного эффекта не принесли. Попробуем завалить их звонками. Прошу Вас позвонить по телефону 8(499)2300076 и уточнить, когда монумент будет возвращён на прежнее место. Вот примерный алгоритм разговора с сотрудниками посольства Узбекистана: 1. Поздороваться. Обязательно представиться, назвать фамилию и имя. 2.Напомнить, что посол Узбекистана в своём интервью 25 ноября пообещал отреставрировать и вернуть на свое прежнее место памятник Защитнику Родины. 3. Уточнить, когда закончатся реставрационные работы и памятник будет восстановлен на прежнем месте. Помните, Ваш номер телефона определится. Не стоит превращать это в спектакль или шутку. Не стоит использовать нецензурную ругань или скатываться до оскорблений. Только вежливость. Пусть кричат они. Каждый звонок- это Ваш вклад в наше общее дело! Результаты телефонных разговоров можно оставлять в комментариях. Заранее благодарен ВАМ!»

Моя борьба, история в комментариях

Люди откликнулись с азартом. По комментам, которых на момент написания этой статьи было 70, можно проследить, как медленно, но необратимо истончалось терпение работников посольства Узбекистана, как они нервничали и как были раздражены напором «нашистов». Поцитируем комментарии (кое-где исправляя естественные для блогов опечатки). «У меня взяли [трубку] с первого раза, сказали, чтоб я завтра перезвонила. На вопрос: «А что будет завтра?» - девушка ответила: «Не знаю, я завтра не работаю». «Звонил только что! Попросил пообщаться с послом. Женщина сказала, что посол на встрече, он отъехал с пресс-секретарём. Когда будет, не в курсе. Насчёт памятника информации не знает. Насчёт присутствия на рабочем месте завтра не знает))) ЗВОНИМ ВСЕ!!!!!!!!!!!». «Дозвонился, на словах про памятник повесили трубку!»; «Дозвонился с телефона Росмолодежи. Попросили отправить факс на имя посла с вопросом. Номер 8(499)2388918».

Появившийся номер факса взбудоражил активную молодежь, идея понравилась. Комиссар Соколов даже вывесил образец запроса на бланке движения, который нужно отправлять по факсу. Вопрос прежний: назовите дату, когда экспонаты парка-музея будут восстановлены на прежнем месте.

В посольство пошли не только звонки, но и факсы. «На третьей попытке (до этого было занято) взял трубку мужчина, выслушал, попросил отправить вопрос по факсу, т.к. «Вы попали в приемную посла, мы не отвечаем ни на какие вопросы, только по факсу все…» Еще спросил, юридическое ли я лицо, я ответила, что я лицо обычное».

«Берёт [трубку] уже мужик! От комментариев отказался. Все на факс и продолжаем звонить!» «Дозвонилась я в посольство (раза так с десятого)! Мне девушка ответила, что я уже десятая, и она не намерена, как попугай, все мне повторять! Говорит, все вопросы изложите на бумаге и факсом отправьте! Продиктовала номер факса и быстренько распрощалась со мной!»

«Ответила нервная женщина. Я представился и вежливо попросил разъяснить ситуацию с памятником. Её ответ: «Это несерьёзно. Вы уж как-нибудь договоритесь там... Я уже сообщила вашим предшественникам, что нужно сделать». Я сказал, что звоню из глубинки, из Тульской области, и не знаю ни о каких предшественниках. На вопрос, так что всё-таки с памятником, она ответила: «Минуточку…» - и «съела» все мои деньги на телефоне) ждал честно 7 минут (на сколько хватило денег)». «Дозвонился с пятого раза. Ответила нервная дама, сказав, что не уполномочена в подобных вопросах и, едва сдерживая мат, рассказала, как нужно общаться с факсом...;))»

«Позвонила в пресс-службу, представилась журналистом независимого томского издания. Попыталась задать вопрос: «Нам стало известно, что после открытия в Ташкенте памятника в честь Вооруженных Сил Узбекистана на Ваше посольство обрушилась волна недовольства и агрессии со стороны правительственных молодежных организаций. Скажите, пожалуйста, насколько эта информация достоверна, и если это так, то в чем это выражается и каково отношение г-на посла к происходящему? будут ли предприняты какие-либо меры?» Перебив меня уже на слове «памятник», молодой человек с явным раздражением направил меня к уже известному факсу... На вопрос, как скоро я могу ожидать ответ, было сказано: «Не знаю, у меня сегодня там дела ещё намечены по работе кое-какие... ну… мы рассмотрим ваш вопрос как сможем.. о сроках сказать не могу».

«Взяла трубку женщина. Я поздоровался, представился. И попросил посла к телефону. Мне что-то пробормотали и спросили, откуда я звоню и по какому поводу. Я ответил, что из Нижнего Новгорода и что 25 ноября он пообещал отреставрировать и вернуть на свое прежнее место памятник Защитнику Родины. В ответ на это мне сказали, что мой вопрос передадут в пресс-службу и они сами (!!!) мне перезвонят».

описание
Новый монумент «Клятва верности», воздвигнутый на месте памятника Защитнику Отечества. Фото © «Фергана.Ру», январь 2010 г.

Никому не известно, как отреагировали на снос советского памятника и сооружение нового монумента ташкентские ветераны. Никаких опросов на эту тему никто в республике не проводил. А вот окрестных жителей больше всего расстроило то, что власти, не советуясь с ним, снесли тенистый парк, в котором так приятно было гулять старикам и детям.

Борьба «Наших» с посольством становилась все азартней и веселей (уже звучали призывы отправить «СТОТЫЩПИЦОТ факсов»). В какой-то момент один активист даже забеспокоился: «Телефонные звонки смотрятся, как флешмоб. А если это рассматривать как деятельность, производимую организованной группой людей, то не могут ли привлечь к уголовной ответственности под каким либо предлогом?» Ему отвечают: «Например, под каким? Под тем, что ты решил воспользоваться мобильной или городской связью (за которую ты заплатил) в личных интересах??? )))))))) Самое главное - не озорничать во время разговора (ну, не придумывать там про всякие якобы заложенные где-то мины и не оскорблять собеседника). И все будет хорошо». А комиссар Соколов, который спровоцировал волну «нашего» гнева, ответил четко: «Состава правонарушения, тем более преступления, здесь нет. Ты звонишь и просишь прокомментировать слова человека, представляющего целое государство. Он должен ответить за своё обещание».

Флаг им в руки

«Наши» рвались в бой. В комментах то и дело встречалось: «Пикет!!! Срочно!!!!»; «Скажи, какого числа пикет будет? Приеду. И не одна ;) Пора бы ставить их на место!» «Пускай послу Эстонии позвонит, узнает ))»

Для участия в пикете «Нашим» не надо личного мужества, достаточно персональной склонности к участию в коллективных играх и массовых акциях, да еще чтобы воспитание позволяло травить одного всем коллективом. Власть относится к «Нашим» благосклонно: разрешает (и наверняка санкционирует) любые пикеты, митинги и демонстрации. Милиция их одобрительно «не замечает». Чего ж не пойти к посольству? Это ж весело!

И вот 21 января к зданию дипломатического представительства Республики Узбекистан в Москве пришли двадцать «наших» активистов.

Первый второй
21 января 2010 года. «Наших» у посольства Узбекистана стало больше

«Блин, а почему в Москве 20 человек на пикете? Ладно, у нас на «Здоровье Нации», на антиалкогольном пикете в Астрахани 20 человек. А тут Москва, посольство. Несерьёзно как-то», - разочарованно написал в комментариях один из активистов. Действительно, несерьезно. Но по сравнению с той политикой тотальной поддержки узбекского партнера по всем направлениям, которую до этого проводила Россия, и эти двадцать человек с флагами – уже признак определенного раздражения Кремля, вызванного сдвигами в политике Узбекистана.

То, что такое событие, как пикет «Наших», не могло состояться без ведома или даже скрытого покровительства со стороны кремлевской администрации – ясно всем. Значит, может быть, акция «нашистов» - это тот термометр, который даст нам возможность понять градус нынешних отношений Москвы и Ташкента?

Было бы странно предположить, что Москва недовольна нарушением прав человека в Узбекистане, отсутствием там свободы совести, слова и собраний. Ведь российская политика в соблюдении этих прав (точнее, в их несоблюдении) весьма схожа с узбекской. Вряд ли руководству России не нравится, что хлопок на полях Узбекистана вручную собирают дети: Россия покупает столько узбекского хлопка, сколько в состоянии переработать… Не кажется также, что Москва всерьез намерена настаивать на восстановлении памятника «Защитнику Отечества», который (и это всем известно) давно распилен и переплавлен.
Не желая портить сложившуюся картину «успешного стратегического партнерства» с Узбекистаном и не делая никаких официальных заявлений, Кремль, тем не менее, прибегает к помощи марионеток из числа неправительственных организаций, посылая свой сигнал через мнимых «активистов гражданского общества».

Протест «Наших» - это символический протест против символического выхода Узбекистана из российской зоны влияния: вспомним лишь приостановление узбекского членства в ЕврАзЭс, отказ от участия в КСОР ОДКБ, сближение с Евросоюзом, намерение активнее сотрудничать с США.

Москва же воспринимает все по-большевистски: «кто не с нами, тот против нас». И потому осторожно и пока неофициально напоминает Ташкенту, что Россия занимает серьезное место на геополитической карте мира. И что она, Россия, – рядом. Гораздо ближе, чем Европа.

Мария Яновская, Даниил Кислов