20 Май 2019



Новости Центральной Азии

Конфискация квартир, история вторая. Роза Турабекова, домохозяйка

01.08.2018 16:53 msk, Алексей Волосевич

Права человека Криминал Узбекистан Общество

Роза Турабекова

Это история домохозяйки Розы Турабековой, которая сдала свою квартиру некоему Бахрому Абралову. Бахром примерно через четыре месяца внезапно съехал с квартиры, а спустя почти год Роза узнала, что Абралов осужден за организацию притона, а ее квартира конфискована как «орудие преступления» и передана на баланс хокимията. О судах Розу никто не известил. Ее фамилия ни в одном суде не звучала. Сейчас в ее бывшей квартире, наверное, живет участковый.

* * *

«Квартира была приобретена в 2011 году, оформлена на меня. Я её сдавала. Посредством объявлений на сайте Torg.uz находила квартирантов, и всё было нормально, без проблем. В начале 2015 года я сдала эту квартиру Бахрому Абралову, 1991 года рождения. Он сказал, что будет жить там с братьями, всего их будет три брата. Его я тоже нашла по объявлению, разместила на том же сайте.

На квартиру я его пустила без договора об аренде: тогда такого не было, что обязательно надо его заключать. Мой квартирант прожил там три-четыре месяца, рассчитывался регулярно, никаких происшествий не было, никто ни на что не жаловался – ни соседи, ни участковый. Когда пришло время платить за очередной месяц, он сказал, что больше не будет там жить и съезжает, а ключи, мол, возьмите у моего друга, он принесет вам. В общем, съехал с квартиры.

В сентябре я снова дала объявление, что хочу ее сдать. Всё это время там не было квартирантов. Хотели заселиться девочки-студентки, они оставили свои вещи и в январе 2016 года уже жили там по договору аренды. Мы заключили с ними официальный договор, и вот эту бумагу, которую дал нотариус, договор найма, я в апреле 2016 года принесла в БТИ. И там мне сказали, что на мою квартиру наложен запрет. Оказывается, в августе 2015 года состоялся районный суд, Абралова осудили, и всё на этом. После этого прокурор города М. Обидов заявил протест, и коллегия судей – Асраров, Турсунов и Каримов - уже в городском суде, в декабре того же года вынесла решение о конфискации моей квартиры и передаче ее на баланс хокимията: якобы там произошло уголовное преступление, и из-за этого квартира была конфискована.

На моей квартире Митрякова и Ибрагимову задержали. Они сняли квартиру у моего квартиранта, на час с чем-то. Они встретились возле торгового центра Next, договорились с этим Абраловым по телефону, он дал им ключи, и они остались в квартире. А когда Абралов спускался, возле подъезда его задержали сотрудники милиции – якобы паспортный режим, проверка, он сказал, что у него паспорт наверху и ему нужно подняться в квартиру. Постучался - и те, полуголые, открыли ему дверь. Понятые у милиционеров были свои, с улицы они кого-то позвали, [как бы случайно] проходивших мимо.

Обо всем этом я узнала только в апреле 2016 года. Что там якобы нашли притон, мне никто не говорил. Сначала, в августе 2015 года, состоялся суд в Яккасарайском районе Ташкента. Судья Ш. Бакаев. На нем судили Абралова. Второй суд, уже городской, вынес решение о конфискации моей квартиры.

Меня не вызвали ни на суд первой инстанции, ни на суд второй инстанции. Я в этом деле не имела никакого статуса - ни потерпевшей, ни свидетеля, моя фамилия в уголовном деле нигде не фигурировала, о случившемся я ничего не знала, это подтвердил сам Абралов. Митряков и Ибрагимова не понесли никакого наказания. И даже Абралова приговорили лишь к году исправительных работ с вычетом 20 процентов от его заработной платы, то есть, в действительности, наказали меня.

После этого мы ходили, обращались во все инстанции, писали на портал («виртуальная приемная» Шавката Мирзиёева – ред.), в аппарат президента, в городской суд, в Верховный. Однако наши обращения не привели к какому-либо результату. Кто сейчас живет в моей квартире, не знаю, наверное, участковый.

А спустя какое-то время мы с мужем на улице случайно встретили моего бывшего квартиранта, Абралова. Он шел, и видно было, что у него нет никаких проблем. Когда я ему сказала, что из-за тебя я пострадала - потеряла квартиру, он [сделал вид, что] удивился, а потом ответил, что его заставили. По его словам, сотрудники милиции ему сказали: «Ты должен написать вот так-то и так-то, и дать показания такие-то». Насчет подробностей не знаю, но он сказал, что они его заставили».

Записал Алексей Волосевич

Международное информационное агентство «Фергана»