26 Август 2019



Новости Центральной Азии

Странная история, приключившаяся с МТС в Узбекистане

26.06.2012 02:20 msk, Максим Бейлис

Экономика Узбекистан

На днях в российских СМИ появились сообщения о проблемах, возникших у дочернего предприятия ОАО «Мобильные Телесистемы» (МТС) в Узбекистане (компания «Уздунробита») – крупнейшего из четырех операторов мобильной связи в республике, имеющего в своем активе более 9 миллионов абонентов.

А буквально вчера, 25 июня, в узбекистанской прессе появились сообщения о том, что Государственная инспекция связи (ГИС) Узбекистана велела «Уздунробите» приостановить деятельность 48 базовых станций сотовой связи, расположенных в разных частях республики. Оказалось, что они осуществляли свою деятельность незаконно.

Что же случилось? Что произошло? Почему одна из наиболее успешных бизнес-компаний Узбекистана стала испытывать проблемы? Ответить на эти вопросы пытается обозреватель «Ферганы» Максим Бейлис.

Хорошо продуманная стратегия продаж, растущий рынок услуг мобильного интернета, который интенсивно продвигает «МТС-Узбекистан», развитая инфраструктура в сочетании с налаженными отношениями руководства компании с узбекистанским истеблишментом до последнего времени приносили вкусные плоды - в виде статуса первого оператора мобильной связи в стране и неплохих финансовых показателей.

Однако в первом полугодии 2012 года бесконечная цепь успехов МТС в Узбекистане, похоже, прервалась. Происходящее с компанией сегодня укладывается в давно отработанный сценарий обращения узбекских властей с иностранными инвесторами: вслед за пятью-шестью годами спокойного существования наступает эпоха проблем, бесконечных проверок и последующего отъема активов. Так было со многими иностранными инвесторами, теперь, похоже, пришло время МТС.

Удастся ли российским владельцам «МТС-Узбекистан» спасти свои активы — пока неизвестно. Решение этого вопроса в большей степени зависит от тех шагов, которые предпримет московское руководство МТС. Правильность этих шагов зависит, с одной стороны, от того, насколько точной информацией о текущем положении дел это руководство располагает, а с другой стороны - от их умения вести закулисные переговоры как с кремлевскими, так и с узбекскими начальниками. Ибо способность добывать точную и полную информацию в условиях закрытого и непрозрачного сообщества, равно как и способность разбираться в тонкостях тоталитарной дипломатии, играет важнейшую роль в ведении бизнеса в Узбекистане.

Впрочем, противоречивые сообщения в СМИ не дают нам возможности получить полную и достоверную информацию. Разберемся же в сути.

Из сообщений интернет-изданий Газета.Ру и Лента.Ру от 19 июня 2012 года следует, что президент ОАО МТС Андрей Дубовсков обратился в Генеральную прокуратуру Узбекистана с неким заявлением, в котором «выражается озабоченность» отсутствием на работе гендиректора «МТС-Узбекистан» Бехзода Ахмедова. Одновременно сообщалось, что по вине Ахмедова «компания оказалась втянута в сомнительные и противоправные меры по обналичиванию средств и уклонению от налогообложения». Кроме того, в этом же «письме» приводятся слова о «нецелевом использовании средств и расхищении имущества компании», а также сообщается о готовности компании МТС оказать содействие в расследовании действий руководства узбекского оператора и в кратчайшие сроки подать запрос на розыск Ахмедова в отделение Интерпола в России.

Государственная инспекция связи (ГИС) Узбекистана велела «Уздунробите» приостановить деятельность 48 базовых станций сотовой связи, расположенных в разных частях республики, по причине незаконной их эксплуатации. Как сообщает 25 июня Олам.Uz со ссылкой на ГИС, эти станции были выявлены инспекцией в ходе мониторинга лицензионной деятельности «Уздунробиты», проведенного по жалобам от абонентов сотовой связи на ухудшение качества предоставления услуг этой компанией. Выяснилось, что по временным разрешениям Центра электромагнитной совместимости осуществлялась незаконная эксплуатация пятнадцати (3G) и девяти (GSM-1800) базовых станций в Ташкенте, трех (GSM-1800) в Сурхандарьинской области, пяти (GSM-1800) в Самаркандской области, одной (GSM-1800) в Андижанской области, трех (GSM-1800) в Кашкадарьинской области, двух (GSM-1800) в Наманганской области, трех (3G) в Джизакской области, семи (GSM-1800) станций в Каракалпакстане. ГИС пригрозила в случае невыполнения ее требований решить вопрос о приостановлении или прекращении действия выданной «Уздунробите» лицензии.
Эту информацию российские интернет-ресурсы дали со ссылкой на издание Узметроном, базирующееся в Ташкенте. Однако буквально через несколько дней со стороны руководителя АФК «Система» (мажоритарного владельца ОАО МТС) Владимира Евтушенкова появилось опровержение сообщений о бегстве Ахмедова.

Что сразу насторожило в сообщениях о бегстве руководителя «МТС-Узбекистан», так это утверждение о подаче запроса на розыск в российское отделение Интерпола. Во-первых, Узбекистан, как ни крути, вполне себе суверенное государство и член международной организации Интерпол, и его власти могут сами оформить запрос на розыск. Таким образом, такого рода содействие от руководителя пусть весьма уважаемой, но все же частной компании узбекскому государству вряд ли понадобится.

Во-вторых: с какой стати российская, к примеру, полиция станет оформлять запрос на розыск в Интерпол в отношении иностранцев, не совершивших никаких правонарушений на территории Российской Федерации?

В сообщении «Газеты.Ру» говорится о «внеплановой комплексной проверке», в результате которой якобы выявлены нарушения. Однако понятия «внеплановая комплексная проверка» в Узбекистане не существует. Проверки бывают либо плановые, либо встречные. Последняя означает, что в рамках уголовного дела, возбужденного против другого субъекта предпринимательства, у его контрагентов изымаются документы, касающиеся сделок, связанных с эпизодами уголовного дела.

Например, возбуждено уголовное дело против условной фирмы, руководство которой подозревают в криминальной деятельности. В этом случае могут вызвать представителей ее фирм-поставщиков и затребовать у них договора и накладные. Если поставщик поставил товар и получил оплату, то есть, его документы в порядке, такая проверка ему ничем не грозит, все достаточно корректно и безопасно. Другой пример: когда уголовное дело возбуждают против конкретных должностных лиц, прокуратура может назначить проверку финансово-хозяйственной деятельности, но только в рамках расследуемого дела.

Как правило, нарушения у таких крупных компаний, как «МТС-Узбекистан», обнаруживают только во время комплексных плановых проверок. При этом план-график таких проверок публикуется в прессе заранее, более того - о нем известно руководству любого юридического лица буквально за год до проведения. Правда, есть исключения: так, внезапные налоговые проверки проходят только там, где оказывают розничные услуги и производят реализацию за наличный расчет.

Если внимательно рассмотреть опубликованные планы-графики проверок, можно выяснить, что налоговая проверка ИП «Уздунробита» («МТС-Узбекистан») в последний раз проводилась в 2007 году, что представляется весьма странным. Потому что, как правило, налоговые проверки крупного бизнеса проводятся не реже одного раза в три года и почти всегда в один и тот же месяц. В противном случае, налоговые органы могут выйти за срок исковой давности по налоговым обязательствам, который в Узбекистане составляет 5 лет (вот типичный эпизод). Если просмотреть старые планы-графики комплексных проверок финансово-хозяйственной деятельности, то обнаруживается, что налоговая инспекция в ИП «Уздунробита» приходила в апреле 2004 (еще до появления МТС), и еще - в апреле 2007 года. Однако затем ни в 2010-м, ни в 2011 налоговая официально не появлялась. Возникает вопрос, почему?.

В Узбекистане руководители обычно беспокоятся, если налоговая инспекция не приходит своевременно на проверку. Во-первых, хотя бы потому, что после проверки, за редким исключением, в прошлые дела никто не лезет и можно спокойно сдать документы в архив. Во-вторых, если отдельные налоги были ошибочно неправильно исчислены, а затем доначислены в ходе проверки и хозяйствующий субъект их уплатил в течение 30 дней со дня вынесения постановления, никакие санкции не следуют, кроме пени. А по пени можно добиться отсрочки уплаты примерно на шесть месяцев. Сокрытие налогов признается только в том случае, если доходы не были отражены в бухгалтерском учете или в ходе инвентаризации были выявлены существенные недостачи или излишки. Если сроки прихода проверки известны заранее, любая более-менее правильно управляемая компания имеет возможность подготовиться и привести свои дела в порядок. Или, как говорят, все решить на месте.

МТС не видит оснований для приостановки и отзыва лицензий в Узбекистане, поскольку предписание регулятора выполнено, говорит ее представитель Елена Кохановская (сообают «Ведомости»). Речь идет о только что построенных базовых станциях, документы на которые еще находятся на рассмотрении в соответствующих ведомствах. Получение разрешений занимает определенное время, объясняет Кохановская. Получив предписание регулятора, МТС отключила станции, отсюда и жалобы на ухудшение связи, предполагает близкий к МТС источник.
Сам факт того, что комплексная проверка на «Уздунробите» своевременно не проводилась, должен был насторожить руководство и владельцев ИП «Уздунробита» еще в 2010 году. Тем не менее, из своих источников нам достоверно известно, что только в декабре 2011 года налоговые органы все же нагрянули на ИП «Уздунробита» с проверкой финансовой и хозяйственной деятельности. Это могло случиться только в силу двух обстоятельств. Во-первых: если все же было возбуждено уголовное дело, во-вторых - если, по каким-то причинам, решение о проверке было принято на уровне Республиканского координационного совета, и такое решение принимается только с согласия председателя этого Совета – первого вице-премьера правительства Узбекистана.

Последняя же комплексная проверка деятельности компании была проведена в апреле 2012 года. В ней участвовали пожарный надзор, нефтеинспекция и инспекция Министерства связи. Как следует из названий этих ведомств и их функциональных обязанностей, установить налоговые правонарушения они не могли. Но именно после этой комплексной проверки, произведенной без участия налоговых органов (если судить по опубликованному плану-графику) появились сообщения о нарушениях и исчезновении руководства ИП «Уздунробита», которое СМИ называют «МТС-Узбекистан».

Подытоживая вышесказанное, можно с уверенностью резюмировать следующее.

Первое. На дочернее предприятие МТС в Узбекистане началась атака со стороны узбекского средства массовой информации, известного своими тесными связями со спецслужбами Узбекистана.

Второе. Исходя из анализа официальной информации, которая публикуется в узбекских деловых изданиях, в нарушение общепринятого порядка, начиная с 2007 года на ИП «Уздунробита» ни разу не проводилась налоговая проверка, что абсолютно не характерно для предприятий, работающих в Узбекистане. Неужто забыли? Или постеснялись сообщить?..

Третье. Налоговая проверка, информация о которой нигде не публиковалась, что является нарушением обычного порядка вещей, была проведена в декабре 2011 года. При этом о негативных результатах этой проверки почему-то стало известно только через полгода, а ранее об этом молчал даже вездесущий Uzmetronom.

Четвертое. Информация о нарушениях, сокрытиях налогов, обналичивании и хищении имущества появляется только после проведенной в апреле 2012 года проверки, в которой участвовал пожарный надзор, нефтеинспекция и инспекция Министерства связи. Оказывается, пожарный надзор в Узбекистане умеет выявлять финансовые махинации! Снимаем перед пожарниками шляпу!

В Узбекистане сегодня существует превосходное, можно сказать, почти либеральное налоговое законодательство, а также законодательство по защите прав бизнеса и прав инвесторов. Однако на деле - на фоне прекрасных законов - кошмарная правоприменительная практика и невозможная бизнес-среда. В основу этой бизнес-среды положены всевозможные хитрые договоренности, негласные и, в большей части, противозаконные условия.

Рассчитывать на некую «абсолютную крышу» или доверять кому-то здесь абсолютно бессмысленно. Власти Узбекистана легко жертвуют фигурами и пешками, ставя на их место новых марионеток. Они никогда не тасуют одну и ту же замусоленную колоду. Вертикаль перетряхивается с завидной регулярностью и из «не-милости», как правило, никто не возвращается обратно в «милость». А когда вертикаль перетряхнули, летят все заранее обусловленные схемы, причем, сверху - донизу.

Впрочем, даже в зоне очень рискованного бизнеса, которой является сегодня Узбекистан, есть несколько простых правил, которые стоит соблюдать. И четыре из них – наиглавнейшие.

Правило первое – никому не доверять и всегда проверять, причем своими силами, а не силами местных назначенных начальников.

Правило второе – стараться соблюдать законы и правила, в максимально возможной степени. И никогда не участвовать в разных хитрых схемах под чьи-либо гарантии безопасности.

Третье правило – держать свои дела и документы в наилучшем порядке и всегда быть готовым ко всему, к любому развитию событий.

И, наконец, четвертое правило – вести правильную кадровую политику. Офисы российских компаний в Узбекистане зачастую заполнены бездельниками и стукачами, принятыми по рекомендации «хороших» или «нужных» людей, и это давно уже стало притчей во языцех.

Удачи Вам, дамы и господа.

Максим Бейлис

Международное информационное агентство «Фергана»