11 Декабрь 2019



Новости Центральной Азии

Ташкент: История одного преступления

30.01.2010 15:30 msk, Юсуф Аскаров

Узбекистан

26 января в блоге «Ферганы.Ру» было опубликовано письмо пожилой женщины из Ташкента Валентины Владимировны Зинкевич, в котором она рассказала об избиении ее 33-летней дочери Веры Мироновой. Жестокость, с которой была средь бела дня на улице искалечена совершенно невинная девушка, полученные ею травмы, но еще больше - невольно поднятый в письме национальный вопрос - вызвали бурю откликов со стороны наших читателей – уже прислано более 500 комментариев, и они продолжают к нам поступать. Некоторые из читателей обвинили редакцию и автора письма в умышленной провокации. Чтобы развеять все сомнения на этот счет, корреспондент «Ферганы.Ру» встретился в Ташкенте с мамой зверски избитой Веры, и Валентина Владимировна исчерпывающе ответила на все его вопросы.

В первую очередь 60-летняя Валентина Зинкевич, находящаяся на пенсии, подтвердила, что все, написанное в ее письме в редакцию, правда – от первого до последнего слова. При этом она внесла некоторые необходимые уточнения и подробности.

Ее дочь, Вера Миронова (девушка носит фамилию отца - первого мужа Валентины Владимировны), окончила два курса Национального университета (ТашГУ) по специальности «Русский язык и литература», затем самостоятельно овладела узбекским, английским, турецким и арабским языками (к слову, она знает наизусть Коран – священную книгу мусульман). Вера - очень скромная девушка, никогда не позволяющая в отношениях с мужчинами никаких вольностей, даже кокетства. В последнее время Вера работала переводчиком, но в частном порядке, неофициально, поскольку на протяжении последних трех лет ухаживала за своей больной 85-летней бабушкой.

Вера Миронова
Вера Миронова до нападения. Фото из семейного архива
В конце прошлого года здоровье бабушки пошло на поправку, и Вера устроилась на работу официально – переводчиком с английского языка в одну частную компанию. Как раз в понедельник 16 ноября прошлого года она планировала выйти на работу, а за день до этого в 15 часов дня вышла из дому на массиве «Олимпия», чтобы поехать на вещевой базар – купить что-нибудь из одежды. Однако уже через полчаса вернулась еле живая, прижимая к лицу окровавленный бинт, успела сказать – «Мама, меня побили» - и обессиленная упала своей матери на руки.

Потом, придя в себя, Вера рассказала, что стояла на автобусной остановке «Институт почвоведения», что находится напротив массива «Олимпия», по улице Камарнисо. Тут из черной «Нексии» вышел незнакомый ей парень, подошел к ней и спросил: «Ты русская?». Вера решила, что он хочет у нее спросить дорогу, и, не задумываясь ни о чем плохом, ответила – да. Тогда парень со словами «урус джаляб» (дословно - «русская блядь») ударил ее по лицу. Больше Вера ничего не помнит, поскольку удар был такой силы, что она тут же потеряла сознание.

Единственное, что бросилось ей в глаза, это, во-первых, его расширенные, налитые безумием глаза, какие бывают у пьяного или накаченного наркотиками человека, а во-вторых, у него что-то черное было одето на руку – на каждом пальце что-то, напоминающее кольца (возможно, кастет, - прим. автора).

Вера Миронова
Вера Миронова после нападения
После первого удара, который сбил Веру с ног, последовали новые удары, возможно, уже ногами по лежащей на земле девушке, о чем свидетельствуют многочисленные лицевые раны. Согласно медицинскому заключению, составленному позже в Ташкентской медицинской академии, куда Веру доставила ее мать, у нее были обнаружены «закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, перелом спинки носа со смещением костных отломков, посттравматический периодонтит, ушибы мягких тканей переносицы, слизистой губы, ушибленные раны брови слева, нижней губы, проникающая рана наружного угла рта». Позже лечащий невропатолог обнаружил у Веры еще и искривление шейных позвонков.

Также Вера не помнит, кто приложил к ее лицу бинт и поливал водой, чтобы привести в чувство, перевел ее через дорогу, за которой она пришла в себя и никак не могла понять, почему у ее лица марля. Она стала ее рассматривать, увидела, что та вся в крови и, несмотря на то, что ее сильно тошнило, практически, на автомате пошла домой.

- Я говорю ей, ты бы лучше ничего ему не отвечала, а отошла в сторонку, а она мне: «Мама, чего мне было бояться – на улице день, люди на остановке, ну, подошел человек, спросил меня – что тут такого? Я даже испугаться не успела», – рассказывает Валентина Владимировна.

описание
Выписка из истории болезни Веры Мироновой. Кликните на изображении, чтобы увеличить.

Женщина позвонила в милицию, и милицейский наряд, по ее словам, ехал к ней два часа, притом, что участок милиции находится всего в 10 минутах езды! Затем она вместе с ними обошла место преступления в поисках свидетелей, но, как выяснилось, никто – ни администратор Интернет-кафе, ни продавец магазина, находящихся рядом с остановкой, - ничего (по их словам) не видел. Забегая вперед, скажем, что позже оба они все же дали свидетельские показания против преступника, но затем разом куда-то исчезли – найти их теперь трудная, но не невозможная задача - их адреса должны быть у оперуполномоченного, проводившего допрос. К тому же из материалов дела исчезли протоколы допросов этих свидетелей, а вместо них появились протоколы допросов совершенно других людей, которые в своих показаниях полностью подтвердили показания обвиняемого.

В тот же день, 15 ноября, мама Веры подала заявление об избиении дочери в Сабир-Рахимовское Районное управление внутренних дел (РУВД) Ташкента. Поначалу замначальника РУВД отказывался принять его, более того, необоснованно наорал на пожилую женщину. Правда, она не помнит, что именно он кричал – настолько ее вверг в шок его ор. Но потом она все же настояла, чтобы заявление приняли.

Вечером того же дня под дверь Валентины Владимировны неизвестным доброжелателем была подкинута записка, в которой указывалось имя нападавшего на Веру и даже его домашний адрес. Пожилая женщина предполагает, что это сделал один из ее и того парня соседей – преступник, как выяснилось, живет неподалеку – в соседней махалле (его точный адрес наша собеседница попросила не называть, дабы избежать со стороны читателей блога, некоторые из которых в своих комментариях выразили желание наказать преступника, самосуда).

Желание кого-то из соседей, пусть анонимно, но помочь в поисках преступника Валентина Владимировна объясняет тем, что когда-то в 1980-е годы она какое-то время работала добровольным, на общественных началах, помощником местного участкового – в этом качестве она в разное время оказала помощь многим своим соседям, и ее до сих пор помнят добрым словом.

Итак, нападавшим оказался, и это позже подтвердилось, Дильмурад Хикматуллаев, 1984 года рождения, поступивший в 2004 году в Ташкентский авиационный институт и уже в 2005 году забравший оттуда свои документы, ранее несудимый, в последнее время работающий помощником менеджера в фирме своего брата и, по его словам, скоро собирающийся жениться.

16 ноября он был задержан сотрудниками Сабир-Рахимовского РУВД и свою вину частично признал. По его показаниям, он вышел из Интернет-кафе, которое находится неподалеку от места преступления, сел в машину (которая почему-то была без номеров) к трем парням, которых он не помнит (как выяснилось, один из них, предположительно, живет на массиве «Олимпия», то есть, рядом с потерпевшей).

Затем они на этой машине подъехали к остановке, Дильмурад один вышел из машины (остальные оставались внутри), подошел к Вере, пустил ей дым сигареты в лицо, она ему что-то сказала по-английски, он ее не понял, оскорбился и стукнул, и она сразу же «рассыпалась», потом встала, подошла к нему и дала пощечину.

После этого у него «случился рефлекс», и он ударил ее еще раз, она упала и все травмы нанесла себе сама в падении об асфальт. Судмедэкспертиза это отрицает - травмы получены от неоднократного воздействия тупым твердым предметом, но не от удара об асфальт. Потом Дильмурад, по его словам, осознал содеянное, и его соседи по автомобилю, по его просьбе, сходили в аптеку, принесли бинт и йод, оказали ей первую помощь, а он, узнав, где она живет, поехал к дому, чтобы посмотреть, как она дошла…

При этом Хикматуллаев во время допроса в присутствии Валентины Владимировны и ее матери неоднократно повторял, что сам ничего не помнит, поскольку был сильно пьян. Кто надоумил Хикматуллаева дать столь четкие показания о действиях, которые он не помнит, неизвестно, но заместитель начальника ОУР и БОП Сабир-Рахимовского РУВД Шерзод Мирхамидов во время допроса несколько раз поправлял задержанного, корректируя его слова и напоминая «забытые» им действия.

Возможно, картина преступления стала бы более ясной, если бы следователь провел следственный эксперимент. Однако до сих пор это сделано не было - по словам следователя, по причине отказа подозреваемого Дильмурада. Впрочем, если бы он был задержан, а потом арестован и находился в СИЗО, разрешения на следственный эксперимент у него никто бы не спрашивал. Но, как это ни странно, Хикматуллаев с самого первого дня и по сию пору находится на свободе, что, кстати, противоречит заявлению МИДа, сделанного в ответ на ноту посольства России в Узбекистане.

В посольство России Валентина Владимировна, являясь, как и ее дочь, гражданкой Узбекистана, обратилась с письмом 7 декабря, надеясь найти защиту у российского государства. Ведь молодой человек, узбек по национальности, не просто избил ее дочь, а сделал это с явно националистической подоплекой, спросив у нее перед началом избиения, не русская ли она.

Надо сказать, посольство России отреагировало быстро, уже 9 декабря отправив запрос в МИД Узбекистана. Оттуда 11 января пришел ответ, гласивший, что заявление потерпевшей передано в следственное управление ГУВД, которое взяло это дело под свой контроль, что в ходе следственно-оперативных мероприятий был установлен и задержан Дильмурад Хикматуллаев. Получается, что узбекский МИД слукавил, поскольку, преступник был задержан, но лишь на пару часов для дачи показаний, а затем отпущен восвояси.

Также в письме МИД говорится, что в отношении Хикматуллаева 17 ноября 2009 года возбуждено уголовное дело №9/09-11261 по статье 277, ч. 2, пункт «в» Уголовного кодекса Республики Узбекистан - «Хулиганство, сопряженное с демонстрацией, угрозой применения или применением холодного оружия или предметов, использование которых объективно может причинить вред здоровью». Однако, явный факт преступления по статье 156 – «Возбуждение национальной, расовой, этнической или религиозной вражды» для следственных органов почему-то остался незамеченным.

По заключению судмедэкспертизы, назначенной следствием, Вере Мироновой были причинены «легкие телесные повреждения». Однако, судя по вышеприведенному диагнозу, поставленному ей в Ташкентской медицинской академии, здесь налицо, как минимум, «причинение телесных повреждений средней тяжести».

- Когда от рук злоумышленника пострадал Сильвио Берлускони (премьер-министр Италии, подвергшийся нападению в декабре минувшего года) - ему сломали нос, повредили два зуба и верхнюю губу, - то медики определили его травму, как тяжкие телесные повреждения. Но повреждения у моей дочери гораздо серьезнее. Где же справедливость? – задается вопросом Валентина Зинкевич.

Вообще, в данном деле нарушений со стороны следствия очень много, и с самого первого его дня такое развитие событий вполне можно было предположить. Уже на следующий день после случившегося в Ташмедакадемию, где лежала Вера Миронова, пришла мать нападвшего Мунира Хикматуллаева, оказавшаяся главным врачом семейной поликлиники №18 Сабир-Рахимовского района.

Поначалу она предлагала взять деньги, но когда Вера и ее бабушка отказались это сделать, на них посыпались угрозы: «Вы еще пожалеете, что связались с нами – бедным нечего связываться с богатыми. Мы купим кого угодно на всех уровнях, и через пять дней она (Вера) вылетит из больницы, как пробка!»

В тот же день, когда Зинкевич пришла жаловаться первому заместителю начальника Сабир-Рахимовского РУВД, подполковнику Сайдулле Давлатову на мать подозреваемого, тот отказался принять это заявление со словами, что вряд ли сможет защитить ее с дочерью, поскольку к нему «приходили такие люди, которые его дверь пинком открыли», и Зинкевич должна быть ему благодарна уже за то, что он вообще возбудил уголовное дело.

Угроза матери Дильмурада очень скоро подтвердилась: действительно Веру ровно через пять дней из больницы выписали, даже несмотря на то, что у нее накануне выписки была температура 38,4.

Куда только с жалобами на Сабир-Рахимовское РУВД не обращалась Валентина Зинкевич – в Службу национальной безопасности, министерство внутренних дел, городскую прокуратуру – все ее жалобы автоматически спускались обратно в это же самое РУВД. С мертвой точки дело сдвинулось лишь после обращения Зинкевич в посольство России – ее пригласили в ГУВД, которое взяло дело под свой контроль. Но и там это дело особенно не продвигается: до сих пор не было очной ставки со свидетелями, не было экспертизы Хикматуллаева на употребление им наркотиков, которую должны были провести в первый же день после случившегося преступления.

Сейчас данное уголовное дело ведет следователь Сабир-Рахимовского РУВД Улугбек Мадалиев, которого, по словам Валентины Владимировны, приходится постоянно подталкивать и подгонять. Адвокат Веры Мироновой периодически подает на имя следователя различные ходатайства, которые не удовлетворяются.

А в это время сама Вера из страха перед всевозможными провокациями со стороны семьи Хикматуллаевых проживает и лечится на дому у своей бабушки в противоположном от своего дома конце города. В придачу к физическим недугам, у нее в последнее время появились проблемы психологические: она боится выходить из дому, переходить дорогу, по ночам ее мучают кошмары – ей снится, что ее кто-то вновь избивает.

Мать Веры - Валентина Зинкевич
Мать Веры - Валентина Зинкевич

- Все, чего я хочу – это справедливого суда и возмездия. Никому не дано право вот так запросто подойти к человеку и его избить, - говорит в заключение нашей беседы Валентина Зинкевич. – Я думаю, на месте моей дочери могла оказаться любая девушка, независимо от национальности. Я живу в махалле, где русских мало, но проживает много людей других национальностей, и все мы живем очень дружно. Сегодня все они передают Вере приветы и очень переживают за ее судьбу. Я считаю, национальность моей дочери или ее мучителя тут совершенно не причем – в каждой нации встречаются подонки, и это не значит, что виновата вся нация.

И уезжать отсюда мы никуда не собираемся. Единственно, если удастся собрать денег, я бы хотела временно вывезти дочь в другую страну на лечение. Но насовсем – никогда. Наша Родина – Узбекистан, и мы за него болеем. Мы им гордимся – это хорошая страна, которая еще будет расти и процветать…

Юсуф Аскаров (Ташкент)

ОТ РЕДАКЦИИ

Редакция «Ферганы.Ру» обращается к читателям с просьбой оказать пострадавшей Вере Мироновой материальную помощь. В качестве собственного вклада редакция также передает ей небольшую сумму. Желающие сделать пожертвования - пишите в редакцию по адресу ferghana(собачка)fergananews.com с пометкой ПОМОЩЬ ВЕРЕ МИРОНОВОЙ.