18 Октябрь 2019



Новости Центральной Азии

Реконструкция Ташкента: На месте ярмарки на улице Навои будет разбит парк

25.04.2011 10:44 msk, Фергана

Узбекистан

Фото и видео © «Фергана»

В Ташкенте на месте снесенной ярмарки по улице Навои, состоявшей из более чем ста магазинов и нескольких торговых комплексов, будет создана большая парковая зона с искусственным озером и аттракционами. Об этом рассказывают жители близлежащих махаллей (кварталов), чьи дома в скором времени, судя по всему, тоже отправятся под снос, и чьи слова являются единственным относительно внятным объяснением происходящего, поскольку сами узбекские власти не желают объяснять, для какой надобности им потребовалось столь спешно ликвидировать главный столичный центр торговли компьютерами, бытовой техникой и электроникой.


Напомню, что о готовящемся сносе владельцы всех этих магазинов узнали 13 марта, когда на ярмарку прибыла некая высокая «комиссия» в сопровождении милиции и потребовала, чтобы они немедленно освободили занимаемую территорию, уточнив, что на разбор строений им отводится несколько дней. И уже на следующее утро, после стремительной распродажи всего, что можно было распродать, начался массовый демонтаж.

Для того чтобы снести всю эту сотню магазинов понадобилось около десяти дней. Тяжелая техника превратила в развалины и аккуратные двухэтажные торговые комплексы, а самым большим из них, недостроенным храмом торговли высотою в пять этажей, бульдозеры занимались около недели. Заодно убрали и автостанцию «Пахтакор» возле выхода из метро. Как и во всех подобных случаях, ни на какую компенсацию со стороны государства владельцам сносимой собственности рассчитывать не приходится.

Так ушла в историю ярмарка на улице Навои, протянувшаяся примерно на 600-800 метров в длину и просуществовавшая здесь не менее сорока лет, неоднократно меняя свой облик и даже место расположения – то перемещаясь в большую яму за торговым рядом, то вновь выбираясь наверх. По воспоминаниям долгожителей, до знаменитого ташкентского землетрясения 1966 года в этой яме стояли глинобитные лачуги, примыкавшие друг к другу столь тесно, что по их крышам можно было обойти весь квартал. Уже тогда на этой территории планировалось создать искусственное озеро с парком, однако руки так и не дошли: надо было срочно отстраивать всю столицу, возводить жилье для сотен тысяч людей, переселяемых из рассыпающихся хибар в новые многоэтажки.

В начале 1980-х края ямы внизу подровняли и соорудили в ней сплошной торговый ряд. Так ярмарка стала двухъярусной. После этого по нижнему ряду долгие годы тек нескончаемый людской поток, а верхние ларьки и магазины, оставшись без посетителей, перестали быть рентабельными и их разобрали, после чего на освободившемся месте устроили не слишком широкую, но протяженную зеленую зону.


Подготовка территории к неизвестному будущему идет полным ходом

Позже кому-то из городского начальства пришла в голову гениальная мысль: перенести в яму, большая часть которой пустовала, детские аттракционы из парка Тельмана, так называемый Луна-парк, чтобы сделать их доступней для детворы из «старого города», которой далеко было добираться до благоустроенного и тенистого парка. И возле ярмарки возник настоящий памятник чиновничьей глупости: скопление железных аттракционов на раскаленной лучами палящего солнца небольшой асфальтовой площадке. Тем не менее, несмотря на летнюю жару, дети из ближайших махаллей с удовольствием проводили там свое время, для их ровесников из других районов города Луна-парк перестал существовать.

В середине 1990-х, уже после распада СССР, когда всюду пооткрывались базары и основные торговые потоки переместилась туда, популярная среди ташкентцев ярмарка в яме зачахла – народ перестал туда ходить и большинство магазинов закрылись. Еще через несколько лет на улице Навои вновь начали открываться магазины, но уже не внизу, а сверху, в расчете на проезжавших мимо автомобилистов; нижний ярус стал использоваться преимущественно под склад. Вскоре ярмарка сформировалась заново, в этот раз приобретя ярко выраженную специализацию: торговля разного рода аппаратурой, электроникой, компьютерной и прочей техникой, телефонами, мебелью.

В последние годы большинство магазинов с Навоийской ярмарки занимались перепродажей товаров с рынка «Абу Сахи» (близ «Ипподрома»), по слухам, принадлежащего мужу младшей дочери президента Лолы Каримовой. По утверждениям самих торговцев, поступающая на «Абу Сахи» продукция либо полностью освобождалась от таможенных сборов, либо эти сборы взимались по самым минимальным ставкам, вследствие чего владельцам магазинов с Навоийской ярмарки стало выгоднее брать товары там, чем у других поставщиков.

Снос Навоийской ярмарки для хозяев торговых заведений стал чем-то вроде грома посреди ясного неба. Конечно, теоретически все знали о том, что на месте ярмарки, вышеупомянутой ямы и соседних махаллей (Алмазар, Чакар, Укчи, Хизматчи и еще нескольких) собираются построить так называемый «Новый город» («Tashkent City») - амбициозный комплекс из высотных административных зданий, банков, гостиниц, супермаркетов, спорткомплексов, жилых многоэтажек и озера с парком, однако никто не ожидал, что всех выгонят столь внезапно: законодательство РУз предусматривает, что собственники жилых, производственных и иных строений должны быть уведомлены хокимиятами соответствующих районов (городов) об изъятии земельного участка, и сносе этих строений письменно под роспись не позднее, чем за шесть месяцев до начала сноса.

В приложении к постановлению Кабинета министров Узбекистана от 29 мая 2006 года № 97, называющемся «Положение о порядке возмещения убытков гражданам и юридическим лицам в связи с изъятием земельных участков для государственных и общественных нужд» (полностью его текст можно прочитать здесь), и подписанном премьер-министром Узбекистана Шовкатом Мирзиёевым, указывается, что изъятие земельных участков осуществляется с условием выдачи компенсации: «предоставление юридическим лицам равноценного имущества и возмещение иных понесенных убытков, причиненных изъятием земельного участка для государственных или общественных нужд», «возмещение в полном объеме убытков, причиненных изъятием земельного участка для государственных или общественных нужд». Впрочем, что с Мирзиёева взять: сказали подписать – подписал, сказали расчистить территорию – расчистил…

Что касается строительства «Нового города», то ситуация тут складывается примерно следующим образом. В 2006 году решением хокимиятов (администраций) Ташкента и Шайхантаурского района города территория площадью в 79 гектаров между улицами Навои, Фурката, Батыра Закирова (бывшая Абая) и Узбекистанской была передана узбекско-корейскому СП «Новый город», созданному на паритетных началах южнокорейской компанией Jisong Korea Industrial и хокимиятом Ташкента для строительства масштабного бизнес-комплекса в 2012-2016 годах. Вклад сторон определялся так: Jisong Korea Industrial осуществляет инжиниринг проекта (услуги по подготовке и обеспечению процесса производства – Прим. ред.), а хокимият обеспечивает земельные участки и подготовку соответствующей инфраструктуры. Проект получил одобрение президента Ислама Каримова и был утвержден в рамках двустороннего сотрудничества между Узбекистаном и Южной Кореей.

В ходе реализации проекта в новые жилые дома предстояло переселить около 3.000 семей (В действительности народа здесь гораздо меньше, просто в некоторых домах прописано человек по двадцать, едва ли не вся родня: своеобразный способ борьбы с низкими компенсациями). Местные СМИ писали, что СП приняло на себя обязательства по осуществлению сноса индивидуальных домостроений и зданий, принадлежащих различным организациям, а также возмещению ущерба всем физическим и юридическим лицам. Сообщалось также о решении построить новый микрорайон, куда должны были переехать большинство жителей сносимых махаллей, и о том, что городской хокимият выделил для его строительства 13 гектаров земли на массиве Сергели-6 за автомобильным рынком.

Однако активная фаза по переселению жителей попадающих под снос старых кварталов так и не началась. Сами они на вопрос о том, почему этого не произошло, выдвигают две версии. По одной, во всем виноват мировой финансово-экономический кризис, из-за которого корейской компании пришлось заморозить все инвестиционные проекты и отложить строительство помпезного бизнес-центра. По другой, представители Ташгорхокимията договорились с корейцами, чтобы деньги, предназначавшиеся на строительство жилья для переселяемых, поступали на их расчетные счета, а они, мол, сами с этим управятся. В результате с переведенными деньгами начались такие махинации, что основную массу жителей переселять стало опять-таки не на что.

В целом жители попадающих под снос махаллей комментируют выполнение обязательств СП «Новый город» по-разному. Одни уверяют, что все нормально и что государство предоставляет адекватное возмещение, дает квартиры и земельные участки, другие уточняют, что квартиры дают «убитые» и это не покрывает стоимости сносимого жилья. «Корейцы хотели сами построить дома на массиве Сергели, - рассказал мне один из сидящих на скамеечке стариков. – Сказали: «Мы сделаем так, что все вы останетесь довольны». Но люди в хокимияте им сказали «Нет, вы эти деньги лучше давайте нам, а мы всех сами расселим». И он взмахнул ногой, изображая пинок под зад...

Возвращаясь к ярмарке Навои, следует сказать, что часть магазинов переехала по новому адресу – во двор бывшей фабрики «Малика», где выстроен новый центр торговли бытовой техникой и электроникой, получивший имя «Fleshka» (так и пишется). Прежней ярмарке он, конечно, уступает: это всего лишь половина, а то и треть от общего количества магазинов на улице Навои. Правда, пара многоэтажных торговых комплексов еще только строится. Фотографировать на новом рынке строжайшим образом запрещается: немедленно слетаются охранники и поясняют, что он частный. Информация о том, кому он принадлежит, не разглашается.

Флешка
Новый техноцентр «Fleshka».

В заключение позволю себе напомнить, что в последние месяцы и недели в Ташкенте ведется кампания по сокращению численности базаров и небольших частных магазинчиков. Под разными предлогами закрыты крупнейшие торговые центры «Мир Стор» и «Туркуаз», неизвестно зачем снесен рынок «Машиностроитель», обеспечивавший продуктами жителей близлежащего района, снесена Фархадская ярмарка, снесены части Алайского, Паркентского и некоторых других столичных базаров. Судя по всему, так власти готовят город к 20-летию независимости, которое будет отмечаться 31 августа и 1 сентября.

Джек Смит