10 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

В Кыргызстане обсудили опасность нетрадиционных религий

15.12.2011 17:40 msk, Екатерина Иващенко

Кыргызстан Религия

Недавние теракты в соседнем Казахстане, а также постоянные попытки смягчить и без того либеральное законодательство Кыргызстана в религиозной сфере вызывают беспокойство как у ученых, так и у представителей традиционных для страны религий – ислама и православия. Проблемных вопросов очень много: это и целенаправленный отрыв от социума членов «новых» конфессий, и создание не подконтрольных финансовых схем, и массовое обучение в религиозных учебных заведениях за рубежом, и вовлечение в террористическую деятельность. Эти проблемы обсуждались 15 декабря в Бишкеке на круглом столе «Государство и религия: перспективы, вызовы и угрозы», прошедшем при финансовой и организационной поддержке общественного фонда «Единство». Эксперты предложили конкретные действия по изменению ситуации, сложившейся в Кыргызстане во взаимоотношениях между государством, обществом и религиями. Основная рекомендация – расширить полномочия Госкомиссии по делам религий при правительстве и придать ей статус комитета. Но - обо всем по порядку.

Открывая встречу, директор Госкомиссии Ормон Шаршенов отметил, что за 20 лет независимости в Кыргызстане количество молитвенных домов увеличилось с трех десятков до более двух тысяч, что демонстрирует не очень хорошую тенденцию.

«У нас легально действуют даже те религии, которые запрещены в других странах, - под видом различных общественных объединений. Это не вызывало бы тревогу, если бы они были толерантны к иным религиозным течениям, но последние годы они активно паразитируют на других. Например, когда человек уходит в мир иной, его родственники не знают, где его похоронить, потому что ни мусульмане, ни православные не пускают его на свою территорию. Также имеет место разлад в семьях, когда дети исповедуют одну религию, родители - другую. Россия в своем законодательстве определила те религии, которые являются для нее историческими и прижившимися на территории страны, у нас же такого закона нет», - отметил Шаршенов.

По его словам, в Киргизии только исламских течений свыше десяти. «На юге страны, где расположено более 70 процентов всех мечетей, и на севере молельные дома распределены по национальным, региональным признакам, по принадлежности к тем или иным радикальным течениям. Имея в республике девять религиозных вузов и один университет, мы не готовим теологов, которые могли бы сдерживать натиск специалистов, обучавшихся в зарубежных странах. 3000 наших граждан изучают за рубежом разные течения, и несложно догадаться, с чем они вернутся обратно. А у нас 80 процентов имамов не имеют специального образования. Вот почему мы говорим о том, что ситуация сложная», - заключил глава Госкомиссии по делам религий.

Руководитель Центра религиоведческих исследований (ЦРИ) Екатерина Озмитель представила доклад на тему «Тенденции развития неисламского сектора в структуре религиозных организаций в Киргизской Республике». Она отметила, что в Кыргызстане представлено более 30 различных религиозных течений и направлений, и их количество растет. По мнению Озмитель, для нормализации ситуации необходимо, во-первых, создать прочную научную базу и разработать концепцию государственно-религиозных и религиозно-общественных отношений. Во-вторых, надо создать теоретическую модель религии для прогнозирования ситуации. В-третьих, необходимо составить базу данных религиозных организаций, как зарегистрированных, так и не зарегистрированных.

«Мы обследовали все города страны. Неисламский сектор составляет 20 процентов от числа всех религиозных организаций республики. Проблема в том, что в некоторых организациях отмечены деструктивные факты. Религия – это не только вера, она подразумевает и политику, и идеологию. Религиозная ситуация представляет собой сложную систему различных субъектов, не все организации равноценны для общества. У нас демократичная религиозная политика, нет никакой дискриминации, не говоря уже о свободе вероисповедания. Но долг государства - защищать общество от деструктивных методов, контролировать и регулировать отношения между религиозными организациями. Общество должно знать, насколько полезна та или иная религия, и это не является нарушением прав человека в вопросах вероисповедания», - считает эксперт.


Круглый стол «Государство и религия: перспективы, вызовы и угрозы»

По данным Озмитель, в Кыргызстане представлено более 24 неисламских религий: девять христианских и псевдохристианских, свыше тринадцати новых религиозных направлений, особняком стоят иудеи и буддисты. Почти 70 процентов от числа неисламских организаций составляют протестанты, далее, по 10 процентов, идут православные (45 организаций) и свидетели Иеговы (44 организации).

По мнению Озмитель, очень важно разделять традиционные и нетрадиционные религии. «Первые имеют опыт неконфликтного сосуществования, например, это русская православная церковь - первая по количеству своих членов. Но среди всех христианских организаций православных всего 12 процентов. Самый высокий темп роста имеют различные организации пятидесятников, их доля - около 53 процентов», - пояснила глава ЦРИ.

Она перечислила деструктивные факторы, связанные с нетрадиционными для Кыргызстана религиями. Первое: конфликты в социальной сфере. Зачастую это связано с кладбищами, когда представителей нетрадиционных религий, даже из исламских семей, не разрешают хоронить на мусульманских кладбищах. Второе: активное направленное воздействие на психику, широкое использование в культовой практике экстатических состояний, методик по изменению сознания. Третье: использование статуса религиозных организаций для обогащения и уклонения от налогов. Четвертое: деструктивное воздействие на мировоззрение, в том числе при помощи международных организаций, цель которых – бесконтрольное увеличение ячеек нетрадиционных религий и оказание им финансовой и идеологической помощи.

«В случае неконтролируемого развития ситуации страну ждет изменение общественной системы ценностей, возникновение идейных противоречий и конфликтов социального и политического характера, - предупреждает Е.Озмитель. - Негативные последствия связаны с распространением нетрадиционных религий и наличием в них деструктивных элементов, не проработанным законодательством, отсутствием аналитической базы о религиозной ситуации и недостаточной активностью представителей традиционных религий».

Следующий докладчик, сотрудник отделения Антитеррористического центра (АТЦ) СНГ по центральноазиатскому региону Нурлан Досалиев, сообщил, что до 1980 года граница с Афганистаном считалась самым спокойным участком госграницы СССР. Последняя басмаческая банда была уничтожена на территории Туркмении в 1939 году. До начала 1990-х годов какое-либо проявление организованной террористической деятельности по религиозным (исламским) мотивам в республиках Средней Азии не фиксировалось. Но после развала СССР в регион устремились зарубежные миссионеры, положившие начало деятельности нынешних салафитов, хизбутчиков, нурсистов и так далее.


Круглый стол «Государство и религия: перспективы, вызовы и угрозы»

«Проведенный специалистами по религии АТЦ анализ показал, что за последние два года ситуация в регионе характеризуется как период нестабильности и угроз национальной безопасности. Угрозы имеют как внутренний, так и внешний характер. Фактически нелегальное пребывание в странах региона членов террористических и экстремистских организаций создает негативную обстановку в социальной и политической жизни государств, они искажают ценности и устои традиционных религий, - перечислил Н.Досалиев. - На ситуацию влияет единое информационное пространство, когда через СМИ и интернет передаются ложные теории, звучат призывы к джихаду, создается субкультура терроризма, которая также насаждается в медресе и мечетях».

Как отметил докладчик, основой джихадизма является отход от идеологии Корана, произвольная интерпретация канонов ислама. О высокой степени мотивации джихадистов свидетельствует рост количества смертников, их готовят будто на конвейере в специальных центрах.

«Так называемый джихадизм и есть главное оружие геополитики. Экстремизм под прикрытием религии стал частью транснационального джихадизма. Возьмем события арабских стран. Нам говорят, что якобы все это дело повстанцев, но это работа специально подготовленных людей. Там действуют специальные группы, которые обладают ресурсами и оружием и, не имея ничего общего с исламом, прикрываются религией. Вывод таков: терроризм не имеет религии, за многими терактами так называемого исламского исполнения стоят зарубежные спецслужбы», - заявил Досалиев.

Он пояснил, что джихадизм имеет искусственное происхождение и основан не на научной трактовке ислама; его лозунг «Убей неверного» не имеет аналога в классическом исламе.

«На исламском поле присутствует ряд внешних векторов (основные – турецкий, арабский, пакистанский), которые воздействуют на страны. Они имеют базы и ресурсы за рубежом и пытаются подчинить себе местных религиозных деятелей. В результате деятельности этих центров происходит разобщение исламских общин. Существуют две основополагающие конфессии - ислам и православие, но для нас специально создают тысячи копий религиозных течений, которые заведомо некачественные. Наши граждане разобщены и растеклись по этим сектам, что, естественно, не оказывает положительное воздействие на развитие страны и ее безопасность», - отметил эксперт.

«Нам нужна единая идеологическая концепция, просвещение общественных масс, интеграция. Другие страны тоже должны определиться с нравственной оценкой терроризма. Борьбу с ним ведут силовые министерства, успешно или нет — дело второе, угроза уже образовалась. Для ее предотвращения должны совместно работать государство, общество и аналитики», - подытожил Досалиев.

Затем началась дискуссия, в ходе которой председатель Владимирского общества Кыргызстана Станислав Епифанцев отметил, что общество и власть недооценивают опасность религиозных угроз: «О чем можно говорить, если со стороны членов правительства и парламента мы наблюдаем не вполне адекватные действия и высказывания? Попустительство государства в религиозной политике привело к печальным последствиям. И сейчас только оно может взять ситуацию под контроль, и только оно может предложить обществу адекватную идеологию».

Член межведомственной комиссии при президенте по оптимизации системы госуправления Мелис Джунушалиев заявил, что сложившаяся ситуация стала следствием управленческой неопределенности в делах религии.

«Необходима координация госорганов, Госкомиссии по делам религии, органов национальной безопасности и местного самоуправления, всех тех, кто соприкасается с такими вопросами. Как показала практика, некоторые из них не имеют представления о предмете, не видят разницы между разными сектами и традиционным исламом. Соответственно, наши граждане, не имеющие должного школьного образования, попадают в сети религиозных организаций», - пояснил Джунушалиев.

«Как из двух основных конфессий мы получили многоконфессиональную страну? В 90-е годы в закон о религии мы вложили американскую модель религиозной политики, согласно которой все религии равны. То есть, на законодательном уровне мы внесли сумятицу в религиозную обстановку. Теперь нам надо начинать исполнять закон, но его пока нет. Традиционные религии нашей страны - это ислам суннитского толка и православие. Говоря это, я исхожу из нашего географического положения, исторических корней и количества верующих. К тому же имамы и муфтии должны иметь наряду с исламским высшее светское образование. Тогда мы сможем сдвинуть ситуацию», - считает начальник информационно-аналитического отдела Госкомиссии по делам религии Табылды Орозалиев.

Представитель Духовного управления мусульман Кыргызстана Лугмар ажы Гауханов напомнил, что так называемый импорт религиозных течений произошел после распада СССР. «Сейчас мы говорим, что все конфессии равны, но мы должны законодательным образом пересмотреть эту концепцию. Если даже возьмем российское законодательство, то услышим много критики со стороны НПО: мол, нарушаем права человека. А разве Россия, Узбекистан в этом смысле слова не нарушают права человека? По сравнению с другими странами у нас уживаются все религии, но нам надо отрегулировать ситуацию», - заявил Гауханов.


Круглый стол «Государство и религия: перспективы, вызовы и угрозы»

«Секты находятся в оппозиции к власти. Есть узкая прослойка людей, которые специально используются спецслужбами Запада. Данные секты имеют признаки радикализма и сознательно являются разрушителями народных традиций и верований, устоев государства. Это их цель, это один из элементов сетевой борьбы, чтобы не было кыргызов, русских, французов или англичан, а была серая масса управляемых новым правительством людей. Чтобы правильно понимать процесс сопротивления этому действию, надо классифицировать религиозные течения. Туда же надо добавить принцип обсуждения «по плодам». То есть, ту или иную религиозную группу надо квалифицировать по тому, что она сделала, то есть, по ее плодам, а уже от этого должно зависеть разрешение или запрет на ее деятельность», - высказал свое мнение представитель российской православной церкви Игорь Дронов.

Итоги круглого стола подвел руководитель Центра перспективных исследований Сергей Масаулов. Он сказал, что нынешнее развитие религиозной ситуации – это вызов государственности. «Совместно с традиционными религиями мы должны выработать новую модель взаимоотношений, защищающую нашу государственность. Это должна быть координация всех госорганов, а не только ответственность одного, занимающегося делами религий. Итогом этой координации должно стать создание нового органа, которому должна быть присуща функция государственного планирования. Это должен быть государственный Комитет с функциями координации различных госструктур, при котором также должен быть экспертный совет», - заключил Масаулов.

По итогам встречи было принято обращение, текст которого доступен здесь.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»