18 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

С молчаливого согласия судей. Почему в Кыргызстане продолжают избивать адвокатов

17.04.2013 21:51 msk, Екатерина Иващенко

Кыргызстан Права человека Интервью Анализ Суд

В Кыргызстане продолжаются избиения адвокатов, которые защищают обвиняемых в судах по июньским событиям. Только в 2010 году в Оше более 150 адвокатов отказались защищать этнических узбеков, потому что боялись быть избитыми. «Фергана» писала о конкретных нападениях, которые на юге страны происходили все чаще. Но адвокаты, несмотря на опасность, пытаются выполнять свой профессиональный долг. Вот только их заявления с просьбой обеспечить охрану на процессах суд, как правило, игнорирует.

«Фергана» неоднократно описывала судебные заседания на юге страны. За три года, прошедшие со времен межэтнических столкновений, дела прошли все инстанции и постепенно дошли до Верховного суда, который расположен в Бишкеке. Адвокаты надеялись, что хотя бы тут, в столице, процессы будут проходить более цивилизованно. Но все оказалось не так.

Корреспондент «Ферганы» лично присутствовал на заседаниях Верховного суда, где рассматривались дела по июньским событиям. На заседания по июньским событиям приходили абсолютно все представители со стороны обвинения, а со стороны защиты в зал пускали одного-двух человек. Адвокаты осужденных неоднократно отмечали, что этих «якобы пострадавших» они ни разу не видели на заседаниях судов нижестоящих инстанций.

Среди пострадавших (несколько десятков человек) особой активностью выделяются пять-шесть женщин, которые и начинают провокации, задевая представителей подсудимых и их адвокатов: оскорбляют по национальному признаку, называют «убийцами». Когда в зале суда слово предоставляют защите, агрессивные женщины начинают комментировать слова адвокатов, выкрикивают непристойности. Судьи не мешают, лишь изредка просят «вести себя тише». В какой-то момент женщины переходят в наступление: бросаются на адвокатов и свидетелей защиты, начинают бить. Мы писали, как 2 апреля в зале Верховного суда толпа «потерпевших» (около трех десятков человек) избила адвокатов и мать осужденного (со стороны защиты в зале присутствовала только она); судьи молча наблюдали.

Охрана

«Фергана» решила выяснить, кто должен обеспечивать порядок во время судебных заседаний. В пресс-службе МВД нам сообщили, что их сотрудники прибывают на заседание, только если придет указание от суда. В пресс-службе Верховного суда пояснили, что безопасность суда обеспечивают военные Национальной гвардии. «Однако насколько нам известно, по уставу они не имеют права вмешиваться в происходящее на заседаниях. Другой охраны у нас нет, тем более, что процессы в Верховном суде считаются открытыми. «Приходящей» охраной обеспечивают заседания, когда предполагается, что дело вызовет резонанс, у суда собираются люди», - пояснили в пресс-службе ВС.

Процессы по июню - резонансные, собирающие много людей, но в ВС, видимо, их таковыми не считают. И охраны в зале нет.

Вопрос о полномочиях солдат мы задали и начальнику штаба Национальной гвардии, полковнику Токтогулу Абдракманову.

«В наши обязанности входит охрана объекта (здания суда) во время его работы и после закрытия, чтобы туда не проникли посторонние, не подожгли, не вынесли что-то из помещения, и осуществление контрольно-пропускной деятельности. Других полномочий у солдат нет. В судебных процессах они участия не принимают. Именно поэтому я думаю, что солдаты вели себя не слишком активно во время заседаний по июньским событиям. Обеспечивать порядок на заседаниях должны представители других силовых структур», - сказал Абдракманов.

Генпрокуратура отстранилась от ответственности

Первыми, кто 2 апреля оказал помощь избитым адвокатам Улугбеку Усманову и Татьяне Томиной, были работники НПО «Кылым Шамы».

Консультант по правовым вопросам правозащитного центра «Кылым Шамы» Гульшайыр Абдирасулова рассказала, что как только об инциденте стало известно, она встретилась с Советом правозащитников: «Надо было решить, как быть с произошедшем в суде, предавать огласке инцидент или нет, чтобы не навредить адвокатам, которые после заседания должны были вернуться на юг страны».

«Что касается адвокатов, то Татьяна Томина однозначно решила писать заявление о факте нападения на нее, - говорит Абдирасулова. - Сложнее с Улугбеком Усмановым: его били женщины, которым он, как мужчина, не мог дать сдачи; он не знал, что делать, но в итоге тоже решил написать заявление».

В первую очередь, как рассказала Абдирасулова, был проведен осмотр избитых адвокатов независимыми врачами. На это ушло около трех часов, на теле Усманова были обнаружены синяки и кровоподтеки, что и было зафиксировано. Г.Абдирасулова пояснила, что у Улугбека Усманова сахарный диабет, в марте он вышел из больницы, где вроде бы поправил здоровье, но после того избиения содержание сахара в крови резко поднялось, он не мог долго стоять, его сильно тошнило (адвоката били по голове).

«Мы сфотографировали ушибы Усманова, распечатали снимки и приложили их к заключению врача, туда же добавили медицинскую справку и поехали в Первомайский РОВД. Все эти документы вместе с двумя заявлениями от обеих адвокатов принял начальник. Туда же мы приложили все статьи со СМИ, которые освещали процесс, - рассказывает Абдирасулова - Самое интересное началось позже. Татьяна Томина съездила в Генеральную прокуратуру, однако заявление у нее не приняли. Дежурный прокурор сказал, что якобы это не входит в компетенцию Генпрокуратуры: рассматривать действия и бездействие судей Верховного суда. Таким образом, прокуратура сняла с себя ответственность и отказалась выполнять свои прямые обязанности. Жалобы на суде у нас может рассматривать только Генпрокуратура. После этого я тоже повезла заявления - и мне тоже отказали. После чего мы отправили заявления заказным письмом, на которое они обязаны ответить. И если они снова, уже письменно, ответят, что это не их компетенция, - то что тогда делать? Либо мы, юристы и правозащитники, не понимаем, в чем заключаются обязанности Генпрокуратуры, либо Генпрокуратура не хочет заниматься тем, что ей положено по закону», - сказала Гульшайыр Абдирасулова.

Комментарии юристов

Говоря о произошедшем в Верховном суде, Абдирасулова отметила: «Это повлияет на всех адвокатов - не только на тех, кто работает по июньским событиям. Это плохой прецедент, скоро у нас все будет определять суд толпы. Сегодня Татьяна Томина и Улугбек Усманов имеют полное право обращаться в международные органы для пересмотра дела по Ниязалиеву - на основании того, что адвокаты были избиты в суде и адвокатская защита не была использована в полной мере. Сколько мы писали отчетов по судебным процессам по июньским событиям, и везде основная рекомендация была - обеспечение безопасности адвокатов подсудимых. В Оше нам открыто говорили: это же Ош, город, где все произошло, мы ничего не можем поделать. Но что тогда помешало навести порядок в Верховном суде?! Как можно повторять одно и то же на протяжении трех лет! Все в воздух?!».

По мнению Абдирасуловой, Генпрокуратура должна была первой отреагировать на происходящее. «У меня очень много вопросов к Генпрокуратуре, - говорит она. - Почему от них нет никаких заявлений по произошедшему? Если Салянова (генпрокурор - ред.) не справляется со своими обязанностями, то пусть признает это, и надо думать о смене прокурора».

Правозащитница уверена, что адвокатам надо объединяться для своей защиты: «Правозащитники не смогут помочь в должной мере. Адвокаты не понимают, какая идет угроза в отношении адвокатской деятельности в целом. Сейчас необходима мобилизация. Это первое. Второе - необходима мобилизация международных доноров по правам человека. Международные доноры дают государству миллиарды на защиту прав человека, на реформирование милиции, органов прокуратуры, судейского корпуса. Пришло время задуматься, насколько эффективно проходят эти реформы и куда уходят деньги; действительно ли они решают поставленные задачи. Если международные организации не примут меры, например, не ограничат страну в грантах, то толку не будет. Пора прекратить финансировать нашу страну в области прав человека, потому что улучшений нет никаких», - говорит Абдирасулова.

«Третье - это протест, подобный тому, когда больше сотни адвокатов отказались рассматривать дела по июньским событиям. Если адвокаты будут отказываться защищать людей, то государство будет вынуждено обеспечивать их безопасность. Я не вижу больше путей, так как судейская реформа провалилась, милицейской не видно, а безопасность адвокатов никто не гарантирует», - заключила Гульшайыр Абдирасулова.

Глава Коалиции «За демократию и гражданское общество» Динара Ошурахунова также недоумевает, почему правоохранительные органы и судьи не реагируют на беспредел и не призывают к правопорядку.

«Если судьи видят такое, им надо не закрываться, а усиливать меры безопасности, - считает Ошурахунова. - Нужно призывать нарушителей, которые себя безобразно ведут в здании суда, к порядку, пресекать агрессивное поведение, причем очень жестко. Мы не первый год говорим об избиении адвокатов, нарушители не уважают ни закон, ни судью, теперь это привело к тому, что избиения начались в здании Верховного суда. Это все - цепная реакция, тенденция будет усиливаться и приведет к тому, что мы через митинги будем оказывать давление на судей. Этих людей пора приводить в чувство административными мерами, иначе нас ждет полная анархия».

«Со страниц вашего издания я хочу спросить: почему молчит МВД? Почему судьи не просят охраны, почему никто не реагирует? Неужели человек, который теперь идет в здание суда, должен сам обеспечивать свою безопасность?! Я уже молчу о безопасности на улицах города, но когда такое происходит в здании, где должно вершиться правосудие, – это просто недопустимо», - считает правозащитница.

Любовь Иванова, адвокат подсудимых по апрельским событиям, экс-судья, уверена, что такой беспредел творится в судах, потому что подобные противоправные действия не пресекали в судах нижестоящих инстанций, а теперь нарушители чувствуют свою полную безнаказанность и угрожают всем, кто не разделяет их позицию.

«Что касается реакции судей, то они не могут возбуждать уголовное дело, но могут реагировать на факты нарушения дисциплины и направить сообщение в прокуратуру, а прокуроры уже имеют право возбудить уголовное дело. Иначе такой беспредел будет твориться без конца. Судьи боятся этой толпы. В этом плане 2010 стал беспрецедентным годом, когда «пострадавшие» почувствовали свою безнаказанность и вседозволенность», - уверена Иванова.

«Видя, что происходит в здании суда, судьи должны были заблаговременно позаботиться о дополнительных мерах безопасности, так как происходящее – это уголовно наказуемое деяние, это нарушение статьи 318 Уголовного кодекса «Воспрепятствование адвокатской деятельности», за которое назначается уголовная ответственность», - сказала Иванова.

«Это у нас такая система, когда никто ни за что не отвечает, - говорит адвокат Нурбек Токтакунов. - Вот у меня недавно машину обокрали, так мысль, что мне надо обратиться в милицию, последней мне пришла в голову. Конечно, в той ситуации должен был реагировать суд, призывая со стороны правоохранителей дополнительные силы. Но в целом же понятно, почему они это не сделали: потому что они бессильные и беззубые».

«В суд попали одни коррумпированные люди. Мы недавно обращались в Совет по отбору судей, чтобы они вновь переизбрали судей, но уже по новым правилам, - продолжает Н.Токтакунов - Так как сейчас судьи не способны обеспечивать правосудие, - а значит, и порядок на судебных заседаниях, и защиту свидетелей и адвокатов. Они не способны противостоять незаконному влиянию, вот такому давлению толпы. Судья – рискованная профессия, потому что справедливый суд – всегда рискованное дело. И там нужны люди, которые способны противостоять не только давлению власти, но и давлению общества».

«Что касается адвокатов, то никто не будет их защищать, и правосудия не будет - потому что нет у нас в стране правосудия. Если адвокаты боятся, пусть занимаются коммерческими делами, где нет давления. Я их не осуждаю, я понимаю: зачем браться за дело, если тебя могут избить? В ином случае надо бороться до конца. У меня были случаи нападения, но я до конца довел свое дело: писал заявления. Да, на них могут не отреагировать. Но писать надо, надо показывать, что это не сойдет им с рук. Здесь все зависит от настойчивости адвокатов», - сказал Токтакунов.

Глава Гражданского совета по судебной реформе Рита Карасартова уверена, что все проблемы - из-за неудавшейся судебной реформы: «Приструнивать стороны, выдворять нарушителей должны судьи. То, что мы не смогли провести нормальную реформу, привело к тому, что нынешние судьи стали еще более зависимы, они своей тени бояться. Не знаю, какими нормами они руководствуются, но только не законами и личными убеждениями. Теперь судьи уступают свои позиции толпе, не держат дисциплину, какая-то сторона начинает главенствовать. Происходящее в Верховном суде - это показатель того, в какую сторону нас завела судебная реформа».

Еще одну проблему Карасартова видит в том, какие решения принимают судьи, выносящие приговоры по июньским событиям: «Вновь избранный суд принимает очень расплывчатые решения: ни тебе, ни себе, пусть стороны судятся хоть по пятому кругу. Хотя они могли вынести постановление о том, было ли решение суда предыдущей инстанции законным или надо принять другое, и почему. То есть они должны выносить решение и брать на себя ответственность. А они боятся, и люди годами судятся, чтобы довести суд до третьей инстанции, а потом их отправляют назад, в суд нижестоящей инстанции».

«Говорят же, что апрельские события стали результатом того, что судебная ветвь власти работала плохо. Я считаю, что революция не достигла своих целей. И сегодня судьи показывают свое истинное лицо. Я постоянно вижу людей, которые устают от судов, так как годами живут в судебных дрязгах. Вину за произошедшее с адвокатами я возлагаю именно на судей Верховного суда, которые тут же должны были поставить толпу на место. Они должны были разъяснить, что любая сторона, даже самый заядлый преступник, имеет право на защиту. И если бы они объясняли, почему принято то или иное решение, недовольных было бы меньше: люди стали бы понимать, что есть закон», - заключает Рита Карасартова.

* * *

Избиение адвокатов во время заседания Верховного суда - прецедент, который выявил полный провал судебной реформы. Судьи, которые не останавливают потасовку в зале; охрана, которая не намерена ни во что вмешиваться; Генпрокуратура, которая не хочет контролировать судей; наконец, толпа, которая уже вошла во вкус, почувствовала, что она - единственная сила, которую в этой стране боятся. В Кыргызстане судебное решение «по закону» больше не является для большинства «решением по справедливости».

Политики должны немедленно обратить внимание на то, что происходит в судах, на бездействие Генпрокуратуры, - и прекратить заигрывать с толпой, иначе тотальное неуважение закона и судебной процедуры разрушит страну.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»